Домой Медиакритика «Мәселе»: госпропаганда, бессмысленная и беспощадная  

«Мәселе»: госпропаганда, бессмысленная и беспощадная  

Во время майских праздников, когда на улицах казахстанских городов полиция задерживала потенциальных участников митингов (их ожидали 9 мая, во время акции «Бессмертный полк»), государственная пропаганда готовила наступление в телевизоре. 9 мая заблокировали сайты нескольких СМИ и правозащитных организаций, интернет практически не работал. А вечером 11 мая создатели программы «Мәселе» на телеканале QAZAQSTAN в прямом эфире взорвали мозг зрителям.

То, что этот выпуск будет особенным, было понятно с самого начала. С ведущим Нартаем Аралбайулы творилось что-то невообразимое. Он и раньше отличался экспрессивностью, но на этот раз (быть может, предвкушая удовольствие от заготовленной «правды») с горящими глазами метался по студии, призывая людей сесть поближе к телевизору и внимательно слушать.

Прежде чем начать смаковать тему народных волнений, опасности влияния на граждан каких-то манипуляторов и провокаторов, Аралбайулы зачем-то сообщил зрителю время выхода в эфир его программы. В «Мәселе» эта информация была единственной, достоверность которой не вызывала сомнений.

Итак, ссылаясь на неких зарубежных экспертов, Аралбайулы рассказал, что митинг — это игра групп и течений; при этом сильно беспокоился о том, что простой народ может стать игрушкой в их борьбе. Далее на экране появилась фотография сложенных рядами на землю человеческих черепов. Ведущий, указав на фото, рассказал, что в своё время в Камбодже смуту в массы внесли красные кхмеры, настроили народ против действующей власти, а потом устроили террор и установили свой режим.

Аралбайулы вёл к тому, что объединяться и выходить на улицы с требованиями улучшить качество жизни может быть чрезвычайно опасно. Для наглядности в студии появился импровизированный боксёрский ринг с двумя подростками, изображающими бой. Перевозбуждённый ведущий комментировал, как один бьет другого и в конце концов побеждает, но выгоду от этой победы, как он отметил, имеет кто-то другой.

Убеждать зрителей в том, что требование от властей лучшей жизни может превратиться в перевороты, революции и кровопролития, ведущему помогали сюжеты его коллег. Они смонтировали три видеоматериала, закадровый текст которых перекрывали кадрами публичных протестов и полицейских задержаний в разных странах и в разное время. При этом авторы сюжетов не потрудились поставить геотитры и даты съемки. Видео беспорядков явно не хватало, поэтому кадры просто повторяли, так же, как и комментарии неких экспертов, говорящих на иностранных языках. Если верить переводу, они сообщали, как общественные протесты мешают развитию экономики и привлечению инвестиций.

Казахстанские эксперты, в свою очередь, рассказали, что в европейских странах не дают разрешения на проведение митингов в туристических местах, так как это угрожает политической и экономической безопасности. Другой эксперт сообщил, что в Америке власти разгоняют участников демонстраций и протестов, когда их требования не соответствуют принципами демократии, при этом могут даже не соблюдать права человека.

В программе совсем ничего не говорили конкретно о происходящем в Казахстане. Всё повествование ограничивалось абстрактными размышлениями о народных волнениях и их исключительно негативных последствиях.

Отдельный сюжет авторы программы посвятили манипуляторам, рассказав, что у занятых людей нет времени ходить на митинги. Так что если кто-то и участвует в них, то может это делать за деньги — пенсионеры и студенты, например. Молодёжь, как утверждали создатели программы, вообще легко поддаётся влиянию провокаторов и особо не задумывается о последствиях.

Нартай Аралбайулы сыпал цитатами. Самая интересная якобы принадлежит психологу Университета Вирджинии Джонатану Хайду: «Сейчас главный инструмент, используемый для поднятия народных масс, — интернет. Провокаторы хотят, чтобы народ отстранился от официальных источников информации — телевидения, радио, газет. Народ заставляют поверить в то, что в современном периоде газеты никто не читает, телевизор никто не смотрит, имея основную цель — устроить народные волнения».

В студии поставили мусорный ящик. Прочитав цитату, ведущий с ненавистью выбросил в него планшеты и смартфоны. Судя по звуку, они упали на что-то мягкое и, скорее всего, остались невредимыми. Телевизор же ведущий просто погладил. Телевизор его зрителям нужнее — это понятно.

Примечательно, что вместо фото психолога Хайда в студии показали фотографию его тёзки, британского актера Джонатана Хайда. Достоверность приведённой цитаты тоже вызывает вопросы, тем более, что всезнающий Google сообщает: психолог Джонатан Хайд существует, но работает он не в Университете Вирджинии, а в Нью-Йоркском университете.

Чтобы зрители ещё сильнее боялись выходить на улицы, Нартай Аралбайулы напугал их мародёрами. В студии соорудили стеклянную витрину с желтыми побрякушками. Ведущий, взяв в руки деревянную скалку, разбил её и достал «драгоценности». Потом схватил болгарку и сымитировал попытку разрезать сейф, в котором, наверное, могли лежать деньги.

Аралбайулы не жалел ни голосовых связок, ни эмоций. Активно жестикулируя, он то кричал в громкоговоритель, то переставлял шахматные фигуры, то цитировал казахских классиков, едва успевая поворачивать голову в нужную видеокамеру. Основная мысль, которую хотели вбить в головы народу создатели «Мәселе»: если люди выходят на улицы, значит, ими управляют «некие силы», желающие дестабилизации в нашей стране.

Такой истерии в эфире госканалов не было давно. Нечто подобное, упакованное в формат документального фильма, на телеканале QAZAQSTAN транслировали после оранжевой революции в Украине и тюльпановой в Кыргызстане. В целом отечественные пропагандисты не придумали ничего нового. Аналогичный стиль давно успешно практикуют их российские коллеги — также в прямом эфире, причём ежедневно.

Того, что митинг для развитых стран — метод коммуникации с властью, благодаря которому там нет места диктатуре, коррупции, безнаказанности, а есть возможность для развития экономики, соблюдения прав и свобод человека, авторы «Мәселе», конечно же, не сказали.

Агрессивная подача материала, сопровождаемая тревожной музыкой, кадрами насилия и крови, должна была вселять страх и чувство незащищённости. Если создатели программы хотели запугать народ, погрузить в атмосферу безнадёжности и тревоги, то с этой задачей они отлично справились.

Анар Бекбасова
Работала на региональных и республиканских телеканалах, в интернет-изданиях. Любимый жанр — репортаж. Лучший профессиональный опыт получила в команде портала Ratel.kz.

Последние публикации

mediacamp award

Журналисты и блогеры ЦА готовятся к первому конкурсу MediaCAMP Award

Ценные призы, участие в крупном медиафестивале с приглашёнными звездами и полезными воркшопами получат победители конкурса по журналистике MediaCAMP Award в Центральной Азии, который стартовал...

Телевидение выносит «синтетический» приговор

Телеканал КТК разбавил летнее затишье премьерой документального фильма «Безумная игра». Ни его название, ни анонс не выдавали тематической направленности телепродукта, и лишь в день...
Диапазон.kz

Много героев, мало комментариев. Мониторинг Диапазон.kz

3 из 5 за баланс и 4,7 за доступность текста. В мониторинге «Нового репортёра» — сайт Диапазон.kz. Анализ информационных ресурсов Центральной Азии проводится на...
право на собственное изображение

Что редактору нужно знать о правах людей на собственное изображение

Каждый день на сайтах, в газетах, в сюжетах мы используем изображения людей. В каких случаях нужно разрешение на публикацию изображения, какие законодательные нормы в области права на собственное изображение есть в Казахстане, с какими...

Медиа в Таджикистане разошлись со своей аудиторией

Таджикские медиа почти не производят контент, который ждёт от них аудитория. Значительная часть населения республики получает информацию из зарубежных источников — прежде всего, российских и узбекских государственных телеканалов. Об этом...