Что журналисту нужно знать о науке в Центральной Азии? 

0
48

Наука — это целый мир, который работает по своим правилам, причём они ещё и в каждой стране свои. О том, как устроена наука в нашем регионе, рассказали на Первой школе научной и медицинской журналистики в Центральной Азии. «Новый репортёр» собрал тезисы выступлений учёных из Казахстана, Таджикистана и Узбекистана.

Казахстан

Об устройстве казахстанской науки рассказала биотехнолог, специалист в сфере инновационного менеджмента Назарбаев Университета, победитель конкурса по научной коммуникации FameLab Дамель Мектепбаева. Вот самые интересные отрывки из её выступления:

— В Казахстане более 20 000 научных сотрудников, а также несколько сотен научных организаций. Существует деление науки на фундаментальную, когда учёные изучают, как устроен наш мир, и прикладную, когда знания используются для решения конкретных вопросов. К прикладным относится так актуальная сейчас разработка вакцин. Это совершенно разные учёные, которые занимаются разными вещами. Оба вида наук очень важны. В последние годы Министерство образования и науки РК при выделении грантов делает акцент на прикладную сферу.

— В Казахстане большая часть науки делается на деньги государства. Министерство образования и науки РК объявляет грант, учёный делает proposal — описывает научное исследование, в министерстве рассматривают заявку. Бывают ещё независимые, международные гранты. Для этого надо знать английский, уметь составлять заявки. При грантовом финансировании есть минусы — нет постоянной зарплаты. Если грант завершился, а учёный не успел подать на новый, то он остался без зарплаты. Поэтому многие ведут несколько проектов параллельно.

Дамель Мектепбаева

— В казахстанской науке есть проблемы: бюджеты, тайминг, доступ к научным статьям, отчёты. Утечка мозгов из страны происходит не только из-за невысокой зарплаты. В том числе, учёных могут не устраивать скорость реализации науки и бюрократия.

— Рекомендации по поиску информации об учёных или исследованиях: сайт МОН РК не юзер-френдли, вы не найдёте там учёных и их контакты, в основном — сравнительные отчёты, которые, впрочем, могут быть полезны в некоторых вопросах. Также для поиска можно использовать сайт nauka.kz либо сайты определённых вузов — например, сайт Назарбаев Университета.

— Если вам нужно проверить какого-либо человека, который говорит, что он учёный, посмотреть, о чём он пишет, то можно узнать его индекс Хирша — он отражает продуктивность учёного. Для этого есть инструмент Google Scholar, где вас будет интересовать H-index. Для Казахстана актуальна проблема самоцитирования. Если в своей статье учёный ссылается сам на себя, то это наводит на подозрения.

— Научные статьи — кропотливый труд, который занимает много времени. Статью могут сразу не принять, отправить на доработку. Я не знаю ничего про казахстанские рецензируемые журналы. Существуют хищнические, мусорные журналы, которые печатают всё, что присылают, дают гарантии публикации. Надо быть осторожными с ними, это бизнес.

Таджикистан

О том, как устроена современная наука в Таджикистане, рассказал академик национальной академии наук Таджикистана (НАНТ), доктор физико-математических наук, профессор Мамадшо Илолов:

— Сегодняшняя наука в Таджикистане строится на четырёх основных законах: «О науке и государственной научно-технической политике», «Об Академии наук Республики Таджикистан», «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», «Об образовании».

— В республике работает три сектора науки: академический, отраслевой, вузовский. Академический сектор состоит из научно-исследовательских институтов Национальной академии наук Таджикистана и Таджикской академии сельскохозяйственных наук. В 2020 году бывшая Таджикская академия медицинских наук вошла в состав НАНТ в виде отделения медицинских наук, и теперь в академии четыре таких отделения. В каждое отделение входят научные центры и исследовательские институты. Например, у медицинского отделения — 13 таких структур, у отделения физико-математических, химических, геологических и технических наук тоже 13 НИИ. Чуть меньше институтов и центров у отделения общественных наук — семь, и у отделения биологических наук: шесть исследовательских институтов и научных центров.

— Финансирование таджикской современной науки в основном происходит за счёт государственного бюджета, дополнительные статьи доходов — это договорные отношения и гранты. И, например, в 2018 году на науку было выделено 66,9 млн сомони ($5,8 млн по курсу на сегодняшний день), в 2017-м — $5,3 млн. Конечно, это небольшие суммы, но в наукометрических обзорах обычно приводятся основные индикаторы науки. Это внутренние затраты на исследования и разработки в процентах к ВВП. В случае с Таджикистаном этот показатель равен 0.086 %. Для сравнения: в России — 1,1 %, Израиле — 4,25 %, Южной Корее — 4,24 %, Швейцарии — 3,37 %.

— Учёные в Таджикистане пользуются внутренними и внешними грантами. Например, грантами президентского фонда фундаментальных исследований, которые выделяют на проведение научно-исследовательских проектов. В 2020 году они составили 250 тысяч сомони (около $22 тысяч). Доступны таджикским учёным и международные гранты, в 2020 году они получили их почти на 1,5 миллиона сомони (около $131,5 тысячи). Гранты из президентского фонда в основном получают молодые учёные, они подают и на международные гранты. Ещё есть научные центры, которые финансируются не государством, но в любом случае они проходят государственную аккредитацию.

Узбекистан

О науке Узбекистана рассказал учёный-материаловед, старший научный сотрудник Института ионно-плазменных и лазерных технологий Академии наук Республики Узбекистан Рустам Ашуров:

— В Узбекистане науку координируют два ведомства — Министерство высшего образования и Академия наук, а ещё одно ведомство — Министерство инновационного развития — её финансирует. Поэтому, если вы захотите покритиковать науку, то вам надо понять, что именно вам не нравится — содержание или финансирование, и соответственно адресовать критику в разные места.

— В Узбекистане на науку тратится 0,18 % ВВП. Это очень маленькая сумма, не хватает для создания технологичной инфраструктуры. На каждый миллион населения в Узбекистане — 496 научных сотрудников, есть тенденция к росту. Количество женщин в науке у нас на уровне развитых стран, 41 %. Молодёжь мало идет в науку. Хотя научная активность в стране растёт. К 2019 году — по базе данных Scopus — 1477 статей от авторов из Узбекистана. Больше всего работ по физике и математике, рост в компьютерных технологиях.

Рустам Ашуров

— В 1991 году в Узбекистане была сильная научная школа. Потом был спад. В 2016 году начались перемены. Произошёл переход на систему базового финансирования. Сейчас появляется стажировка молодых кадров. Раньше мы всегда с завистью смотрели на Казахстан, где всё гораздо лучше.

— Является ли научная публикация результатом? Публикация — это только часть научного пути. Цепочка такова: публикация — обсуждение — цитаты — научный результат.

***

Школа научной и медицинской журналистики в Центральной Азии проходит на русском, казахском, таджикском и узбекском языках. Участники Школы — около 100 журналистов, редакторов, блогеров, популяризаторов науки и учёных, желающих научиться рассказывать о науке просто и доступно. В течение двух недель в рамках Школы научной и медицинской журналистики пройдут лекции, интерактивные занятия, тесты и семинары, которые помогут участникам получить новые знания и отработать навыки в области научной и медицинской журналистики.

Проект реализуется в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь