Возраст в казахстанских СМИ: как и что журналисты пишут о пожилых и молодых

0
31

Журналисты о возрасте пишет и говорят по-разному. Порой уважительно, бывает нейтрально, чаще всего — пафосно или насмешливо. Какими именно словами и терминами при освещении этой темы пользуются представители казахстанских СМИ, выяснял медиакритик Газинур Гиздатов.

Если в социальной жизни эйджизм — дискриминация по возрасту — явление неизживаемое в любом обществе, то в журналистской практике есть свои особенности. Что типично для казахстанских медиа?

О пожилых

Первое, что бросается в глаза, — материалы, в которых на первый план выдвигаются возрастные проблемы или с ним (возрастом) связанные, практически исчезли из поля журналистского внимания. Хотя ещё два-три года назад стереотипные материалы с заголовками наподобие таких «Казахстанские старики за последние 10 лет стали жить счастливее и богаче» встречались часто. «Старики», «одинокие», «забытые» — самые типичные эпитеты, которыми казахстанские журналисты любят описывать эту возрастную категорию. Исчезли даже жёлтые материалы с призывными заголовками: «Что есть после шестидесяти?», «Есть ли секс после пятидесяти?» и так далее.

Но сегодня эта тема стала явным неформатом в традиционных и новых медиа. С той оговоркой, что о старшей возрастной группе, выводя на поверхность её проблемы, ещё изредка пишут только региональные и гражданские СМИ. Делают они это по-разному. Первые — ответственно и явно нащупывают проблему с её возможным решением: «Одинокая старость становится всё более актуальной проблемой». Вторые обращаются к этой же теме «Правда о доме престарелых в Алматы изнутри» с заданным настроем разоблачить обидчиков пожилых людей, но выкладывают всё в общей «медиатарелке», мало заботясь о чувствах своих героев, застигаемых врасплох в своих комнатах, в столовой и так далее.

Подобных сюжетов действительно много; как правило, они важны как средство не столько контроля, сколько привлечения внимания к тем организациям, которые присматривают за пожилыми людьми.

Ещё госСМИ тему дежурно вспоминают в День пожилых людей. При любом раскладе ценность подобных материалов под большим вопросом, а этические аспекты журналистских публикаций порой столь же сомнительны.

«Сфера молодёжи»

С молодёжной проблематикой всё намного сложнее и запутаннее. Если судить по официальным медиа, то за молодёжь обычно взрослые решают, какие акции она может проводить, как она должна волонтёрить, как она должна учиться; ряд этот бесконечен. Такой подход к молодёжи озадачивает своей явной непродуктивностью и нежеланием видеть её некой социальной силой. Правда, последнее исходит не от медиа, а от самого государства.

Кстати, оказывается, у нас есть Научно-исследовательский центр «Молодёжь», который «является уникальным центром по изучению состояния современной казахстанской молодёжи. Центр проводит глубинные исследования в сфере молодёжи и молодёжной политики с целью выявления тенденций, которые находились в тени». Но жизнь казахстанской молодёжи, если верить этому проекту, закончилась ещё в 2021 году, только тогда и было представлено 18 сюжетов в рубрике Jastar Live. Иных активностей на этом сайте обнаружить не удалось. Новости, правда, посвежее — последние были в конце прошлого года.

В казахстанской медиапрактике есть единственный не фейковый долгоиграющий проект по информационной поддержке молодых при Forbes.kz — «Рейтинг молодых и перспективных казахстанцев из разных сфер». В нём есть уже пять рейтингов. Всё типично в форбсовской манере, деловито и убедительно, с цитатами от героев и инфографикой. Тем не менее, в подобной журнальной подаче это не столько молодые люди, сколько персонажи современного делового конвейера, которых красиво представляет нам это гламурно-деловое издание.

Телевозраст

Было бы странно не поговорить о возрасте телеведущих. О пишущих, по понятным причинам, это сделать сложнее, а в телекартинке возраст налицо. Положа руку на сердце: много вы знаете на казахстанских телеканалах и разного рода платформах возрастных ведущих? Их стало очень мало; имён, чтобы не подчёркивать возраст человека, называть не будем, в большинстве случаев они продуктивно работают в своей нише, отдельные из них — очень ярко. Хотя некоторых уже исчезнувших из телевизора мы помним в аналитических жанрах. Но все они растворились в неизвестности: спорная и типичная только для постсоветского эйджистского пространства тенденция ставить в эфир молодых сохраняется.

Подача возраста в медиа — это своеобразный тест самого общества и журналистского сообщества. Казахстану в этом случае особо похвастаться нечем. Официальные структуры и государственные СМИ создают скорее видимость изучения молодёжных или «пенсионерских» проблем, а потому те большой симпатией к последним не отличаются. Возрастная публика уже давно никому ни в чём не доверяет и редко бывает открыта перед журналистами.

Если следовать логике казахстанских журналистов, пенсия и медицинское обслуживание — единственные информационные запросы пожилых людей, а молодёжью всегда можно «порулить». Тогда зачем удивляться, что каждый из пожилых и молодых людей живёт в своей и только своей нише, не выходя на медийную поверхность.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь