MUSA: казахоязычная культура для русскоязычной аудитории

0
63

В казнете появился проект MUSA, который рассказывает русскоязычной аудитории о самых ярких и интересных независимых музыкантах (и не только), творящих на казахском языке. Тех, про кого говорят: «Не попсовый». «Новый репортёр» поговорил с автором проекта Асем Жапишевой о её работе «для души», героях её материалов и новой казахстанской культуре.

— В Казахстане чаще всего музыкантами становятся люди, у которых изначально были какие-то средства. Потому что заниматься творчеством — это довольно дорогое удовольствие. Поэтому я и решила сделать проект про независимую культуру Казахстана — тех людей, которые не зависят ни от кого, у них нет продюсеров, они делают то, к чему у них лежит душа. MUSA — это моя личная потребность, — рассказывает Асем Жапишева.

Асем — журналистка и гражданская активистка. Но MUSA абсолютно никак не связан с политикой и так далее. Этот проект — рассказ о людях, которые создают интересный контент (это и музыканты, и режиссёры, и художники, да кто угодно), но они пока не известны широкой аудитории.

Асем Жапишева

— С 2012 года, когда у нас появился Молданазар, начала развиваться именно казахоязычная независимая культура. Потому что развитие технологий очень сильно удешевило процесс записи и распространения. Творческие люди перестали так сильно зависеть от денег, смогли начать экспериментировать и делать очень крутые вещи. На казахском языке.

Я всё время ходила на какие-то концерты, где собиралось по 50 человек, слушала эту музыку. И заметила, что про них никто не пишет. Про них начинают писать или интересоваться ими, когда они набирают какую-то популярность. И поняла, что в Казахстане нет такой платформы, на которой можно было бы узнавать про новые имена или слушать новые вещи, созданные у нас в стране.

Пока проект MUSA существует только в социальных сетях: Instagram и Twitter (@indiemusa), Facebook и ВКонтакте. Есть контент и на сайте The Village. Асем Жапишева говорит, что пока у неё нет достаточно денег, чтобы сделать свой сайт таким, каким она его хочет видеть. И в этом смысле она, как и её герои, тоже независимый творец.

— Я, если честно, пока не ожидаю, что у меня будет аудитория миллион человек. Потому что это всё равно очень специфичные вещи. Такая музыка, которая не попсовая. Не Кайрат Нуртас. Но я всё же знаю, что даже те 500 человек, которые начнут это слушать, — это будут вовлечённые люди. Они не пропустят ни одного слова, — говорит Асем.

Сейчас у проекта есть две, условно говоря, «рубрики». Одна — это видео, которое автор делает про музыкантов (для начала про них, потому что про них проще всего, объясняет Асем). Вторая — это журналистское исследование: что происходит с современной культурой? С казахским языком? Как он видоизменяется под влиянием этой культуры?

— Проект двуязычный, но он направлен больше на русскоязычную аудиторию, чтобы популяризировать среди неё казахоязычную культуру. Мне хочется создать как бы мост между русскоязычными и казахоязычными людьми. И ведь у русскоязычной аудитории есть большой интерес к казахоязычному творчеству! Например, взять того же Молданазара. Его слушают независимо от того, на каком языке человек говорит, потому что если это хороший продукт, если это хорошая музыка, то неважно, пусть она будет хоть на китайском или на румынском. Люди всё равно будут слушать.

Фото со странички MUSA в Facebook

Асем может беспокоиться о чём угодно, но только не о том, что когда-нибудь у MUSA закончатся герои. Новые интересные и талантливые творцы появляются в Казахстане буквально каждый день, говорит она. И, разумеется, не только в «культурной столице» — Алматы.

— Казахстане есть Атырау, где огромная независимая культура хип-хопа. Они видоизменили айтыс и превратили его в рэп-батлы. Это просто выносит мозг. Я смотрю эти подпольные рэп-батлы, где девочка с синими волосами зачитывает айтыс-рэп на казахском языке. Очень круто. Я думаю, огромное количество людей, если бы увидели такое, сначала просто не поверили бы своим глазам. Это нужно перевести для русскоязычных и на английский язык и просто выложить.

— Или вот в Караганде делают и играют много «тяжёлой» музыки — рок, тяжёлый металл. А в Астане очень много независимых художников. В Астане и Алматы очень много режиссёров, которые делают и мультики, и короткометражные фильмы, которые опять же не находят зрителя. Не потому, что они плохие, а потому, что эти ребята не обучены тому, как распространять всё это, — объясняет Асем.

Вот поэтому Асем Жапишева уже задумывается о том, чтобы помогать кому-то из талантливых ребят с «раскруткой». То есть взять на себя какие-то функции продюсера. И даже, может быть, что-то зарабатывать — ведь проект требует денег, даже если он про независимых творцов. Пока Асем всё делает одна: и снимает, и монтирует, и подстрочники пишет. Но мечтает, что когда-нибудь соберёт для MUSA команду. А ей нужно будет платить.

— Я не особо верю в волонтёрство именно в таком плане. Я знаю, что волонтёры — это очень круто, но когда ты переходишь на уровень серьёзной редакции, нужно выпускать контент ежедневно в больших количествах. Это серьёзная работа. У меня есть опыт монетизации проектов в медиа. У меня есть соответствующее образование — я окончила MBA по медиаменеджменту. В дальнейшем, мне кажется, этот проект очень хорошо сможет сам себя содержать.

Я хочу, чтобы проект MUSA превратился в большое сообщество творцов, где не будет какого-то одного продюсера, меня или ещё кого-то, просто будет сообщество людей, которое помогает друг другу продюсировать, снимать, устраивать концерты, фестивали. И вообще во всём.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь