Репутация, технологии и Verified Pixel. Мини-интервью с Самаруддином Стюартом

0
45

Что важнее: лайки или правда? Кто побеждает: технологии создания фейков или технологии их разоблачения? Что такое Verified Pixel? Обо всём этом Самаруддин Стюарт, независимый журналист и медиатехнолог из Калифорнии, США рассказал информационной кампании «Три точки. Знай, что смотришь». В нашей постоянной рубрике «Новый репортёр» расшифровал мини-интервью эксперта.

 

Почему вы стали заниматься проверкой достоверности фотоматериалов?

Я работал в онлайне ещё до появления смартфонов, и мы стали просить наших пользователей присылать нам их снимки. В то время мы никак не могли определить, был ли снимок сделан пользователем, или он взят из Сети, или они прислали профессиональную фотографию. И когда появились смартфоны, у всех появилась возможность снимать. Смартфоны стали тем сдвигом, когда у каждого появилась видеокамера в кармане. И когда происходит какое-то событие, обычно первые снимки, которые вы видите, будут не от профессионального фотографа, а от свидетеля, который был там и снял всё на камеру. И мой интерес, который заставил меня заниматься проверкой достоверности, — в том, что это большие возможности для освещения новостей. Но в то же время это и большая проблема, потому что если это снимал не профессиональный журналист, мы должны убедиться, что полученный снимок был снят в том самом месте, в тот день и не подвергался изменениям. Поэтому я увидел большие возможности, чтобы понять, как можно извлечь пользу из того, что каждый может снимать фото, сохраняя при этом достоверность журналистики и проверяя, что этот снимок отражает событие, произошедшее в этом месте, в этот день.

Расскажите о вашем проекте для Knight Foundation.

Грант от Knight Foundation был получен на проект Verified Pixel. Идея была в том, что всё больше людей снимают интересные события на телефоны. Когда что-либо происходит, кто-то, не журналист, достаёт телефон и фотографирует. И проект был о том, как внедрить тесты, которые помогут новостным редакциям понять, был ли материал изменён, и был ли он снят в том самом месте. Тест брал большое количество изображений и проверял мета-данные, EXIF-информацию, GPS-данные, а также анализировал изображение, чтобы выявить следы его модификации.

Кто выигрывает гонку вооружений — технологии создания фейков или технологии их разоблачения?

Вообще это игра в кошки-мышки: чем лучше становятся фейки, тем лучше становятся технологии, которые их разоблачают. Они постоянно борются друг с другом. Поэтому те, кто стоит у вершины технологии разоблачения, не скажут вам, чем они занимаются, чтобы не раскрывать секреты тем, кто делает фейки. Здесь я нахожу сходство с e-mail — лет 10 назад вам приходило очень много спама. Сегодня он тоже приходит, но его гораздо меньше. Я не думаю, что от ложной информации можно будет полностью избавиться. Но суть в том, чтобы снизить её количество. Я думаю, настоящая цель в этом. Не думаю, что она когда-нибудь исчезнет. Честно говоря, она была с нами со времён изобретения фотографии. Но идея в том, чтобы создавать инструменты, позволяющие нам снизить её количество.

Что мешает людям использовать инструменты для выявления фейковых изображений?

Несколько вещей: во-первых, потому что люди не знают о существовании таких инструментов. И поэтому так здорово то, что происходит сегодня, — когда люди узнают, что есть такие инструменты. Иногда люди просто торопятся поделиться информацией. Иногда, как я с сожалением узнал, бывает, что люди не видят в этом «ничего такого». Им всё равно, правда это или нет. Когда они делятся фейковыми изображениями, их больше заботят лайки и подписчики, чем правда. Так что тут смесь многих причин. Если говорить о какой-то одной, то мы возвращаемся к медиаграмотности. Людям придают уверенности знания об инструментах, они чувствуют себя увереннее, когда задают вопросы: правда это или нет? Я думаю, это и есть путь решения проблемы.

Как защититься от ложной информации, основанной на фейковых изображениях?

Пара вещей. Я думаю, это заключается в поднятии уровня медиаграмотности. В том, чтобы больше сомневаться. Например, это изображение у меня в ленте: выглядит ли оно реальным? Доверяю ли я тому, от кого я его получил? Это вообще правдоподобно? И второе: чем бы я это поддержал? Это те инструменты, о которых я говорил сегодня, — обратный поиск изображений. Будь то обратный поиск изображений от Google, TinEye или обратный поиск изображений Яндекс — все они абсолютно бесплатны. Так что если есть какие-то сомнения, это одни из лучших инструментов, которые просты, бесплатны и выдают результат за секунды. И когда люди будут знать, что есть в их свободном распоряжении, я думаю, мы сможем сократить возможности для распространения ложной информации.

Как можно убедить проверять информацию тех, кто этого ещё не делает?

Говоря о том, для чего следует это сделать, — в первую очередь для сохранения доверия и репутации, особенно для людей, связанных с медиа. Репутация основана на доверии и надёжности. Это то, о чём должны думать новостные агентства — они не хотели бы выглядеть распространителями ложной информации. Поэтому им обязательно нужно внедрять в свою работу проверку данных, чтобы быть уверенными, что они сохранят доверие своей аудитории. И для обычных людей — то же самое. Сомневаюсь, что кто-то из нас хотел бы прослыть человеком, который постоянно выдаёт ложную информацию, ведь так вы теряете доверие к вам лично. С юридической точки зрения есть различия в зависимости от региона, но принимаются законы, которые борются с этим. Вряд ли это перспективный путь, но думаю, что лучший способ — это личная ответственность людей за информацию, которую они либо публикуют, либо распространяют, делясь ею.

«Три точки» — информационная кампания по медиаграмотности. Её задача — повысить иммунитет нашей аудитории к манипуляциям и пропаганде, и чтобы людей с критическим мышлением стало больше.

Кампания создана и поддерживается в рамках проекта «Содействие стабильности и миру в Центральной Азии», реализуемого при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание публикаций на этой странице является предметом ответственности Internews и не отражает точку зрения Европейского Союза.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь