Новости «Жетысу»: канцелярит и парадные портреты журналистов

0
35

Как в региональных новостях рассказывать о международных событиях, почему в выпусках так много канцеляризмов, и можно ли сделать анонсы выпусков интереснее? Медиакритик Алия Нагорнюк посмотрела выпуски начала марта 2020 года на телеканале «Жетысу», который вещает из Талдыкоргана.

Анонсы в формате «не»

По своей форме анонсы на телеканале «Жетысу» соответствуют своей задаче: они краткие; как правило, их предваряет ёмкое словосочетание, но иногда удивляет выбор тем. К примеру, анонсирование учений — их проведение само по себе бессобытийно, в контексте новостей в особенности.

Предновостная реплика — это своего рода реклама предстоящих развёрнутых сообщений, информирование зрителя — о чём расскажут в новостях. Поэтому начинать анонс необходимо с горячей информации, но не с вопроса. Поставить его после — другое дело. «В чём проблема?» — вопрошает ведущий. И добавляет позже: «В Казахстане ощущается дефицит медицинских масок». Если вопрос задан в анонсе, в сюжете (или в словах ведущего) должен быть ответ. Но его, к сожалению, нет. Анонс срабатывает, как плохая реклама, которая обещает, но не выполняет. Причём в самом материале новость звучит более радикально: «Их (масок) попросту нет». Хотя по закону жанра всё должно быть с точностью до наоборот. Дефицит и отсутствие — вещи разные.

Анонс «Стабильная обстановка. На 5 марта в Казахстане не зарегистрировано ни одного случая коронавируса» вообще не новостной, как и материал, который он предваряет. Сообщения с отрицательной частицей НЕ — это не новости. НЕ зарегистрирован, НЕ состоялся, НЕ будет… Новость имеет утвердительный смысл, сама её природа фактологична. Поэтому надо искать то, что произошло, а не то, что НЕ произошло. Но в данном конкретном случае это «НЕ» важно.

Как же быть? Сначала — утверждение, потом — отрицание. К примеру, так: «Интернет заполонили сообщения-фейки о случаях пандемии (утверждение, об этом и об ответственности речь ниже), специалисты говорят: в Казахстане не зарегистрировано ни одного случая. (Отрицание — то, что хотели донести)». Это лид для сюжета, анонс должен содержать только утверждение — следуя стилистике канала: «Верить или не верить: интернет заполонили сообщения-фейки о случаях пандемии».

Есть ещё немаловажный психологический фактор: наше восприятие, память и сознание настроены на утверждение, а не на отрицание.

Язык выпусков

Самая распространённая и глубоко «запрятанная» ошибка журналистов (не только телеканала «Жетысу») — употребление лексически несовместимых слов. Это вполне объяснимо: чтобы их исключить, надо иметь высокий уровень читательской культуры. Она не рождается на пустом месте, формируется с детства или ранней юности, с той тяги к слову, которая и привела нас в эту профессию. Но ошибки говорят об обратном.

«Под контролем: в Казахстане усилены методы борьбы с коронавирусом».
Усилить методы нельзя. Их можно разработать, усовершенствовать. Меры можно усилить и саму борьбу.

«Напоминание основ безопасности тут нелишне, считают спасатели». Напоминать можно О чём-либо, и уж никак «об основах». О правилах — пожалуйста.

«Зима сдаёт свои права». Права нельзя сдать. Сдают позиции.

«Сейчас на всех приграничных пунктах страны идёт усиленный контроль». И куда он отправился, интересно? Контроль может быть усилен или просто: «Сейчас на всех приграничных пунктах страны усиленный контроль».

 

Язык выпусков однообразно канцелярский. Самое печальное — целые пласты какой-то омертвевшей лексики в сюжетах на сугубо местные темы, там, где ждёшь живости изложения, лингвистического искания, пусть даже и с погрешностями. Говаривал же Пушкин: «Как уст румяных без улыбки, Без грамматической ошибки Я русской речи не люблю…» Грамматических ошибок в приведённых ниже примерах мало, но оцените коммуникативное бессилие авторов.

«Кульминацией мероприятия стало праздничное выступление в исполнении детских коллективов города. Яркие, зажигательные номера подарили собравшимся большой заряд положительных эмоций». Шаблон на шаблоне! Причём текст закрыт видео с цветами, в то время как другой отрывок — танцующими (далеко не зажигательно, кстати) детьми.

«Государственная поддержка для желающих переехать в северные регионы включает в себя материальную помощь на каждого члена семьи для переезда, возмещение расходов по аренде жилья, предоставление служебных жилищ и содействие в трудоустройстве и предпринимательской инициативе». Уму непостижимо! Как это можно дослушать до конца?! Разве нельзя просто рассказать, чем помогут людям?

«Проводится расследование с целью установления наличия и тяжести телесных повреждений». Можно проще: «Были ли дети травмированы, устанавливает следствие». Определение тяжести обязательно при такой процедуре, поэтому о нём можно не упоминать, хотя решать автору.

Многие тексты напоминают технические регламенты: «В весенний период из-за снижения насущной способности конструктивных элементов трасс (пауза — А. Н.) ограничено движение грузового автотранспорта с нагрузкой на одиночную ось свыше восьми тонн». Ведущий понял, что сказал? Судя по интонированию — нет.

Или: «На место происшествия оперативно выехали сотрудники отдела по ЧС Карасайского района, пожарной части № 9 города Каскелен, спасатели Республиканского оперативно-спасательного отряда, сотрудники полиции и скорой медицинской помощи» (Спасение рыбаков). Зачем такой перечислительный ряд, если можно сказать просто: спасатели, полицейские, врачи и ДАЖЕ пожарники. И названия городов склоняются, при обозначении административной единицы — тоже. Чаще всего оперативка хорошо даётся даже бесталанным журналистам, потому что она событийна, можно воспользоваться статистикой — только умело, да и герои интересны, но здесь уныло как-то.

Местные новости и ошибки

Что отрадно, в выпусках превалируют местные новости. Столичные сообщения — в основном информация из Акорды. Иногда она тематически перекликается с материалами выпуска, реже — дополняет его, как, к примеру, в блоке о коронавирусе за 3 марта. Но есть школьные грамматические ошибки: «Мониторинг граждан, прибывших по странам, разделённых на территории…» Правильно: «…по странам, (каким?) разделённым…» Смущает и словосочетание «прибывших по странам». Видимо, заимствовано из пресс-релиза. И «6022 человек…»: 6022 человека, конечно.

В одном из выпусков редакторы новостей «Жетысу» сломали стереотипы в подходе к вёрстке. Первым пошёл спорт. Нет, мирового рекорда земляка не было, и Кубок мира никто из местных не завоевал. Просто со спортсменами встретился глава региона. Надо отдать должное редакторам: к футболу «прикрепили» волейбол, не акцентируя внимания на чиновнике. Правда, по видео, конечно, постарались. Такому, по информационной значимости, материалу место где-нибудь в конце или на крайний случай в середине. Кандидатами на первую строчку в эфире могли стать другие материалы — при условии некоторой доработки.

«Отключение электроэнергии» — если только переписать сюжет полностью, ввести героев в соответствующей обстановке, а то «Вестник энергопотребителя» какой-то. «С 24 февраля в Казахстане изменились правила пользования электрической энергией. Физическим лицам в случае несвоевременной оплаты потреблённой энергии будет блокироваться лицевой счёт». И что там поймёт бабуля-пенсионерка? Причём это первое предложение сюжета за 4 марта, в котором тайм-элемент «24 февраля» звучит совсем не по-новостному.

Отдельным блоком идут международные новости с соответствующей заставкой. Целесообразно ли это для регионального ТВ? Судите сами. В блоке обычно три темы: к примеру, события в Сирии, о банковских переводах в Венгрии, о биатлоне без зрителей. Совершенно очевидно, что все эти материалы оказались в вёрстке без учета новостного контента, доступного в стране. О Сирии зритель уже узнал из выпусков российских коллег — там срабатывают оперативнее (это их тема в большей степени), картинка сочнее, чаще всего это эксклюзив. Для казахстанцев на этапе подачи новости на «Жетысу» уже интересен другой аспект: как событие может повлиять на нашу с вами жизнь. Поэтому даже республиканские каналы отказались от «блочной» подачи международки — её если и дают, то хоть с какой-то собственной аналитикой или в привязке к Казахстану. О безналичной оплате в Венгрии поведали как о ноу-хау, хотя для нас это давным-давно дело обыденное. И грубая орфоэпическая ошибка в этом материале. «Клиенты могут сделать перевод в пределах 10 миллионов форИнтов…» ФОринтов, конечно. И главное, это тема-то венгерская, то есть местная для них. Такая же — о состоянии автострад в Италии (из другого выпуска).

И завершает международный сегмент информация о биатлоне, точнее — о запрете на посещение соревнований в связи с коронавирусом. Ну в связи с коронавирусом и нужно подавать! Это тема не международная, она общечеловеческая. Ведь международка воспринимается так: а-а-а, так это далеко, не у нас. Информация, ещё и ограниченная заставкой «Международные новости», оценивается зрителем иначе. Вот пишу эти строки, а в Казахстане ввели запрет на массовые спортивные мероприятия.

Интересно, что журналисты «Жетысу» иногда забывают, что их смотрят в других регионах страны. И очень часто вместо «Талдыкорган» говорят «областной центр»; используют название сёл — например, Карасу, — не уточняя область, а это название в Казахстане одно из самых распространённых. Но зато каждый сюжет завершает большой парадный портрет журналиста.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь