«Мы дома»: социалка напоказ, или Сюрприз для волонтёра

0
38

В апреле этого года состоялся новый кастинг на участие в социальном проекте «31 канала» «Мы дома». В 2019 году программа обновила жильё 24 многодетным семьям. «В новом, 2020-м, программа помогает тем, кто помогает другим», — говорят авторы. В новом телесезоне пока вышли пять передач. Все их посмотрел и оценил медиакритик «Нового репортёра» Газинур Гиздатов.

«Квартирный вопрос» на казахстанском канале

Проект на «31 канале» был создан в 2019 году при поддержке Министерства информации и общественного согласия РК. Тогда он назывался «Мама, мы дома!», потому что смысл его был в том, чтобы ремонтировать жильё многодетных семей.
Это очень похоже на популярную программу НТВ «Квартирный вопрос», только с ярко выраженной социальной ноткой. Официально проект не является франшизой, однако явно сделан по аналогии с «КВ».

В этом смысле второй сезон ничего не изменил в основе, поменялась только социальная составляющая (как если в борщ вместо свежей капусты положить квашеную: он от этого, может, и станет щами, но не перестанет быть супом). Теперь посыл звучит так: если вы помогаете другим, то мы поможем вам.

Конечно, сравнения с российским аналогом неизбежны. Впрочем, как раз из-за социальной составляющей появились детали, которые присущи только этому проекту. К слову, что в «Квартирном вопросе», что в «Мы дома!» переделке подвергается только какое-то одно помещение в квартире, а не всё жильё сразу.

Вопрос или допрос?

Визуально программа сделана хорошо, да и стилистически тоже: тематические блоки и музыкальный фон соотносятся друг с другом. Тематические блоки постоянны: вот герои с их социальной деятельностью, везде сопровождаемые ведущей; вот строительный блок; вот блок дизайнерских решений; есть и кулинарный фрагмент. Всё это растянуто в часовую с небольшим передачу, которой явно недостаёт динамичного и идейного, а не формального сценария. Сюжета, который вёл бы нас не столько по тематическим блокам, сколько раскрывал бы саму идею конкретного жилищного и сопутствующего ему обновления.

Стоит отметить, что всего за пять вышедших выпусков программа всё же эволюционировала: например, в четвёртой и пятой передаче героини — они же квартировладелицы — стали, как оно и должно быть, центральными фигурами сюжета, чего не хватало в первых программах нового сезона. А ведь герои, прошедшие конкурсный отбор, очень симпатичны и заслуживают внимания. Каждый из них в меру своих возможностей творит добро, будь то помощь старикам, экологическое воспитание школьников, волонтёрство, работа в инклюзивной лаборатории.

https://youtu.be/CSeyXRiWWKo

При этом желание сценаристов устами ведущей Акмаржан Кушербаевой доказать, что это и есть самые-самые «социальные» люди, напоминает то ли допрос, то ли желание составить бюрократический отчёт. От первой героини допытываются, какое количество обедов было роздано старикам; героя третьей передачи спрашивают, сколько именно деревьев им посажено; у руководителя театральной лаборатории интересуются, сколько конкретно актёров с особенностями в развитии задействовано в постановках. Даже странно, что от героев второй передачи не потребовали ответа — а сколько мешков мусора они вывезли из предгорий Алматы? Такая лобовая атака кандидатов на ремонт не смотрится этически оправданной, да и эстетически тоже. Если бы сценаристы проекта как бы невзначай нас к этому подводили, то тогда и герои «прозвучали» бы ярче.

https://youtu.be/pdvxO_Ax4vQ

Немного об авторах

Ведущая Акмарал Кушербаева мила, приветлива, улыбчива, успевает поменять минимум пять нарядов за каждую передачу. Ей бы только избавиться от очевидного словесного мусора, вроде «наши батареи», «наш потолок», «наша кладовка» — все эти сочетания она использует буквально в течение минуты эфирного времени! Почему все эти предметы, по её мнению, «наши»? Просто батареи, просто потолок звучало бы гораздо интеллигентнее.

Дизайнер Марина Мацкевич всегда готова поделиться идеями, почерпнутыми из модных архитектурных и глянцевых журналов. Прораб Роман Хикалов мастеровит, готов дать тьму советов. Но для разбирающихся в ремонте они банальны, а для тех, у кого «руки растут не из того места», туманны. И вообще — в проекте с такой яркой социальной направленностью странно смотрится проговаривание всех лучших сторон и регалий профессионалов, берущихся за ремонт.

Ещё одна странность: любая квартира героев изначально признаётся плохой и неблагоустроенной. И это — то ли с искренней, то ли наигранной радостью — подтверждают и её жильцы. Чем озадачивают, ведь наверняка есть памятные предметы, которые им дороги. Кстати, именно в первой передаче это особенно смущало. Уют, дух, который существовал в этой квартире, предложили заменить на «европейский стандарт» из модного журнала. Быть может, поэтому даже несколько старых книжек были выставлены на полки новой корпусной мебели корешками к стене. Чтобы не портили интерьер, так сказать.

https://youtu.be/qADkZnWw9Pc

И только пятая героиня наконец-то сказала, что это её любимая квартира. Тем не менее, попытка поработать с отдельным предметом-символом из прошлой квартиры и жизни пока смотрелась неуклюже.

https://youtu.be/yo3dXAvQmxI

Авторы передачи заявляют, что их цель — «изменить образ жизни героев». Но вот, например, сын первой героини второго сезона вроде и хвалит, но звучит похвала двусмысленно: «Видел такое в офисах, а теперь это дома». Хотя, если честно, постепенно, от передачи к передаче, ведущая, строитель, дизайнер, декоратор начинают понимать конкретную квартиру, и их переделка всё больше соответствует духу её жильцов.

Резюмируя, можно отметить, что слабая сторона программы «Мы дома» — её вторичность и отсутствие индивидуальных сценариев для каждого героя (будь они, программа уже не была бы такой вторичной). А к сильной стороне относится искренне желание авторов делать добро для хороших людей. И вообще, сейчас телепроект «Мы дома» из коллажа архитектурных, дизайнерских и других советов по переделке квартиры на наших глазах превращается в настоящий и достойный социальный телепродукт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь