Конфликт на границе Кыргызстана и Таджикистана: как его освещают журналисты Центральной Азии

0
32

С 28 апреля медиа двух стран освещают конфликт на границе Кыргызстана и Таджикистана. Все эти дни государственные структуры, отдельные общественные организации и другие объединения в обеих республиках призывали журналистов, блогеров и обычных пользователей социальных сетей быть сдержанными, не распространять недостоверную информацию и не использовать язык вражды. Команда «Нового репортёра» все эти дни следила за контентом, посвящённым конфликту, в нескольких крупных онлайн-изданиях Кыргызстана, Таджикистана, Казахстана и Узбекистана и попыталась понять, какими эти события видит аудитория наших стран.

 24.kg (Кыргызстан) и «Азия-Плюс» (Таджикистан)

Два крупных независимых онлайн-издания, из Кыргызстана — 24.kg — и Таджикистана — «Азия-Плюс», — с 27 апреля по 5 мая в совокупности сделали почти 500 материалов (большая часть пришлась на 24.kg), посвящённых событиям на границе. Самое начало конфликта у обоих медиа похожее: 27 апреля на сайте «Азии-Плюс» появилась информация о том, что кыргызстанские пограничники похитили двух подростков, источниками информации стали власти приграничного района Ворух и отец одного из мальчиков. Позже со ссылкой на департамент информации МИД Таджикистана «Азия-Плюс» сообщила, что официальный Душанбе вручил ноту послу Кыргызстана из-за инцидента, связанного с подростками.

Через день — 28 апреля — информацию о ноте передали и журналисты из 24 kg, и тоже со ссылкой на таджикистанский МИД. Однако спустя несколько часов здесь вышел текст под заголовком «Таджикистан признал, что информация о задержании школьников из Воруха фейковая». Затем 24.kg передало сразу три сообщения (1, 2, 3) о том, что на кыргызско-таджикской границе местные жители и забрасывают друг друга камнями. Источниками информации стали сельчане из приграничных районов.

Ночью 29 апреля «Азия-Плюс» опубликовала заявление погранвойск Таджикистана, что «Кыргызстан оккупировал водораспределительный пункт и провоцирует конфликт», но дополнило это сообщение информацией об установке видеонаблюдения, о чём ранее говорили журналисты из 24.kg. В первой половине этого дня оба СМИ сообщили о первых пострадавших во время столкновений: 24.kg — о троих жителях Баткена, «Азия-Плюс» — о троих жителях Сомониёна. «Азия-Плюс» в своём сообщении со ссылкой на 24.kg рассказало и о раненом кыргызстанце.

Затем на сайтах обоих медиа стали появляться сообщения об эскалации конфликта. Кыргызское издание со ссылкой на своих пограничников говорило о том, что причиной обострения, по официальной версии, стали провокационные действия граждан Таджикистана, которые стали кидать камни в кыргызстанцев и принадлежащие им дома. В этой же новости 24.kg, кстати, сказали, что пытались созвониться с пограничниками из Таджикистана, но безрезультатно. Забегая вперед — это была первая и до 5 мая последняя попытка связаться с таджикистанской стороной, о которой сказали журналисты из 24.kg. В то же самое время «Азия-Плюс» о таких попытках не сообщала.

Днём 29 апреля «Азия-Плюс» открыла текстовый прямой эфир и в первом сообщении процитировала своих пограничников, которые сказали, что кыргызские военнослужащие открыли огонь по таджикским. Вечером 29 апреля «Азия-Плюс» со ссылкой на источник в администрации Исфары сообщила о том, что мэр этого города получил огнестрельное ранение и попал в больницу. На сайте 24.kg эта информация не появилась.

Ночью 30 апреля 24.kg со ссылкой на пресс-центр Минздрава передали сообщение о смерти в Лейлекском приграничном районе 13-летней девочки, вечером этого же дня журналисты назвали имя девочки — Мадина Рахматжанова (правда, теперь указали, что ей 12 лет) и со ссылкой на местных жителей, сказали, что её похоронили. Это сообщение не появилось на сайте «Азия-Плюс».

С 1 мая издания начали активно рассказывать «человеческие истории». Например, в тексте 24.kg «Нет еды и одежды, спят на улице» журналисты процитировали врача Айнуру Сагынбаеву: «Дети, женщины, старики в горах уже несколько дней без еды, одежды. Все дети болеют, ослаблены. Мужчины в сёлах безоружные ждут нашествия врагов. Многие бежали от бесчинства мародёров-таджиков. Мне пишут десятки женщин в соцсетях, плачут, просят о помощи». «Азия-Плюс», в свою очередь, рассказала про Низома Шамсиддинова, у которого в результате пожара полностью уничтожено пять тонн пшеницы, 10 тонн риса, две тонны сухофруктов, которые он хранил в подвале и на складе. «Полностью разрушены 15 комнат и помещение под склад, которые я с трудом строил последние 20 лет», — рассказал он журналистам.

Оба СМИ обращались к своим гражданам с просьбой не распространять недостоверную информацию. 3 мая «Азия-Плюс» рассказала историю про подростков из Таджикистана и Кыргызстана, которые вместе учатся в интернате для слабослышащих людей и которым пришлось поддерживать друг друга во время конфликта. Эту историю со ссылкой на таджикистанских коллег опубликовали и журналисты из 24.kg.

«Кабар» (Кыргызстан) — «Ховар» (Таджикистан)

Вечером 28 апреля «Кабар» опубликовал текст, в котором сообщил о причинах конфликта (установили камеры видеонаблюдения), потасовке (бросали друг в друга камни) и о том, что две стороны начали переговоры. «Ховар» ночью этого дня опубликовал официальное сообщение пограничных войск Таджкистана, в котором было сказано, что «при подстрекательстве граждан Кыргызской Республики во главе с председателем района Баткен Оразовым Акылбеком произошёл конфликт между жителями приграничных районов», а также что «Кыргызская республика в одностороннем порядке оккупировала это сооружение (водораздел) и против мирного таджикоязычного населения приграничных районов использует возможности бойцов специального назначения, переодетых в гражданскую форму». На заявление пограничников Таджикистана утром 29 апреля на сайте «Кабар» ответили их коллеги из Кыргызстана: «Вместо урегулирования сложившейся ситуации подобными заявлениями таджикская сторона нагнетает обстановку и вносит разлад в диалог». В этом же сообщении говорилось о том, что конфликт спровоцировала таджикская сторона.

Этот день — 29 апреля — в конфликте оказался самым трагичным, и больше всего публикаций в медиа двух стран приходится именно на него. Однако «Ховар» 29 апреля ограничился только двумя заявлениями (1, 2) пограничных войск Таджикистана с одинаковыми заголовками: «Пресс-центр пограничных войск ГКНБ республики Таджикистан сообщает». Нужно отметить, что государственное агентство «Ховар» находится в самом привилегированном положении, т. к. получает официальную информацию раньше, чем все другие медиа, прежде всего независимые. Но похоже, что «Ховар» так и перепечатывает эти официальные сообщения, написанные канцеляритом.

На сайте «Кабара» появилось несколько мнений местных политологов о ситуации. Например Денис Бердаков, что Таджикистан уходит от темы водораздела, Марс Сариев сказал, что Таджикистан преднамеренно обостряет конфликт, Эдил Осмонбетов заявил, что, раздувая конфликт, Таджикистан старается отвлечь внимание населения от внутренних проблем.

В воскресенье 2 мая «Ховар» из 12 сообщений передал единственную новость, касающуюся конфликта — о том, что президенты обеих стран готовы провести встречу в Душанбе. Тогда как в этот же день «Кабар» из 57 своих сообщений 49 посвятил событиям в Баткене.

Оба госинформагентства не работали в жанре «человеческие истории» и не показывали крупным планом пострадавших в конфликте, как это делали независимые медиа. Кроме того, «Кабар» и «Ховар» не следили друг за другом и фактически не сообщали о мнении второй стороны.

«Sputnik Кыргызстан» — «Sputnik Таджикистан»

На сайте российского агентства «Sputnik Кыргызстан» информацию о конфликте на границе собрали в отдельную рубрику, в Таджикистане есть постоянный раздел. Главное отличие публикаций — в аннотации разделов.

«Конфликту между Кыргызстаном и Таджикистаном предшествовали волнения на водозаборе «Головной» в Баткенском районе. Таджикистанская сторона установила там видеокамеры, затем обязалась убрать, но не сделала этого» — «Sputnik Кыргызстана».

«Приграничный спор между Таджикистаном и Кыргызстаном берёт начало ещё со времён Советского Союза» — «Sputnik Таджикистана».

Читатели в Кыргызстане о конфликте на границе могли прочитать вечером 28 апреля в материале «На границе с Таджикистаном произошёл конфликт — идут переговоры».

В «Sputnik Таджикистан» материал был опубликован 29 апреля под заголовком «Кыргызстан ввёл режим ЧС в Баткенской области из-за конфликта на границе».

В разъясняющих материалах «Sputnik Кыргызстан» делал упор на заявления государственных структур страны — МВД, Погранслужбы, Минздрава, правительства, есть реакция ООН и так далее. Коротко упомянуто о раненных в Таджикистане, в это время на сайте коллег уже было заявление об этом. «Sputnik Таджикистан» в лайф-трансляции собирал заявления обеих сторон.

«Sputnik Кыргызстан», кроме ситуации на границе, регулярно сообщал о действиях отечественных политиков, причём не только президента: главе ГКНБ посвятили шесть материалов. В публикациях коллег такого разнообразия заявителей нет. «Sputnik Кыргызстан» 1 мая опубликовал первый материал с попыткой аналитики «Как Таджикистану и Кыргызстану решить пограничный вопрос». Материал комментирует политолог Еркын Боранбаев, статус эксперта не отмечается.

Материалы на языковых версиях «Sputnik Кыргызстан» за редким исключением не различаются, иногда в заголовках на кыргызском языке используется определение «кандуу» (кровавый), на русском языке этого нет. В «Sputnik Таджикистан» на национальном языке также оригинальные заголовки: «Вокуниши ВКД Тоҷикистон ба иттилооти расонаҳои Қирғизистон: дурӯғ нанависед» («Ответ МВД Таджикистана на сообщения киргизских СМИ: не лгите»). Для сравнения на русском: «Выдворяют ли кыргызов из Лахшского района: ответ МВД Таджикистана». На таджикском языке также было опубликовано несколько материалов, которые не попали в ленту на русском — например, о действиях главы ГКНБ Кыргызстана.

Обе версии Sputnik публикуют личные истории погибших и пострадавших: у Салохиддина Гадоева осталось трое несовершеннолетних детей, Мадина мечтала стать врачом. Мухаммадулло хотел жениться после Рамадана, Феруза плачет над сгоревшим домом.

«Боль и слёзы» — материал из Кыргызстана. «Пепел и боеприпасы» — материал из Таджикистана. Перекрёстных ссылок между материалами нет.

«Радио Азаттык» (Кыргызстан) — «Радио Озоди» (Таджикистан)

 «Радио Азаттык» на кыргызском языке с момента начала конфликта вело текстовую трансляцию событий. Она началась с сообщений официальных структур Кыргызстана, потом появились сообщения из Таджикистана, публикации пользователей в соцсетях. «Азаттык» добавлял также сообщения от журналистов, работающих в Таджикистане, — например, о погибших, когда информация о них ещё не была подтверждена официально. Тон сообщений — максимально нейтральный. Позже в публикации, где была представлена только информация от источников в Кыргызстане, начали добавлять строчку, что комментариев таджикской стороны нет. По этому же принципу работала трансляция на «Радио Озоди» в Таджикистане. Но она была короткой — 30 апреля закончилась.

Кроме информационных материалов, «Радио Свобода» и в Кыргызстане, и в Таджикистане собирало подборки комментариев с политиками и общественными деятелями. Часть материалов была уникальной для стран (только со своими комментаторами), в других приводились мнения экспертов обоих государств.

Некоторые интервью международных экспертов можно было прочитать на обоих ресурсах и всех языках; другие — как например, с Аркадием Дубновым, — вышло только на «Радио Азаттык».

И «Радио Азаттык», и «Радио Озоди» публиковали аналитику — на кыргызском и на русском: «Пограничные споры: как «решённый на 100 процентов» вопрос оказался нерешённым», «Кровопролитие на границе: как изменится отношение кыргызов и таджиков друг к другу и к своим лидерам?».

Материалы на русском языке и для «Радио Азаттык», и для «Радио Озоди» были подготовлены Брюсом Панниром, они немного различаются, но общий подход — больше о причинах, а не хронология событий.

Оба ресурса выпустили ток-шоу. В Кыргызстане обсуждали способы разрешения конфликта. Шоу на таджикском записано из заграничной студии, в нём — и о причинах конфликта, и о выходе из него.

Ещё один общий материал — культурные связи между Кыргызстаном и Таджикистаном.

Стоит отметить, что «Радио Азаттык» опубликовало на порядок больше статей, чем «Радио Озоди»; впрочем, кырыгзстанские медиа в целом выпустили намного больше контента в эти дни, чем таджикистанские. В Кыргызстане говорили, что создавались группы журналистов, чтобы переводить информацию на иностранные языки и донести правду всему миру. В Таджикистане — о том, как не хватало информации.

Казахстан и Узбекистан: мнение соседей

С самого начала событий на таджикско-кыргызской границе казахстанские онлайн-издания освещали ситуацию, ссылаясь на официальные источники. Наиболее активно за конфликтом наблюдал портал Тengrinews.kz. На следующий день после первых сообщений о стрельбе на границе Тengrinews опубликовал материал «Конфликт на кыргызско-таджикской границе: Один человек ранен в глаз». Автор со ссылкой на госорганы Кыргызстана сообщает о произошедшем, но не объясняет, почему в статье нет информации от таджикских властей, некоторые формулировки на этом фоне звучали как безапелляционные утверждения.

Портал Informburo.kz опубликовал статью «Вооружённый конфликт произошёл на границе Кыргызстана и Таджикистана». Ситуация выглядит с точностью до наоборот. Автор ссылается на пресс-центр Пограничных войск ГКНБ Таджикистана и сообщает: «По данным таджикской стороны, первыми открыли огонь военнослужащие Кыргызстана, которые пытались незаконно захватить водораспределительный пункт «Головной»». В оба материала достаточно было добавить слово «якобы», чтобы читатель понимал: в любой из предварительных версий сторон стоит сомневаться.

Позднее и Тengrinews.kz, и Informburo.kz опубликовали более полные материалы, в которых учитывались позиции обеих сторон конфликта.

Наиболее развёрнутую информацию ближе к вечеру 29 апреля представил портал Нolanews.kz. Текст составили по сообщениям госорганов и СМИ двух стран, не допуская оценочных суждений и однозначных утверждений. В целом материал подан нейтрально, благодаря этому читатель видит объёмную, наиболее объективную картину.

Государственный портал «Казинформ» ссылался на кыргызстанские и таджикистанские официальные СМИ и акцентировал внимание на реакции казахстанских властей.

Портал Malim.kz ограничился лишь одной публикацией с предоставлением читателю комментариев Генпрокуратуры и Таджикистана, и Кыргызстана.

Если русскоязычная онлайн-пресса поддерживала интерес аудитории к происходящим событиям публикациями комментариев независимых экспертов, то в казахоязычных онлайн-изданиях таких материалов практически не было. Большинство ресурсов, даже сайт республиканской общественно-политической газеты «Жас Алаш», ограничилось сухой информацией со ссылкой на госорганы или СМИ двух стран.

Большинство казахстанских СМИ из-за отсутствия собственных корреспондентов были вынуждены по большей части ссылаться на медиа двух конфликтующих стран. Судя по ссылкам и цитатам, кыргызские СМИ информировали более активно, чем их коллеги из Таджикистана.

Узбекистанские медиа тоже по большей части ссылались на заявления официальных ведомств и независимых СМИ Кыргызстана. Например, издание qalampir.uz: «Қирғизистон чегарадаги можароларда Тожикистонни айблади» («Кыргызстан обвинил Таджикистан в приграничном конфликте»). А издание vzglyad.uz решило ограничится информацией СМИ Кыргызстана в материале «На кыргызско-таджикской границе пострадали семь человек из-за конфликта — видео».

Если в узбексиатнском медиапространстве и появлялись ссылки на СМИ Таджикистана, то это были по большей части «Азия-Плюс» и «Ховар». В качестве третьей группы источников были российские СМИ: РИА Новости, ТАСС и РБК, особенно в описании подробностей и хроники конфликта — «Қирғизистон ва Тожикистон чегарасидаги низо. Асосий маълумотлар» («Конфликт на границе Кыргызстана и Таджикистана. Основные сведения») в материале daryo.uz.

Если не считать этого рода перепечаток, среди СМИ Узбекистана наиболее сбалансированным подходом в плане источников (версии обеих сторон конфликта) отличись издания gazeta.uz и kun.uz. Например, материалы «Қирғиз-тожик чегарасида тўқнашувлар содир бўлди» («На кыргызско-таджикской границе произошли столкновения») и опубликованный в kun.uz «Таджикистан обвинил Кыргызстан в оккупации водораспределительного пункта».

Некоторую попытку проанализировать настоящую причину конфликта сделало, пожалуй, лишь издание hordiq.uz в материале «Қирғизистон-Тожикистон чегарасида отишма, яраланганлар бор» («На границе Кыргызстана с Таджикистаном перестрелки, есть раненые»).

Практически не было материалов, в которых происходящее комментировали бы эксперты.

Журналистика Центральной Азии еще никогда не работала в условиях такого жёсткого приграничного конфликта. Как оказалось, авторам материалов было сложно удержаться в рамках принципов баланса, обязательных двух сторон и журналистской этики. Наверное, нам всем ещё этому нужно учиться.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь