ДомойМедиакритикаИзвестные поневоле: в Таджикистане снова разгорелся скандал вокруг сюжета о пострадавшем ребёнке

Известные поневоле: в Таджикистане снова разгорелся скандал вокруг сюжета о пострадавшем ребёнке

Одно из самых массовых онлайн-изданий в Таджикистане — «Оила» — выпустило сюжет о 10-летнем мальчике, который пережил изнасилование. Эту историю перед камерой в подробностях рассказывают сам ребёнок и его мама. Журналисты считают, что таким образом они помогают жертвам добиться справедливости. Аудитория «Оилы» обрушилась на редакцию с гневной критикой.

В скандале разбиралась медиакритик «Нового репортёра» Манижа Курбанова.

Жительницу Вахшского района Хатлонской области Таджикистана, педагога по профессии Шохону Саидалиеву теперь, пожалуй, знает вся страна, и связано это отнюдь не с её профессиональными или личными успехами. Дело в том, что в её неполной семье, в которой она «и баба, и мужик», случилось горе: 23-летний мужчина (имя не указывается) изнасиловал её 10-летнего сына М. (имя было указано). Причём изнасилование произошло дважды. Шохона узнала об этом случайно, когда её сын стал кричать во сне: «Не трогай, мне больно!» Долго пришлось уговаривать мальчика рассказать правду: он был сильно напуган, ведь незнакомый насильник угрожал в случае разглашения тайны зарезать его и маму. Но в конце концов сын всё рассказал.

История, конечно, ужасная. От неё в жилах стынет кровь, и каждый, услышав об этом, начинает примерять её на своих детей. И можно только посочувствовать следователям, которые разбираются с этим делом, потому что им предстоит десятки раз задавать пострадавшему несовершеннолетнему ребёнку тяжёлые вопросы, чтобы полностью раскрыть характер преступления. Но, как выяснилось, эту работу готовы на себя брать не только милиционеры, но и журналисты.

Мы бы не узнали об этой истории, если бы не сайт издания «Оила», который не только рассказал об этом, но и показал. В своём видеосюжете журналисты попытались показать всю трагедию убитой горем сельской учительницы. Она плакала в кадре, а вместе с нею плакал обнявший её маленький сын. И хотя его лицо авторы сюжета закрыли, всё остальное они показали сполна.

«По этическим соображениям мы не можем показать вам лицо мальчика, но сам несовершеннолетний прокомментировал случившееся таким образом», — сообщил женский голос за кадром.

Ребёнок, хоть и с закрытым лицом, явно находится в тяжелом эмоциональном состоянии. Журналистка задавала ему прямые вопросы и психологически давила на него, что противоречит существующим нормам работы с несовершеннолетними. И несмотря на то, что согласие на это интервью очевидно дала мать, журналистам следовало бы учитывать тот факт, что ни мать, ни её ребенок не могут до конца понимать важность интервью и последствий материала для них.

Далее мы приведём отрывок интервью мальчика, переведённое на русский язык, но должны предупредить, что особо чувствительным людям его лучше не читать.

Итак, о том, как насильник поступил с ребёнком, сначала рассказала сама журналистка, потом авторы сюжета включили аудиозапись интервью мальчика, во время которого он, всхлипывая, ещё раз рассказывал о самом факте насилия в деталях: как насильник снял с него трусы, развернул лицом к стене (действия происходили на заброшенном участке на территории школы), как «сделал что-то такое, от чего стало очень больно и в попе стало щипать». Как только возникла пауза, интервьюер спросила: «А что потом?» «А потом я постирал грязные трусики под водопроводным краном, надел их и убежал домой». Пока длилось это интервью, авторы показывали ноги ребёнка, сидящего на кресле в редакции «Оилы», причём мальчик был настолько напряжён, что не мог даже опустить ноги на пол и держал их поджатыми. После рассказа сына эту же историю с ещё большими подробностями стала рассказывать его мама, причём женщина то и дело срывалась на плач, и ребёнок каждый раз прижимался к ней и тоже начинал рыдать.

Кадр из сюжета «Оилы»

Все самые страшные моменты своей жизни мать и ребёнок переживали снова и снова на глазах у огромной аудитории «Оилы». В конце сюжета журналисты отметили, что им важно, чтобы на проблему изнасилования детей обратили внимание власти. Взбудоражить общество «Оиле» удалось на славу: в YouYube более 400 тысяч просмотров и более четырёх тысяч комментариев. Один только пользователь Facebook Салимчони Ансори выложив видео «Оилы» с небольшим обращением к председателю парламента Рустаму Эмомали и генпрокурору Юсуфу Рахмону, чтобы они посодействовали в расследовании этого дела, получил более 44 тысяч просмотров, 713 комментариев и 918 репостов!

Впрочем, в комментариях значительная часть аудитории высказалась против таких сюжетов и выплеснула немало гнева на авторов.

«Пострадавших не стоило показывать, и их имена должны быть скрыты. То, что случилось с ребёнком, не дай Бог пережить такое. Но те, кто распространил об этом информацию, пожалуйста, сделайте так, чтобы никто не смог узнать этих бедных людей. Потому что ребёнок подрастет, и это всё в будущем скажется на его репутации», — написал пользователь Руслан.

С ним солидарна и Марджона Гаварова, которая пишет, что «никто не задумывается о будущем ребёнка, которому придётся с этим жить».

Кстати, статья 16 Конвенции ООН «О правах ребёнка» определяет право ребёнка на личную жизнь: «Закон должен защищать личную и семейную жизнь, дом, общение и репутацию (или доброе имя детей) от любого посягательства». Сказано об этом и в статье 11 закона Таджикистана «О защите прав ребёнка», в котором определены права ребёнка на неприкосновенность, честь, достоинство и личную жизнь.

Ещё одна часть пользователей после просмотра сюжета на YouTube-канале «Оилы» стала искать точные координаты «учительницы Шохоны», чтобы ей лично помочь. Ведь в эмоциональном видеосюжете красивая молодая женщина рассказала не только о трагедии, но и о своей несостоявшейся семейной жизни с бывшим мужем, который большую часть провёл в трудовой миграции, а, приезжая домой, из-за постоянного науськивания со стороны матери и брата избивал жену. Шохона во всём случившемся видит и его вину. «Если бы у моих детей был бы отец, никто бы не посмел обидеть нас», — повторяет плачущая женщина в кадре. И сочувствующие учительнице граждане, узнав, как трудно матери-одиночке поднимать на ноги двух детей, спешат узнать её точный адрес, чтобы помочь.

История девушки из Пянджа

Кстати, тяжёлая история «учительницы Шохоны» — не первая в портфолио «Оилы». Журналисты этого издания и раньше использовали все описанные приёмы для того, чтобы рассказать о жертвах насилия. Например, чего стоит сюжет, рассказывающий о вопиющем случае изнасилования родным отцом 16-летней девушки, который был опубликован в прошлом году.

Снова «Оила» постаралась соблюсти правила приличия — в кадре пострадавшая девушка снята со спины, так что лицо, по замыслу авторов сюжета, невозможно идентифицировать. Но, с другой стороны, полное имя девушки указано, её родителей — тоже, адрес и номер школы, где живёт и учится пострадавшая, — всё это есть. Авторы своими дотошными вопросами заставляют девушку описывать, что именно проделывал с ней в течение четырёх месяцев отец, а она в деталях отвечает на вопросы журналистов, скорее всего, не понимая, что перед ней не следователи, а представители другой профессии. Более того, авторы умудрились записать показания родного брата жертвы, тоже несовершеннолетнего мальчика, показывая его крупным планом, даже без попытки закрыть лицо. Ещё в сюжете была показана фотография подозреваемого (на тот момент даже следствие ещё не было начато), и дополнительно в закадровом тексте в его отношении были использованы самые оскорбительные эпитеты.   

Кадр из сюжета «Оилы»

Этот сюжет тоже получил полмиллиона просмотров и более трёх тысяч комментариев в соцсетях. Однако в комментариях авторов сюжета не то что ругали, но даже проклинали за распространение такого рода материалов.

К слову, этические нормы в отношении пострадавших от насилия детей нарушают не только журналисты «Оилы», но и других СМИ страны. Чего стоит страшная история жестокого изнасилования и убийства восьмилетней девочки, которая потрясла весь Таджикистан месяц назад. Фотографию ребёнка тогда опубликовали почти все СМИ, единицы закрыли её лицо. При этом у девочки осталась сестра-близнец, и её журналисты тоже показали.

Кто ещё плачет в кадре «Оилы»?

Но даже плачущие несовершеннолетние жертвы насилия — это еще не всё. «Оила» пошла ещё дальше: авторы опубликовали трупы умерших детей, давя на психику своих пользователей. В прошлом году на День независимости в районе Кушониён Хатлонской области произошла ужасная трагедия: 30-летняя Назокат Тоирова убила четверых несовершеннолетних сыновей и частично подожгла дом, когда глава семейства был на работе. «Оила» решила провести своё расследование и выяснить, на самом ли деле женщина могла совершить подобное. Не будем вдаваться в подробности этого видеоматериала, отметим лишь, что журналисты опубликовали фотографию с изображением четырёх мёртвых детей, лежащих посреди комнаты. Да, они закрыли их лица и лицо их матери, посчитав, что этого достаточно, но всё равно собрали тысячи гневных комментариев от своих же пользователей. Для чего журналисты показали публике эту фотографию, догадаться несложно: сюжет набрал более полумиллиона просмотров, что для медиа в Таджикистане большое достижение.

Впрочем, авторы «Оилы» обращают внимание не только на жертв уголовных преступлений, но и на детей из малообеспеченных семей, которые тоже публично показывают свою душевную боль. Журналисты, размещая такие истории, надеются, что они помогают семьям найти благотворителей, которые решат их социальные проблемы. И они действительно помогают их найти, но какой ценой? Наверняка можно добиться результатов и менее травматичными способами.  

Например, в видеосюжете «Отец в тюрьме, а дети на улице» рассказывается о горькой судьбе слабовидящей женщины и её двух малолетних дочерей. У одной из девочек тоже проблемы со зрением, и все втроём они горько плачут в кадре и просят о помощи. Такие же истории в сюжете «Чёрные дни Шарифамох и её четырёх несовершеннолетних детей», в истории «Жизнь в сарае для дров» или в ролике «Кто возьмёт за руку Мадину и её осиротевших детей?». В каждой работе пользователи видят неподдельные человеческие страдания, которые герои вынуждены переживать снова и снова при очередном вопросе журналиста и при собственных воспоминаниях.

Конечно, использование плачущих детей в кадре гарантированно «выстрелит»:  сердобольных людей в стране много, поэтому авторы сразу в материале указывают номера телефонов женщин и их банковский счет, куда можно отправить помощь. Однако никто из журналистов «Оилы», похоже, не задумывается о том, с чем могут столкнуться дети, которых они сделали знаменитыми.

В Конвенции ООН «О правах ребёнка» в статье 3 прописано золотое правило, которым должны руководствоваться люди, работающие с детьми, в том числе и журналисты: «В процессе принятия решения взрослые должны думать о том, как их решения скажутся на детях». 

Сотрудникам сайта «Оила» и всем тем, кто готовит душераздирающие сюжеты с участием детей, следует помнить об этом золотом правиле. Но если даже оно не действует, то есть правило общечеловеческое, которым руководствуются многие специалисты, в том числе и журналисты, и которое прописано во всех религиях мира, в том числе и в исламе — это правило «не навреди». Работая над темами, касающимися детей, всем журналистам следует помнить об этом.

Манижа Курбанова
Манижа Курбанова
Журналист, в медиа почти 25 лет, из них 12 лет проработала в медиагруппе «Азия-Плюс». Была редактором в нескольких изданиях, в том числе таджикоязычных.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние публикации