Как разговаривать с человеком, который пережил травмирующий опыт? Рекомендации психолога Лейлы Аубекеровой

0
90

14, 15 и 17 марта Internews в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP провёл онлайн-тренинг «Чувствительная журналистика: не навреди» для редакторов, журналистов и блогеров Узбекистана. Тренинг охватил такие темы, как этические стандарты журналистики, понятие конфликто-чувствительной журналистики, обзор законодательства по чувствительной журналистике, способы освещения суицидальных случаев, а также интервьюирование людей с психологической травмой.

Тренинг провела медиатренер Зарина Ахматова, работающая в сфере медиа 15 лет. Она была главредом сайта HOLA News, шеф-редактором интернет-журнала «Vласть», спродюсировала докфильмы «КарЛАГ: Должность Художник», короткометражки фильма «#ЯНеБоюсьСказать: 5 историй казахстанских женщин о насилии», «Учитель» (дело Юрия Пака) и других, создала мультимедиапроект «Афганистан близко» (репортажи из Кабула).

Лейла Аубекерова

На одном из вебинаров прошло видеоинтервью с психологом Лейлой Аубекеровой. Гештальт-терапевт, тренер и супервизор Московского института гештальта и психодрамы, директор Психологического центра «Ресурс» дала два пула рекомендаций журналистам. Первые восемь посвящены тому, как разговаривать с человеком, который пережил травмирующий опыт. Вторые пять — о том, какие существуют методы помощи героям материалов и самим журналистам. «Новый репортёр» приводит основные тезисы.

Как разговаривать с человеком, который пережил травмирующий опыт?

  1. Человек, переживший травмирующий опыт, испытывает диссоциативный разрыв: не может точно осознавать и передавать свои чувства. Для него эмоции и реальность неразделимы. Люди в ситуации стресса обнаруживают себя в однополярном мире, так мир обычно воспринимают дети. Необходимо деликатно возвращать такого собеседника к реальности из эмоционального состояния.
  2. Здоровая психика может выйти из травмы. Порядка 30-40 процентов заложников «Норд-Оста» смогли справиться с этой трагедией. Важно понимать, с каким человеком вы говорите. У людей после опыта травмы и у жертв насилия подорвано доверие к миру и к себе, необходимо это учитывать при разговоре. Во время интервью важно проявить понимание к травмирующему опыту интервьюируемого.
  3. Людям сложно произнести вслух, что именно с ними случилось, потому что они испытывают вину за то, что стали жертвой насилия. Важно донести до человека: он не виноват в том, что оказался в такой ситуации. Если человек начинает эмоционально реагировать — плакать, теряться, — необходимо вернуть его из прошлого в будущее — сказать ему о том, что это интервью может помочь наказать виновника, найти правду, помочь ему. Это может стать для него мотивацией продолжить разговор.
  4. Не рекомендуется давить на интервьюируемого, который вспоминает опыт травмы. Если человек закрывается, то стоит поменять темп интервью, интонацию, дистанцию, предложить перерыв, воду, проявить сочувствие, сделать это искренне, задавать вопросы по делу, не копаться в ненужных деталях, формулировать вопросы просто.
  5. Не стоит разговаривать с собеседником свысока, он может уйти в защитную позицию, и вы потеряете с ним контакт.
  6. Нельзя обесценивать опыт собеседника («Ой, ну вы же уже это пережили»), тогда он закроется и может прекратить разговор.
  7. Очевидцы экстремальных ситуаций не всегда могут объективно сообщить вам факты, часто они оперируют эмоциональным восприятием ситуации, локацией (из какой точки они видели произошедшее). Восприятие зависит от мировоззрения человека, устойчивости или неустойчивости его психики, его сознания. Это всё необходимо учитывать в работе с информацией, когда вы пытаетесь воссоздать картину произошедшего. Лучше опросить несколько очевидцев и сопоставить их слова с официальной информацией.
  8. Чтобы понять, насколько человек объективен, попробуйте задать дополнительные вопросы и оценивайте детали, о которых он рассказывает. Если человек сосредоточился только на своих эмоциях, возможно, он не точен в повествовании и может подменять реальность картинками из подсознания, не всегда осознанно.

Методы самопомощи и помощи человеку, который оказался в сложном эмоциональном состоянии в результате сильного стресса:

  1. В ситуации паники или ступора можно попробовать «заземлиться» — потопать,
    похлопать в ладоши, обнять человека, который в панике, или взять за руку (учитывать при этом, насколько это допустимо: если человек чужой или культурные традиции этого не допускают, то пусть это сделает близкий родственник или кто-то, у кого есть такая возможность).
  2. Психологи МЧС часто дают свидетелям чрезвычайных происшествий одеяло — это создает иллюзию безопасности.
  3. Необходимо проявить участие: человеку важно, что он не один.
  4. После сложных интервью с жертвами пыток, насилия необходимо разделить мысленно себя и собеседника. Человек был внутри ситуации, вы не были.
  5. Психика человека часто держится на таких чувствах, как вера, надежда и любовь. У жертв разных типов насилия травмировано доверие к миру, они могут опираться на любовь к себе и близким. У вас есть все три составляющих. При работе с такими сложными темами важно отдавать себе отчёт в том, для чего вы это делаете. Осознание того, что вы помогаете уменьшить зло, может помочь и вам.

Материал подготовлен в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP, которая реализуется Internews при поддержке USAID.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь