Вячеслав Половинко: «Сейчас мы сталкиваемся с большим количеством токсичного контента»

0
71

В Костанайском региональном университете прошёл тренинг по вопросам этики СМИ и редакционной политике, организованный общественным объединением «Казахстанская медиасеть», в котором приняли участие преподаватели и студенты кафедры журналистики и коммуникационного менеджмента, специалисты Медиацентра университета и журналисты региональных СМИ.

Спикеры семинара-тренинга — редактор сайта «Новая газета» Вячеслав Половинко и казахстанский медиаэксперт Бактыгуль Бурбаева. Мы поговорили с Вячеславом Половинко о проблемах медиаэтики и будущем журналистики.

Вячеслав Половинко, старший продюсер сайта «Новой газеты», родом из Казахстана. Он работал в актюбинских и уральских  СМИ, позже перебрался в Россию. Сейчас, во время приостановки деятельности издания «Новая газета» в России, сотрудничает с ресурсом «Новая газета Европа».

Вячеслав, ваша основная аудитория в Костанае — студенты. Как вы думаете, как воспринимает медиаэтику поколение TikTok?

Поколение TikTok я бы не стал выделять — мы не можем дать ему какое-то определение. TikTok и молодёжь — не то, между чем надо ставить полноценный знак равенства. Если вы говорите о молодых людях, которые способны работать в социальных сетях, где есть определённые форматы, клиповость мышления, то медиаэтика ими воспринимается по-разному. В силу тех площадок и платформ, на которых они работают, нарушения медиаэтики у них встречаются чаще. Просто потому что социальные сети — это не СМИ, там не требуют верификацию информации, согласия на публикацию данных о человеке. Не требуется даже, по большому счёту, проявлять уважение. Нет такого правила.

Но при этом молодое поколение относится к этике более чутко и старается выдерживать нормы.

Наступила эпоха пранков, фейков, информационных войн. Как вы думаете, возможно ли с помощью саморегулирования, устных норм как-то навести порядок в информационном поле?

Пранки, фейки и информационные войны начались не сегодня и не сейчас. Это продолжается уже некоторое время. Сейчас мы сталкиваемся с большим количеством токсичного контента — из-за того, что наступила война. В военное время количество подобных вещей кратно увеличивается. При этом я всё равно остаюсь сторонником того, что излишнее регулирование извне с помощью документов, письменных законов и т. д. только вредит информационной сфере. Информационная среда должна саморегулироваться — это железобетонное правило, которое я считаю аксиомой. Чем больше вы будете вводить регуляторных функций, тем хуже.

Понимаете, когда вы вводите какие-то правила, прописав их калёным железом, вы стимулируете ещё большее их нарушение. Интернет изначально создавался как сложная, хаотичная и в то же время свободная система. Есть, конечно, какие-то правила, но они, простите за каламбур, всегда неписанные. Саморегулирование в данном случае единственный, на мой взгляд, верный путь. Другое дело, если мы говорим про обычные СМИ. Там, конечно, нужен более продвинутый закон «О СМИ», в котором кейсы по медиаэтике должны быть прописаны, что называется, кровью. Этические нарушения, которые уже случились, должны быть осмыслены, обработаны и в качестве непреложных истин внесены в закон.

Какие основные нарушения этических норм сейчас присутствуют в сетевой журналистике? Может быть, вы приведёте примеры?

Сейчас главная проблема казахстанской журналистики и вообще любой журналистики заключается в её главном же преимуществе. А главное преимущество — скорость передачи информации. Беда в том, что когда скорость увеличивается, уменьшается скорость верификации. В погоне за рейтингами, просмотрами, обычным хайпом или за тем, чтобы быть первым, журналисты зачастую не перепроверяют информацию. Перепроверка информации — главное качество, которое должно быть присуще любому журналисту и любой редакции.

Размываются границы между блогерами, журналистами, гражданскими активистами. Кто такой журналист, на ваш взгляд?

На самом деле определение журналиста остаётся прежним. Это человек, который собирает информацию, анализирует её, верифицирует (что важно) и рассказывает читателям, потребителям. Другое дело, что под это определение в принципе может подойти и любой блогер. Поэтому принадлежность журналиста к профессии определяется его в том числе принадлежностью к официальному медиа. Журналист, работающий в СМИ, — это журналист. А человек, который работает самостоятельно, — блогер. Есть ещё гражданские журналисты, но это чуть-чуть другая категория, которая должна выноситься в отдельное определение.

И напоследок: дайте совет начинающим журналистам, студентам.

Начинающим журналистам я бы посоветовал не бояться заходить в профессию, несмотря на то, что она стала сейчас куда более разветвлённой, чем ещё лет 15 назад. Эта разветвлённость делает профессию ещё более интересной.

Важно иметь хорошую теоретическую базу. Говорю как практик — когда вы начинаете работать, опыт предыдущих поколений коллег должен учитываться. Это не значит, что вы должны воспринимать его как аксиому. Вы можете менять нормы, но для этого придется наработать собственный опыт и, возможно, набить шишки. Не надо этого бояться.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь