Qazaq tili: фильм для каждого казахстанца

0
129

На интернет-площадках проекта Oila — отдела документального кино «Экспресс К» — вышел новый фильм Каната Бейсекеева «Qazaq tili». С 15 июля он доступен для просмотра в Aitube, с 21 июля — на YouTube. Картина посвящена роли казахского языка в жизни казахстанцев, отношению к нему молодёжи, популяризации и перспективам развития в будущем. Об этом рассуждают известные и неизвестные молодые казахстанцы. Построенный на их монологах фильм получился интересным, волнующим и мотивирующим. «Qazaq tili» смотрела и анализировала медиакритик Лаура Копжасарова.

Волнующий вопрос

«Qazaq tili» — вторая работа нового отдела документального кино редакции новостного портала «Экспресс К». Фильм снят командой известного казахстанского режиссёра-документалиста Каната Бейсекеева. Он курировал и продюсировал режиссёрский дебют своих воспитанников Берке Шамшидена и Максата Абитаева. Первый выступил режиссёром и оператором-постановщиком фильма, второй — режиссёром монтажа и звукооператором. До этого оба участвовали более чем в десяти проектах студии Бейсекеева. Работу своих подопечных в новом амплуа он оценил высоко — написал, что очень гордится ребятами за то, что они «смогли оформить фильм так, с энтузиазмом и любовью к языку». 

Именно это отношение и делает картину волнующей: зрителя может тронуть только тот материал, который по-настоящему волнует самих авторов. В «Qazaq tili» выражены переживания и тревога создателей фильма за настоящее и будущее казахского языка. Фильм «вырос» из подкаста Бейсекеева ЗАМАНДАС, где часто обсуждался этот вопрос. Неравнодушными к нему предстают и герои. Это люди разных профессий и слоёв общества, жители городов и аулов. К слову, никто не указан по имени, фамилии, должности (правда, в завершающих титрах герои перечислены по именам, в свободном порядке), хотя многие из них настолько узнаваемые личности, что не нуждаются в представлении. 

Намеренная деидентификация позволяет акцентировать общее, объединяющее начало разноликих героев. Безымянные спикеры — в первую очередь казахстанцы, представители многоголосного Казахстана. И в подавляющем большинстве это молодёжь, от которой зависит дальнейшая жизнь и судьба языка. Они говорят на казахском и русском языках, их речь сопровождается переводными субтитрами на трёх языках (казахском, русском, английском), что делает фильм понятным для любой аудитории. Каждый из интервьюируемых делится своим мнением о роли казахского языка в обществе и жизни. Причём разговор начинается сразу же. 

Первая фраза, которую слышит зритель: «Вопрос языка — это всегда очень сложный вопрос…» Её произносит журналист Арслан Аканов, которого называют специалистом по истории национализма. Начало любого произведения чрезвычайно важно — оно либо цепляет, либо нет. Лично меня «Qazaq tili» сразу затянул отсутствием пресловутого введения, предваряющего закадрового голоса. Более того, присутствие и позиция создателей фильма напрямую (вербально) не выражается на всём его протяжении — в нём нет закадровой информации, пояснений, оценок, комментариев. Не звучат, за незначительной парой исключений, и сами вопросы — они считываются из демонстрируемых интервью-монологов.

В прошлом и настоящем

Исходя из личного опыта большинство интервьюируемых констатировало доминирование русского языка в прошлом, а где-то — и в настоящем. Например, тамада отметил, что, начиная с детского сада, всё шло на русском. Актёр дубляжа признался, что, будучи подростком, хотел смотреть фильмы или мультфильмы на родном языке, но все они были только на русском. Без его знания, по словам других героев, в прежние времена не было возможности устроиться на работу. 

Учительница рассказала, что приехавшие в 90-е годы из Монголии репатрианты сначала сильно мучились: они не могли узнать элементарные бытовые вещи, потому что сами казахи отвечали им на русском языке. Героиня сетует, что до сих пор дети — даже учащиеся казахских школ — повсеместно используют для разных целей только русский язык. Как признался участник группы Ninety One, у него не было задачи научиться русскому языку, но «он сам обязал себя учить» его по приезду в Алматы. Потому что везде, начиная от вывесок и меню, всё было на русском. Показательной в этом отношении служит и речь бывшего сельского жителя — в ней глубоко укоренились русские слова. 

Парадокс бытования казахского языка в Казахстане подтверждает непредвзятый сторонний человек — иностранка. Она говорит: «Если вы поедете во Францию, вы говорите на французском. Если вы поедете в Италию, вы говорите на итальянском. Но здесь вы общаетесь на русском и английском». По оценкам многих героев, роль казахского языка в последнее время усиливается, его становится больше. Но не везде. Если, к примеру, в Атырау без госязыка не обойтись, то в Усть-Каменогорске, как заявила местная девушка, он в общем-то и не нужен — все говорят на русском.

Истоки нынешнего положения в первую очередь видятся в прошлом — в языковой политике СССР, отодвигавшей национальные языки республик на второй план. В то же время в анонсе фильма отмечается, что среди самого населения всё ещё остаётся некий скепсис в отношении национального языка. Гид из Усть-Каменогорска признаёт: «Мы сами тоже виноваты в этом. Почему сами не говорим на казахском?!»

Сила искусства

Среди спикеров фильма есть молодые представители творческих профессий, сферы культуры и шоу-бизнеса, которые говорят на казахском и популяризируют родную культуру и язык. В их числе — известная группа Ninety One, исполняющая свои песни исключительно на казахском языке. К слову, присутствие этого коллектива заявлено в качестве одной из четырех очевидных причин посмотреть фильм.

Наиболее ярким и значимым в композиции и идейно-смысловом содержании картины, на мой взгляд, является монолог актрисы, сыгравшей главную роль в спектакле «Джамиля» по повести Чингиза Айтматова (Сагыныш Акасова — актриса театра «Жас Сахна»). Она, в частности, говорит: «Если мы полностью раскроем все положительные стороны казахского народа, то люди будут тянуться к нему». Спектакль, сцены из которого идут видеорядом к монологу, а также выступают как самостоятельные фрагменты, как раз и являет собой такой притягательный пример.

Правда, у иностранцев и тех, кто незнаком с повестью и творчеством Айтматова, выбор произведения может вызвать вопрос — почему именно «Джамиля», если речь идёт о красоте и популяризации казахской культуры? Айтматов для Казахстана не просто представитель братского народа — его почитают практически как национального писателя. В жизни и творчестве Айтматова очень многое связано с Казахстаном, казахами, переплетено с казахским образом жизни. Один из зарубежных исследователей его творчества писал, что благодаря этому писателю духовный мир современных киргизских гор и казахской степи стал достоянием мировой литературы. Чингиз Айтматов, кстати, был народным писателем и Кыргызстана, и Казахстана.

Даже вне этого контекста выбор спектакля очень удачен, потому что он перекликается с фильмом. Тема любви в «Джамиле» нерасторжимо сплетена с темой искусства — эту повесть называют историей любви, рождённой музыкой. Перелом в Джамиле наступает после того, как она слышит песню Данияра (кстати, наполовину казаха), тогда в ней и зарождается большое чувство. Эта сцена из спектакля, включённая в фильм, выражает идею волшебной силы искусства. И взывает к аналогии: точно так же, влюбив в культуру и искусство народа, можно привлечь к изучению его языка.

Сам режиссёр признался, что благодаря работе над фильмом в нём проснулась любовь ко ВСЕМУ казахскому: к людям, музыке и языку. «Мне кажется, только такой путь может подтолкнуть людей учить казахский язык. Надо показать, какой казахский язык красивый и интересный, тогда он станет востребованным среди молодёжи», — сказал он в интервью для «Экспресс К».

Красота в глазах снимающего

В завершающей части фильма (и в этом есть драматургическая закономерность) герои воодушевлённо говорят, в чём видят красоту и привлекательность казахского языка. Ответы были разные — многозначность слов, глубина, гибкость, образность и т. д. Концовка получилась пафосной, но искренность говорящих вызывает уважение. Красота в фильме — одна из ключевых ценностей. И это относится не только к языку. Фильм наполнен красивой музыкой и песнями. В нём показана красота природы. Причём это не какие-то эффектные картины восхитительных мест Казахстана, а типичный сельский пейзаж с колышимой ветром травой и пасущейся живностью. Он пленяет своей простотой и непритязательностью. 

Прекрасны различные городские пространства и магистрали, сельские улочки и дворики. Красивы люди — неравнодушные герои фильма, просто прохожие, городская молодёжь, аульские мальчишки и парни, попавшие в поле зрения камеры. Автор восхищается красотой при помощи невербальных средств, не прибегая к закадровым комментариям. Роль визуальной составляющей изначально играет особую роль в картине, где режиссёр и оператор — это одно лицо. И работа Берке Шамшидена заслуживает похвалы. 

Чтобы передать характеры и эмоции героев, он внимательно, пристально «всматривается» в лица персонажей, изображая их в разных ракурсах, планах, активно работает со светом и символикой цвета, часто использует «наезд» и «отъезд» камеры, расфокус. В некоторых моментах эти приёмы воспринимаются метафорически. Вообще при просмотре фильма применительно к нему в голове само по себе возникало слово «поэтический». И это не только фигура речи. Согласно классификации американского кинокритика и теоретика кино Билла Николза, так называется один из шести поджанров документалистики. 

Конечно, «Qazaq tili» нельзя назвать образцом этого жанра в чистом виде — скорее, это одна из его ярко выраженных стилевых особенностей. Но все же есть черты и других жанров. Так, Бейсекеев отнёс картину к «линейке исследовательских документальных фильмов», что, впрочем, на мой взгляд, довольно спорно. 

Есть идеи

Помимо пробуждения интереса к изучению языка через искусство, прозвучали и другие предложения — к примеру, создавать больше качественного контента на казахском языке, использовать современные форматы. Казахоязычный стендапер считает, что казахский очень подходит жанру стендапа, так как казахи любят шутить. Энтузиаст обучения казахскому языку, русский парень, отмечает, что проблемой изучающих казахский язык является отсутствие мест, где можно бесплатно его практиковать. Собственно, по этой причине он сам и открыл бесплатный разговорный клуб казахского. Этот же спикер высказал важную мысль о том, что тяжелее всего городским казахам, так как они сталкиваются с негативом и упреками, отбивающими желание учить язык.

Бизнесмен-ресторатор убежден: язык нужно продвигать без ультиматумов. По мнению актера дубляжа, если у молодёжи будет выбор — смотреть качественный контент на русском или на казахском языке, то казахи будут выбирать родной язык. И тогда, по его мнению, проблема исчезнет сама собой, и не будет языковых конфликтов.

Возможно, что-то из сказанного покажется наивным и спорным, и экспертных мнений в картине недостаёт. Самое главное — поставлены проблемные вопросы, даны разные ответы, и своим выходом фильм породил ожидаемые споры. Зрители активно комментируют картину, подавляющее большинство отзывов — положительные. Люди восторгаются фильмом и пишут, что он вдохновил их изучать язык, смотреть кино и спектакли, слушать песни на казахском, совершенствовать и продвигать родной язык.

Аудитория — вся страна

Без какого-либо преувеличения можно утверждать, что этот фильм даже не для широкой аудитории — он для всех казахстанцев. Честно говоря, не припомню, о каком ещё произведении независимого Казахстана, тем более документалистике, можно было так сказать. Это месседж для госорганов разного уровня, идеологов, общественников, учёных, лингвистов, педагогов, методистов и т. д. — всех, кто занимается вопросами формирования внутренней политики, пропагандой и обучением госязыку. Стоит прислушаться к проблемам, идеям и предложениям, высказанным в фильме, снятом не в рамках какой-то бюджетной программы, госзаказа, а из неравнодушия к языку.

Фильм показывает примеры, подталкивающие изучать язык тех, кто его не знает или знает плохо, особенно этнических казахов. И так как языковой вопрос действительно касается абсолютно всех граждан страны, его стоит посмотреть всем казахстанцам. По крайней мере, тем, кто собирается и дальше жить в Казахстане. Кинематографический продукт, посвящённый актуальной и зачастую больной, остро стоящей в Казахстане теме, получился этически безупречным и при этом весьма интересным. Конечно, не всё в нем идеально. На мой взгляд, есть затянутые сцены, «неработающие» фрагменты. Предвижу и возмущение поклонников Ninety One, прекрасно понимаю причины такого хода, но всё же для меня этой группы в фильме оказалось много. 

Спорен и выбор регионов. Всего география картины охватывает три города: Атырау, Алматы и Усть-Каменогорск. Первый и третий, как уже говорилось ранее, контрастируют по необходимости знания казахского языка. Кроме того, как пояснялось, локации подобраны исходя из наиболее отличающихся в этих частях страны диалектов языка. По моему мнению, это всё же узкий подход для разговора о положении языка — для большей полноты и разносторонности картины можно было включить гораздо больше регионов.

Впрочем это нисколько не портит общее впечатление о талантливой и удачной дебютной работе учеников Бейсекеева, которая появилась очень вовремя. Как отмечается в самой картине, после 24 февраля среди казахстанцев всколыхнулся интерес к национальному языку. Именно сейчас возник очень подходящий момент для активизации и переформатирования его изучения, укрепления позиций. Важно его не упустить. В этом один из главных посылов фильма «Qazaq tili».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь