Медиа диаспор: балкарцы Казахстана

0
61

Несмотря на то, что о карачаевцах и балкарцах нередко говорят как о близких тюркоязычных народах, а учёные спорят, отдельные это этносы или субэтносы, в медийном выражении целесообразно представить их раздельно. На этот раз в рубрике — анализ представленности балкарцев в СМИ Казахстана.

Появление балкарцев, как и многих других народов, в Казахстане связано с депортацией в сталинские годы. В марте 1944 года со статусом «спецпоселенцы» в КазССР их оказалось более 16 000. Потом, в 50–60-е годы прошлого века, большая их часть вернулась на историческую родину, в Кабардино-Балкарию. Ныне 8 марта — День памяти жертв депортации балкарского народа, а 28 марта отмечается как День возрождения балкарского народа. Сейчас в нашей стране, по разным данным, проживает от 2000 до 10 000 представителей народа.

Скудная презентация

В Казахстане этноСМИ этой диаспоры отсутствуют в их традиционном и новомедийном проявлении. Что сохранилось в информационном пространстве нашей страны о жизни диаспоры в разные годы и сейчас?

Совсем немного. Ещё шесть лет назад о балкарцах рассказывали со вкусом: о традициях, о кухне и быте — передача «Общий дом» на тогда ещё KAZAKH TV (сейчас JIBEK JOLY).

Были и добротные газетные статьи: «Низкий тебе поклон, казахская земля!».

Из относительно недавних казахстанских материалов, имеющих прямое отношение к диаспоре и отдалённо повторяющих представительскую линию, можно назвать только сюжет «Шанырака» на Abai TV — «Балкарская диаспора».

На этот раз передача обошлась без чиновников, она состоит из неторопливых рассказов о балкарцах разного возраста. Нехотя было зафиксировано неизбежное: нет уже старшего поколения, которое пережило все тяготы депортации и могло бы поведать обо всём, что непосредственно с ними происходило. Остались потомки, которых можно и нужно расспрашивать о том, что им когда-то в детстве по секрету рассказывали старшие. Но в этом сюжете «Шанырака» реальной журналистской работы нет, а потому представители среднего и младшего поколения диаспоры отделались весьма общими словами о некогда перенесённых тяготах близких. Живые истории, которые могли бы быть сердцевиной сюжета, отсутствовали, была лишь явно урезанная попытка авторов проекта всё это обозначить.

Чтобы помнили и знали

Для того чтобы объяснить, что имеется в виду под «личными историями», приведём фрагмент статьи «Чёрный день для моего народа» из кавказского СМИ:

«Тот же Кязим Мечиев как духовный лидер поддерживал народ. Но не только поэзией. Когда люди ехали в вагонах, они отказывались есть баланду: в горячую воду крошили селёдку и давали с хлебом. А люди не знали, что это, и думали, что их кормят свининой. И Кязим сказал, что берёт их грех на себя. Сказал, кушайте, я буду за это отвечать перед Аллахом, кушайте, а то дети погибнут. Религия помогала. Помогало, что и наши языки были понятны казахам и киргизам, и мы понимали их. Но сначала были очень плохие отношения с местными, пока они не поняли, что приехали не головорезы, а такие же трудяги, как и они сами. Казахи очень тяжело жили. У них отнимали всё зерно и весь скот для фронта, и они тоже голодали. Но сами люди были очень гостеприимными, добрыми и делились последним куском хлеба».

Это уже не препарированная история, к какой больше всего тяготеют казахстанские СМИ, а эмоциональный рассказ с реальными деталями трагедии народа.

Собственно, в наших СМИ совсем немного историко-архивных изысканий о балкарской диаспоре. Единичны и лишены всякой конкретики исторические материалы о депортации: «Депортация. Балкарцы, «не отстоявшие Эльбрус»». Сегодня лишь на исторической родине точно и искренне вспоминают о трагических страницах выживания диаспоры в те годы: «78 лет назад в Казахстан и Киргизию были депортированы балкарцы». Получается, истории, культуры и языка этой диаспоры в медиа Казахстана просто нет.

В свою очередь, информация о работе двух этнообъединений — «Балкарии» и республиканского объединения карачаевцев и балкарцев «Бірлік» — только изредка встречается в связи с упоминаниями о каких-то акциях или мероприятиях. Но скорее в общем перечислительном ряду с иными диаспорами и другими событиями, поэтому понять что-то о жизни диаспоры невозможно.

В социальных сетях нашлось только объединение «Бiрлик», однако с материалами семилетней давности.

Найти виновных в медийной пустоте балкарской диаспоры в Казахстане сложно — возможно, и не надо. На своей родине балкарцы (и пережившие депортацию, и их потомки) вспоминают о годах жизни в Казахстане, выпускают документальные фильмы с материалами, собранными в нашей республике. Однако тотальное отсутствие медийного освещения одной из диаспор не извинительно ни для Ассамблеи народа Казахстана, ни для ещё присутствующей в стране самой балкарской диаспоры.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь