Фильм о трансгендерах от Airan

0
107

Авторы YouTube-канала Airan решили удивить зрителя по-настоящему. И обратились к теме, обещающей раскол аудитории ещё на этапе прочтения названия новой документалки. Фильм «Трансгендеры в Казахстане: смена пола, гормоны, отношения. Как мужчины становятся женщинами?» появился на канале две недели назад и, судя по комментариям, оправдал названные ожидания полностью: комментарии полны страстей.

Большая работа

Я уже писал о фильме команды Airan, посвящённом проблеме синтетических наркотиков, и ту работу в основном хвалил, оговорившись, что следующая картина — об алматинских трущобах — заданную планку уже не выдерживает. А так как профессионализм — это стабильность, а имидж информационного бренда определяется не столько удачами, сколько провалами, новый «замер» было провести интересно.

Фильм «Трансгендеры в Казахстане» — это новая работа Airan, которая вновь впечатляет: угадывая вклад в неё конкретных людей, я особенно выделил бы автора сценария, что в этой разновидности документалистики означает «журналиста в поле», Екатерину Потягину, а также продюсера Айман Егинбаеву.

Даже применяя самый худший, математический подход к этому фильму, предлагаю оценить следующие цифры. В ленте «час с четвертью» я насчитал 18 героев, большая часть из которых — не скрывающие лиц и свободно рассказывающие о своих проблемах трансгендерные люди. Подготовительная продюсерская работа, как и в фильме про наркотики, — на высоте. Собранного материала — на три спецрепа, при этом обошлось без побочного эффекта: мои скептические ожидания того, что авторы непременно увязнут при распутывании нитей многосоставной темы, не оправдались.

Структура фильма прочна и понятна, как Эйфелева башня.

Сначала зрителю показывают главных героев, рассказывающих, как они приходили к гендерному самоопределению. Затем объясняется разница между «агендерами», «гендерфлюидами», «небинарами» с последующим выходом на другой терминологический уровень с разграничением уже «трансгендеров», «трансвеститов» и «травести» (здесь зрителя знакомят и с новыми героями). И только после происходит погружение в проблемы людей, страдающих от насилия, принимающих некачественные гормональные препараты, загнанных в ловушку законодательной архаики и испытывающих давление в семьях, на работе, в учебных заведениях.

Амбиции канала Airan, связанные с показом в YouTube уровня настоящего профессионального телевидения, подтверждает и отличная работа видеооператоров («видеографы» рука не поднимается написать) — картинка динамична, идеальна композиционно и напитана правильно выставленным светом. В глаза бросается классическая манера съёмки под консервативный телевизионный монтаж — и это здесь скорее плюс, потому что даже без включения «монтажного мышления» на интуитивно-потребительском уровне фильм кажется сделанным для большого ТВ (к качеству видео на котором вопросов всегда возникало меньше всего).

Кроме того, «Трансгендеры в Казахстане» обладают тем, что присутствует в любом стоящем обсуждения плоде человеческого интеллекта: до краёв наполненными самой жизнью деталями. Плачущие матери, вспоминающие каминг-ауты детей и тяжёлые преодоления собственных стереотипов, полный непреходящей грусти взгляд трансгендера Мишель, когда-то пережившую неприятие всех родственников, друзей и коллег. Может быть, все эти эмоциональные маячки, дополняющие большую режиссёрскую свободу, и приближают журналистскую документалистику к неигровому кино?

«Вот вам крест, никогда в женском образе не занимался сексом», — восклицает, крестясь, артист травести-шоу Лев, не подозревая, что естественным своим жестом делает фильм лучше. А финальная песня семейного ансамбля под руководством матери трансгендера Алуы (слова: «А я прийти к тебе хочу, я все системы отключу, но о любви не промолчу») вспыхивает под занавес ярким, почти фотографическим образом.

Хорошие и плохие примеры

Интересно, как авторы пытаются вывести проблему нетерпимости к трансгендерам на уровень политических ценностей. Так, в самом начале фильма появляется Алёна, переехавшая в Казахстан из России после того, как к ней с обыском явились сотрудники ФСБ за перепост статьи «Как помочь армии Украины деньгами». Идея обозначить толерантность ко всяческой инаковости на шкале «демократия — автократия» продолжается в истории небинарной личности Фонка. Гендерфлюид рассказывает о враждебно настроенной к себе «пропутинской семье», которая против Запада и ЛГБТ. Логически завершает этот нарратив Робин Алис Маккатчеон, транс-персона из США, работавшая когда-то в американском посольстве. Героиня рассказывает, что скрывала гендер, потому что геев и лесбиянок выгоняли из Госдепа вплоть до начала 90-х годов.

Таким образом авторы объясняют: нетерпимость, которая так часто упоминается в фильме, есть признак отсталости. Иллюстрации подаются однозначно: вот откатывается назад Россия, выталкивая западные ценности, включая права и свободы каждого. А вот Соединённые Штаты Америки, вставшие на путь осмысления проблемы и постоянно улучшающие демократическую практику. И эти два полюса появились в фильме не случайно: авторы будто пытаются добиться неких правильных ассоциаций, как бы актуализируя высказывание «Ты против Путина? Ты за западную демократию? Но почему же тогда и против ЛГБТ?».

Пожалуй, этот просветительский посыл и назидательное похлопывание по плечу с приведением «хороших» и «плохих» примеров кажется каким-то формализованным. Потому что трансгендер Алёна сбежала в Казахстан из-за риска быть схваченной за поддержку Украины, а не за поддержку ЛГБТ; связь гомо- и трансфобии с «путинизмом» (из уст Фонка) весьма условна, потому что эти виды нетерпимости в нашей стране очень ненадёжно связаны с политическими взглядами вообще (трансфобии среди противников Путина точно хватает). Ну а случай Робин Алис Маккатчеон для многих зрителей может оказаться слабым аргументом в пользу изменений в сознании (угадывается реакция: «если в Америке всё только устаканилось, что уж про нас говорить»).

Впрочем, на оценку фильма в целом это никак не влияет.

«Трансгендеры в Казахстане» — это большая журналистская работа, доказывающая, что документальные фильмы до сих пор — главное предложение YouTube-канала Airan, ищущего свои форматы. Фильм «Трансгендеры в Казахстане» обретает ясное политическое звучание, потому что эта работа представляет собой не каталог судеб на потеху публике; фильм — о правах меньшинств вообще (не обязательно сексуальных), соблюдение которых и есть один из важных признаков демократии.

И хотелось бы обобщить: выходцы из телевидения показывают в YouTube очень интересные результаты, зачастую превосходящие их же выступления на ТВ. Проекты «Обожаю» Асхата Ниязова и Airan — хороший пример труда профессионалов, освободившихся от тесных рамок телевидения. По-прежнему жду, что телевизионщиков в YouTube будет ещё больше, потому что конкуренция — двигатель прогресса.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь