Как в Таджикистане продвигают медиаграмотность в инклюзивной среде

0
114

Три последних года Дом медиаграмотности в Худжанде, на севере Таджикистана, проводил образовательные тренинги по базовым навыкам работы с информацией. К своим сессиям они старались привлекать молодёжь, которой не всегда доступна информация на эту тему. Например, среди их участников были студенты профтехучилищ или люди с нарушениями слуха. Последней категории информация о медиаграмотности почти недоступна, хотя именно они нуждаются в ней больше остальных.

О том, как активисты пытаются продвигать идеи медийной и цифровой грамотности в инклюзивной среде, рассказывает «Новый репортёр».

Люди с нарушениями слуха очень сильно зависят от интернета. Для них это единственная возможность получить информацию, а также площадка, на которой они могут общаться. В последнее время в социальных сетях появляются различные группы, участниками которых являются слабослышащие люди, здесь они обмениваются информацией.

— К сожалению, в этих группах часто распространяется недостоверная информация, но люди с нарушениями слуха не всегда могут её проверить. Часто они принимают решения, полагаясь на непроверенные факты, и это очень большая проблема, — говорит Сухроб Собиров, руководитель Дома медиаграмотности в Худжанде, который был открыт при поддержке Internews.

Сухроб работает с этой категорией слушателей уже несколько лет — он вместе со своими коллегами проводит для них тренинги, посвящённые правам людей с инвалидностью. Во время тренингов использует услуги переводчика на жестовый язык. На тренингах для слабослышащих людей невозможно использовать только письменные презентации или титры под видео, нужен именно перевод на жестовый язык. Дело в том, что у большинства людей с нарушениями слуха довольно небольшой словарный запас, и они нуждаются в интерпретации смыслов, чем и занимается переводчик.

— Вообще люди с нарушениями слуха и зрения наиболее уязвимы к некачественной информации, — объясняет Сухроб. — При физической инвалидности нет нужды в дополнительных усилиях, чтобы получить информацию. Тогда как слабовидящие люди нуждаются в книгах Брайля, а слабослышащие — в переводе на жестовый язык.

Дом медиаграмотности открылся в Худжанде в 2021 году, и в течение трёх лет здесь прошло более 50 самых разных тренингов, посвящённых медиаграмотности. Почти на всех мероприятиях принимали участие люди с инвалидностью. Кроме тренингов, Дом медиаграмотности в Худжанде провёл два инклюзивных фестиваля, в которых также принимали участие слабослышащие.

Сухроб объясняет, что у его команды тесные связи с общественными организациями, чья деятельность направлена на работу с людьми с инвалидностью, поэтому они легко собрали аудиторию и нашли переводчика.

— В наших тренингах по медиаграмотности приняло участие более 20 людей с нарушениями слуха. Они были достаточно активны во время работы, очень много задавали вопросов об информации в интернете, о том, как и где её проверять, стоит ли верить той или иной площадке. Если вы посмотрите видео наших встреч, то увидите, какая это благодарная аудитория — им всё интересно, у них глаза горят, — говорит Сухроб.

Сами люди с инвалидностью признаются, что им прежде всего не хватает информации о том, что происходит в Таджикистане.

— Всю информацию я получаю через Instagram или другие соцсети, иногда через друзей или через переводчика на жестовый язык. Но информации не хватает: например, я хочу знать, что говорит наш президент, но это недоступно для людей с нарушениями слуха, — признаётся Музаффар Файзуллоев, участник тренингов Дома медиаграмотности.

По его словам, во время тренингов он впервые узнал, что информация в соцсетях может быть ложной, и научился проверять её.

— Нам всё подробно объясняли через переводчика на жестовый язык, а также показывали нам ролики, спектакль, и было очень интересно и полезно, — рассказывает Музаффар.

Сухроб говорит, что специализированных тренингов по медиаграмотности именно для слабослышащих людей в Таджикистане пока нет. Организации, которые проводят образовательные мероприятия для людей этой категории, посвящают свои тренинги пусть и смежным, но другим темам. При этом Сухроб считает, что медийная и цифровая грамотность должна быть доступна как самим людям с инвалидностью, так и специалистам, которые с ними работают.

— У меня несколько предложений: сейчас в каждом регионе при хукуматах появляются советники по правам людей с инвалидностью, и нужно прежде всего их обучать основам медийной и цифровой грамотности. Кроме того, нужно обучать медиаграмотности переводчиков на жестовый язык, а также издавать литературу на эту тему, адаптированную под потребности людей с нарушениями слуха и зрения, — предлагает Сухроб.

Между тем, по данным общества инвалидов Таджикистана, в республике насчитывается около 30 тысяч людей с нарушениями слуха, четыре тысячи из них — дети. В Таджикистане для них производится очень мало адаптированного контента, но примеры всё-таки есть. Например, телекомпания «7 Ситора» три года назад по своей собственной инициативе включила перевод на жестовый язык в свои итоговые новости — 30-минутные выпуски, которые выходят в эфир каждую субботу.

— Когда мы показали наши ролики с переводом на жестовый язык людям с нарушениями слуха, они радовались, как дети, потому что лет 20 не встречали местный контент, который бы полностью понимали, — рассказывал Махмуджон Сангинов, победитель инклюзивной контент-лаборатории по молодёжному активизму Inclusive Content Lab, которую при поддержке Internews in Tajikistan проводила общественная организация «Фидокор».

Дом медиаграмотности в Худжанде был реализован в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь