В Таджикистане планируют принять новый Информационный кодекс. Эксперты считают, что он уже устарел

0
971
Иллюстративное фото

Несмотря на то, что работа над информационным кодексом Таджикистана подходит к концу, местные эксперты считают, что он нуждается в серьезной доработке. Прежде всего, журналисты и юристы обращают внимание на то, что разработанный документ не отвечает требованиям времени и не учитывает новые технологии и цифровую среду, в которой мы живем.

«Новый репортер» поговорил о проекте Кодекса с представителем рабочей группы, а также с независимыми экспертами, которые следят за процессом разработки документа.

Шесть лет назад, когда началась работа над проектом Информационного кодекса, авторы планировали собрать в нем более 20 самых разных законов, касающихся информации и телекоммуникаций. Спустя шесть лет проект Кодекса готов, однако, в него в итоге вошли всего четыре закона.

— В проект Кодекса вошли четыре таджикских закона: «Закон об информации», «Закон об информатизации», «Закон о право на доступ к информации» и «Закон о защите информации». Разработка Информационного кодекса—была начата в рамках Концепции правовой политики Таджикистана на 2018–2028 годы, — рассказывает Ранжет Ятимов, медиаюрист общественной организации «Хома» и участник рабочей группы, которая работала над созданием проекта Информационного кодекса.

По его словам, в этот документ внесены несколько новых терминов и норм, которые касаются Интернета и телекоммуникационных сетей, но в остальном используются только существующие законы.

Однако, Парвина Ибодова, юрист ОО ГИПИ, эксперт в области Интернет-права считает, что законы, которые вошли в итоговый проект Кодекса, были приняты так давно, что сами нуждаются в обновлении и не отвечают требованию времени.

— В них есть нормы, которые серьезно устарели, потому что эти законы были приняты еще в нулевые годы, когда реальность была совсем другой, — объясняет П. Ибодова.

Мнение П. Ибодовой разделяет и её коллега — Дилрабо Самадова, юрист, глава организации «Офис гражданских свобод».

— Таджикистан не уникален в вопросе принятия Информационного кодекса. Соседний Узбекистан тоже находится в процессе разработки такого документа. Однако другие наши соседи, например, Казахстан, Кыргызстан, а также Россия разрабатывают Цифровые кодексы, которые регулируют не только сферу информации, но и объединяют ее с информационными технологиями, — объясняет Д. Самадова.

Она говорит, что идти по этому пути и разработать Цифровой кодекс или Информационно-цифровой, является требованием времени.

-Цифровой кодекс сможет регулировать общественные отношения связанные с цифровыми технологиями, обработкой данных, информационной безопасностью, цифровыми платформами. Он должен закрепить и гарантировать цифровые права граждан, гарантировать защиту частной, семейной жизни в цифровом пространстве. В нем должны содержаться такие понятия, как онлайн платформы, цифровые продукты, идентификация и цифровая подпись, электронные документы и документооборот, электронный банкинг и оплата и т.д. Предложенный проект Информационного кодекса на самом деле частично охватывает цифровое пространство, однако не регулирует должным образом, — говорит Д. Самадова.

На то, что проект Информационного кодекса не охватывает цифровую среду, обратила внимание и Зебо Таджибаева, руководительница онлайн-медиа Your.tj.

— В этом кодексе нет главного – цифрового пространства, где мы давно живем и работаем. То есть кодекс должен быть не информационным, раз мы туда включили Интернет, базы данных, работу провайдеров; он должен быть цифровым, — дополняет З. Таджибаева.

Такой же точки зрения придерживается и эксперт по медиаграмотности и фактчеку Рустам Гулов. Он говорит, что в проекте Кодекса нет пунктов, которые бы описывали понятие открытых данных, нет информации о том, в каком виде госорганы должны предоставлять эту информацию и т.д. Причем, в мировых рейтингах, посвященных открытым данным, Таджикистан занимает самые низкие позиции. Например, в рейтинге открытых данных Open Data Inventory (ODIN) за 2022 год республика находится на 126 месте среди 195 стран и эти результаты, по мнению экспертов, влияют на развитие страны.

— Открытые данные — это ресурс, который крайне необходим для развития экономики, для повышения доверия населения к государству, для укрепления роли государства в борьбе с дезинформацией. Они могут стать предпосылкой развития многих отраслей — от ИТ до сельского хозяйства. От того, что эти данные пылятся где-то в архивах, нет никакой пользы. Чем больше будет открытых данных, тем больше стартапов будет возникать на их базе. Однако, в проекте Кодекса эти важные вопросы не учтены, об открытых данных нет ни слова, — говорит Р. Гулов.

Проект нового кодекса может навредить журналистам?

Несмотря на то, что в проекте Кодекса действительно в большей степени содержатся пункты из существующего законодательства, эксперты всё-таки указывают на целый ряд «расплывчатых формулировок», которые могут негативно отразиться на работе медиа.

— Например, в статье 12 этого документа говорится, что ограничения на доступ к информации могут быть наложены в целях защиты нравственной ценности населения. Но нет определения, что значит нравственность и как можно ей навредить? — Задается вопросами З. Таджибаева.

Кроме того, журналистка говорит, что проект Кодекса дает любому государственному ведомству право требовать от медиа удалять информацию со своих сайтов, в случае если эта информация по мнению чиновников не соответствует действительности.

— Об этом говорится в 80 статье. Любому чиновнику достаточно будет только сказать, что это неправдивая информация, и СМИ будет обязано её удалить, — говорит З. Таджибаева.

Опасения относительно Информационного кодекса высказывает и независимый журналист Ёкуб Халимов.

— В восьмой статье Кодекса говорится, что каждому гражданину обеспечивается доступ к той информации, которая непосредственно его касается. Такая формулировка в будущем может привести к тому, что госорганы будут отказывать в доступе к информации журналистам, объясняя это тем, что их не касается та или иная информация. Мне хочется больше ясности в этой статье, — объясняет Ё. Халимов.

Кроме того, все эксперты обращают внимание на то, что в Кодексе присутствует понятие «блокировка Интернет ресурсов».

— Вопросы полномочий госструктур в отношении блокировок сайтов вызывают у меня очень большие вопросы. Надеюсь, будет проведена дополнительная правовая экспертиза проекта этого Кодекса, — говорит П. Ибодова.

Между тем, Р. Ятимов объясняет, что обсуждение Кодекса продолжается и участники рабочей группы готовы выслушать рекомендации и комментарии от экспертного сообщества. Он напоминает, что главная цель создания Кодекса заключалась в кодификации и систематизации существующих законов, предотвращении и устранении противоречий, несоответствий, пробелов, повтора в законах, а также исключение правовых норм, потерявших свою сущность и актуальность.

— Кстати, с рабочей группой, в которую входили парламентарии и представители медиасообщества, тесно работали международные эксперты, а поддержку оказывали ОБСЕ и Институт развития общества (Фонд Сороса), — уточняет Р. Ятимов.

При этом медиаюрист настаивает, что проект Кодекса в большей степени сконцентрирован на информационных правоотношениях, чем на медиапроизводстве, и не может повлиять на деятельность медиа. Отдельные пункты нового Кодекса, по словам эксперта, даже облегчат работу журналистов.

— Например, проект информационного законодательства основывается на таких принципах как законность, плюрализм, свобода выражения мнения, гарантия права на информацию, открытость, доступность информации и свобода ее обмена, объективность, достоверность информации и т.д. Одной из немаловажных норм в этом документе является право на доступ к Интернету. То есть в соответствии с законом в основные направления политики государства входят, в том числе и создание условий для свободного использования международных информационных сетей и Интернета, — объясняет Р. Ятимов.

Также он обращает внимание на то, что блокировки Интернета в рамках проекта Кодекса должны осуществляться исключительно в судебном порядке.

Кроме того, Р. Ятимов напоминает, что основные профильные законы (прежде всего, «Закон о периодической печати и других средствах массовой информации», а также «Закон о телевидении и радиовещании»), которые регулируют деятельность медиа, в проект нового Кодекса не вошли, а работа медиа и журналистов в большей степени зависит от них.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь