Что у таджикских медиа на повестке дня?

0
1148
Иллюстративное фото

В повестку дня таджикских медиа, увы, часто попадают чужие нарративы. Чаще всего медиаповестка формируется интуитивно и редакции даже не подозревают, что могут создавать параллельную реальность, которая искажает происходящее в глазах аудитории. О том, как этого избежать, почему журналистам важно создавать свою собственную повестку дня, не игнорируя международные новости — рассказывает «Новый репортёр».

Амрита Каргизова, выпускающий редактор независимого издания «Азия-Плюс» в Таджикистане. Она начинает свой рабочий день в семь часов утра с просмотра ленты новостей самых разных информационных агентств. Опираясь на многолетний опыт и предпочтения аудитории, за которыми она следит с помощью онлайн инструментов, Амрита выбирает международные или региональные новости, которые будут актуальными на сайте таджикского издания.

 — Своих собственных новостей по Таджикистану очень мало. Чиновники редко делают какие-то заявления, сообщения. Например, раньше с пресс-конференций журналисты много новостей приносили. Теперь [на пресс-конференциях] рассказывают о том, что мы уже и так знаем. Новостей как таковых нет, — рассказывает о своей работе Амрита.

В будний день, в сезон пресс-конференций на сайте «Азия-Плюс» — одного из самых популярных независимых изданий в десятимиллионной республике — всего 20 сообщений. Пять из них — это контент зарубежных СМИ: со ссылкой на ВВС редакция рассказывает о пакете американской помощи для Украины, Израиля и Тайваня, со ссылкой на «Фергану» — про узбекские экономические зоны, со ссылкой на РБК — про законопроект, который может позволить выдворять трудовых мигрантов за уличные домогательства. Все эти новости, безусловно важные для Таджикистана, не сопровождаются «дополнительной ценностью» — фактами или комментариями, собранными местными журналистами, которые объясняли бы аудитории, почему эти темы появились на сайте таджикского издания. Амрита поясняет, что редакции «Азия-Плюс» не хватает рабочих рук и самое главное — экспертов, готовых говорить на разные, в том числе и международные темы.

Не хватает ресурсов экспертных, не хватает официальной информации. Сейчас время такое, раньше мы могли позвонить любому руководителю [государственному], могли позвонить даже в ГКНБ [Государственный комитет по национальной безопасности], назначить встречу с источниками, на любой свой вопрос получить ответ. Сейчас всего этого нет. Если эксперты и соглашаются говорить, то чаще всего — это избитые фразы.

Амрита Каргизова, выпускающий редактор независимого издания «Азия-Плюс» в Таджикистане

Она уточняет, что если большую часть международных новостей для сайта «Азия-Плюс» выбирают выпускающие редакторы, то местная тематика определяется во время редакционных планёрок коллективно. Иногда журналисты ориентируются на происходящие события зарубежом и исходя из них готовят авторский контент. Но, как правило, из-за ограниченных ресурсов все силы уходят на местные новости.

Как государственные структуры и эксперты влияют на повестку в медиа?

По сути, процесс подготовки контента для ленты новостей, который описывает Амрита — это и есть создание медийной повестки. Конечно, на то, как она выглядит в итоге, влияют не только сотрудники редакции, но и другие многочисленные факторы, но журналистам и редакторам отводится в этом процессе большая роль. От их выбора зависит то, на какие события обратит внимание аудитория, что она посчитает важным и за чем будет следить. Например, американские исследователи Максвелл Маккомбс и Дональд Шоу еще в 1972 году в своей теории «установления повестки дня» (agenda-setting theory) доказали, что именно выбор тем оказывает влияние на аудиторию. Позже эта теория дополнялась, однако её суть осталась прежней: современные исследователи также считают, что ни тональность публикаций, ни приведенные факты или мнения в контенте не оказывают такого большого влияния на аудиторию, как сам выбор тем, попавших в ленты новостей.

В редакции «Азия-Плюс», как и в большинстве других таджикских медиа — независимых или даже государственных, из-за нехватки официальной информации, журналисты, выбирая темы для своих материалов, часто исходят из возможности получить данные. Выбор у них невелик, тем более, что с 2015 года в стране действует правило: первостепенное и эксклюзивное право на освещение всех событий, касающихся государственных органов, имеет государственное информагентство «Ховар». То есть, любую новость или заявление чиновники сначала передают в «Ховар» (естественно в официальной интерпретации), и только потом информацию с их сайта могут брать другие медиа. С журналистами из других изданий чиновники общаются крайне редко.

Что касается международных событий, то и в этом случае таджикским журналистам не хватает внутренней информации. Власти в Таджикистане чаще всего не выражают своё мнение относительно происходящего в мире и не комментируют важные новости. Говорить о международных событиях не спешит и независимое экспертное сообщество.

— Таджикские эксперты в нынешних условиях действительно боятся последствий [после публичных комментариев], но это не единственная причина, по которой они не хотят работать с таджикскими журналистами. К сожалению, журналисты привлекают экспертов, берут их комментарии, но затем используют их на своё усмотрение — искажают информацию, вырывают её из контекста, — говорит Михаил Петрушков, медиаэксперт и аналитик.

По его словам, нынешние журналисты плохо знают экспертное сообщество и используют только легкодоступных специалистов, чьи комментарии не представляют ценности.

— Это псевдоэксперты, они как пена — на поверхности, умеют копипастить чужие идеи и выдавать их за свои. К сожалению, в контенте таджикских журналистов таких большинство. Плюс, сам профессионализм журналистов: авторы плохо разбираются в темах, о которых пишут. Эксперты понимают уровень образования журналистов и пользуются этим, например, направляют их по ложному следу, иногда ради развлечения, а иногда для достижения своих целей, — говорит Михаил Петрушков.

Чем опасна чужая повестка?

Учитывая все существующие трудности, таджикским изданиям приходится использовать информацию чужих СМИ и руководствоваться при выборе новостей своими личными предпочтениями и интуицией. В нынешних условиях, такой подход довольно небезопасен.

Например, два года назад сразу после начала войны в Украине, когда многие граждане Таджикистана (в соцсетях) вдруг выразили поддержку российской стороне, медиаэксперт, главный редактор Представительства института по освещению войны и мира (IWPR) в Таджикистане Марат Мамадшоев, говорил, что одна из причин такого поведения в отсутствии собственной, независимой оценки международных событий.

«Мы (таджикские независимые медиа – прим. авт.) не следили за Украиной, мы не анализировали геополитическую ситуацию. Нам казалось, что нас это не касается, и мы отдали международную повестку на аутсорс российским государственным СМИ», — говорил он тогда.

До начала войны таджикские, в том числе и независимые медиа, действительно чаще всего, рассказывая о мировых событиях, ссылались на российских журналистов из государственных редакций. Причинами такого выбора во многом является русский язык, которым таджикские журналисты владеют намного лучше, чем, например, английским, а также их хорошее понимание российского медиарынка. В первые дни войны независимые медиа в Таджикистане всё ещё передавали цитаты Байдена со ссылкой на РИА Новости. Позже ситуация изменилась в лучшую сторону, однако, до полноценной собственной медиаповестки ещё очень далеко.

— Какая-то повестка [в таджикских медиа] есть, но во многом она складывается хаотично, журналисты реагируют на картину дня, в которой много внезапного. Хотелось бы, чтобы повестка в наших СМИ была более плановой и продуманной, — говорит Марат Мамадшоев.

Как формировать свою повестку?

По мнению независимой исследовательницы в области коммуникаций и связей с общественностью Ирины Сидорской, которая до протестов 2020 года проживала в Беларуси, «в ситуации усиления пропаганды, информационного противостояния усиливается и борьба за повестку дня». Исследовательница описывает ситуацию, похожую на реальность в Таджикистане: «медиа близкие к органам власти, стараются навязать свою повестку и им это удается, потому что альтернативные медиа ограничены в ресурсах». При этом в Таджикистане ограниченность в ресурсах приводит к тому, что журналисты фактически ретранслируют чужую повестку.

«Деконструировать чужие нарративы, опровергать оценки и выводы всегда сложнее, чем формировать собственные. Поэтому одна из главных задач медиа — выстраивание собственной повестки, своего образа будущего, своих смыслов», — советует Ирина Сидорская.

Причём собственная медиаповестка зависит не только от открытости государственных источников, экспертов и работы самих журналистов, но и от наличия четко прописанной редакционной политики, а также стремления медиа придерживаться своим собственным ценностям.

— Редакционная политика сегодняшних таджикских медиа мне непонятна, — говорит Михаил Петрушков. —Зарубежные СМИ — без разницы российские или западные — они чётко понимают, какую повестку они хотят, они знают свои ценности и следуют редакционной политике. Судя по тому, что я вижу в наших медиа — они не задумываются над повесткой, всё что они делают — пока это акынство. Находят интересные зарубежные материалы и просто их публикуют у себя, а насколько они встраиваются в концепцию самого медиа, отвечает ли его ценностям — никто не задается этими вопросами.

О том, что ценности журналистов играют в создании повестки ключевую роль, говорит и Марат Мамадшоев:

Медиа важно иметь собственную стратегию создания медиаповестки, но для этого нужна личностная система ценностей, стратегия строится на ней. В целом, ты должен знать, кто ты и куда ты идешь, чтобы не поддаваться другой повестке, даже если это повестка создана более успешными СМИ. Ведь в какой-то момент возникает вопрос, а зачем нужен ты, если ты просто транслируешь чужие идеи.

Марат Мамадшоев, медиаэксперт, главный редактор Представительства института по освещению войны и мира (IWPR) в Таджикистане

Кстати, наличие ценностей, поможет редакции и противостоять давлению со стороны аудитории. Дело в том, что благодаря социальным сетям, иногда аудитория из пассивного потребителя контента, превращается в активного участника создания медиаповестки. Сегодняшние онлайн-издания хорошо знают предпочтения своих подписчиков, умеют их удовлетворять и предугадывать реакцию. С одной стороны — это полезный навык, благодаря которому медиа получают большие просмотры и вовлечение, с другой редакции рискуют исказить реальность в угоду своим пользователям. Марат Мамадшоев советует отказываться от аудитории, ценности которой отличаются от ценностей медиа.

— Придется жертвовать статистикой, но держаться собственного курса, — говорит он.

Стоит ли отказаться от зарубежных новостей?

Итогами халатного отношения к собственной повестке становится потеря контроля.

— Переходя на чужую повестку, ты теряешь самостоятельность и контроль над собственной жизнью. Думайте о своих собственных проблемах, решайте вопросы, которые касаются напрямую вас вместо того, чтобы беспокоиться о делах, на которые вы не можете повлиять, — объясняет Марат Мамадшоев.

При этом он поясняет, что речь идёт не про полный отказ от международной повестки, на которую Таджикистан не всегда может влиять, но важно обращать внимание именно на то, как разные события влияют на республику, а не рассматривать новости в контексте чужих стран.

Эксперты говорят, что поиск своих смыслов в медиа Центральной Азии, особенно в русскоязычных медиа, усилился, начиная с 2022 года. Например, медиаконсультант, журналистка из Казахстана Зарина Ахматова рассказывает, что в независимых СМИ звучат призывы к деколонизации, десоветизации и происходит попытка выработать внутренний дискурс.

— Никто не знает, как это правильно сделать, но журналисты ищут возможности автономно производить собственную повестку. Долгие годы мы были под влиянием российской повестки, сейчас медиа пытаются изменить ситуацию. Но любые попытки быть самостоятельными в информационной политике, попытки провести какую-то инвентаризацию встречают яростное недовольство российских пропагандистов, — рассказывает Зарина Ахматова.

 

Она также уточняет, что несмотря на предложения некоторых журналистов в Казахстане полностью отказаться от освещения событий, происходящих в России, делать этого не стоит.

— Это заблуждение, происходящее в России — очень важные для нашей страны новости, нужно понимать, что происходит во внешней политике, — говорит журналистка.

По мнению экспертов несмотря на то, что многие редакции Центральной Азии имеют свою редакционную политику, им необходимо провести ревизию ценностей и выработать новые подходы к освещению важных событий и формированию собственной повестки. За несколько лет мир вокруг кардинально изменился, увы, эти изменения всё ещё не осмыслены местными медиа.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь