ДомойМедиалентаЖурналисты в Таджикистане требуют вернуть им доступ к информации. Они обратились в...

Журналисты в Таджикистане требуют вернуть им доступ к информации. Они обратились в Аппарат президента и Генпрокуратуру

Журналисты в Таджикистане могут задать вопросы чиновникам напрямую только два раза в год во время плановых пресс-конференций. Однако даже во время этих редких встреч госслужащие уходят от ответов и не говорят по существу. Вне конференций журналисты из независимых медиа могут рассчитывать только на письменное общение. Если повезёт, то ответы на свои письменные вопросы они получат через месяц.

По мнению экспертов, отсутствие доступа к информации вредит информационной безопасности страны. Но, кажется, этот вопрос волнует только медиа. В конце июля несколько медийных организаций обратились в Аппарат президента и Генеральную прокуратуру страны с письмом, в котором потребовали обеспечить им законный доступ к информации.

«Новый репортёр» рассказывает о том, что происходит.

«Заткнись и слушай»: как в Таджикистане проходят итоговые пресс-конференции

26 июля в Таджикистане стартует очередной сезон конференций. В редакциях уже есть письменное расписание встреч чиновников с медиа за подписью руководительницы Аппарата президента — Озоды Рахмон. В этом списке есть почти все главные министерства и ведомства страны, с которыми журналисты могут встречаться только два раза в год. Однако медиа на эти встречи не торопятся. Много лет они жалуются на то, что во время пресс-конференций чиновники уходят от ответов, грубят, избегают неудобных вопросов, и эти встречи давно уже носят формальный характер.

— У меня нет никакого желания идти на пресс-конференции, несмотря на то, что это единственная возможность задать вопросы чиновникам, — говорит Мехрангез Турсунзода, независимая журналистка.

Она вспоминает, как во время пресс-конференции в Центре стратегических исследований задала вопросы о том, как ковид отразился на стране, и как специалисты этого ведомства оценивают новый Налоговый кодекс.

— На первый вопрос мне ответили, что Центр провёл исследование по ковиду, передал его в правительство страны и никаких подробностей сказать не может. На второй вопрос мне посоветовали найти новый документ в интернете, самой почитать и подумать.

Об абсурдных ситуациях, которые происходят во время пресс-конференций, журналисты в Таджикистане каждый год пишут материалы. Например, в 2021 году «Радио Озоди» рассказывало такую историю:

«Во время пресс-конференции председателя города Куляба начальник городского ОВД Файзулло Нозимзода постоянно покрикивал на журналистов: «Заткнись и слушай». Лишь после того, как журналисты выразили протест против такого поведения, он изменил свой тон».

Мехрангез говорит, что иногда чиновники действительно позволяют себе хамство в адрес журналистов, но чаще всего обходятся просто невнятными ответами.

— Однажды я задала конкретный вопрос в Минздраве: в 2020 году количество смертей в Таджикистане увеличилось на 10 тысяч случаев по сравнению с 2019 годом. С чем связан этот рост? На вопрос чиновники мне стали отвечать так, что я усомнилась в том, что смогла донести вопрос. Повторила его ещё раз, и ещё раз, но ничего не получила. Вернулась в редакцию и даже дала послушать свой вопрос коллегам, чтобы они мне подтвердили, что вопрос был понятным.

Коллега Мехрангез, экономический обозреватель Пайрав Чоршанбиев из медиагруппы «Азия-Плюс», согласен с тем, что проведение пресс-конференций оставляет желать лучшего, однако все эти проблемы, по его словам, существуют уже очень давно.

— Чиновники стараются, чтобы меньше было неудобных вопросов и в целом вопросов, чтобы отведённое для них время закончилось как можно скорее. Некоторые министерства и ведомства, как я понял, раздают «своим» ребятам вопросы заранее. Ради справедливости нужно сказать, что есть такие министры, которые отвечают на любые вопросы настолько открыто, насколько это возможно в нынешнем Таджикистане. Но чаще всего эти министры работают в экономическом блоке страны.

13 пресс-конференций в день: о чём пишут журналисты в письме

В официальном письме в Аппарат президента Таджикистана и Генеральную прокуратуру страны за подписью пяти руководителей медиа и медиаорганизаций перечислены все проблемы, с которыми сталкиваются журналисты во время получения официальной информации.

«Пресс-конференции, которые теперь проводятся два раза в год, стали не только шаблонными, но и утратили свою суть. Чиновники приводят только пустые цифры, а если возникают дополнительные вопросы, отказываются комментировать и анализировать; минимум 40 минут пресс-конференции проводят за чтением пресс-релиза, копия которого находится на руках у журналистов; на вопросы и ответы отводится всего 10–15 минут», — говорится в письме.

Авторы письма обращают внимание и на технические трудности, которые не позволяют журналистам полноценно участвовать в пресс-конференциях.

«Например, 2 февраля 2022 года в Душанбе в один день было запланировано проведение 13 (!) пресс-конференций министерств и комитетов. Ни у одного СМИ Таджикистана не было возможности отправить корреспондента на все эти встречи», — пишут руководители медиаорганизаций.

Авторы также напоминают, что отсутствие доступа к информации влияет на информационную безопасность страны, потому что медиапространство «становится более неоднозначным и опасным». Упомянули в письме и о том, что в Таджикистане действует ряд законов и указов президента, согласно которым государственные структуры должны обеспечивать журналистам доступ к информации.

«Президент страны Эмомали Рахмон ещё в 2005 году издал распоряжение (АП-1677), обязывающее представителей всех государственных учреждений каждые три месяца (сейчас каждые полгода) проводить пресс-конференции и отчитываться о проделанной работе. В законе Таджикистана «О периодической печати и других средствах массовой информации» тоже говорится о доступе к информации и правах журналистов. Более того, в 2009 году глава государства подписал указ «О реагировании должностных лиц на критические и аналитические материалы средств массовой информации»».

Абдумалик Кадиров, руководитель общественной организации «Медиаальянс Таджикистана», который вместе с четырьмя другими коллегами подписал это письмо, говорит, что быстрой реакции от властей ждать не стоит, но она будет.

— Власть не хочет, чтобы видели, как они реагируют на обращение общества. Но со временем они всё-таки принимают во внимание такие обращения, предпринимают какие-то шаги. Тем более, что бы мы ни говорили, это обращение со стороны журналистов — наиболее активной части общества. Думаю, реакция будет, хотя мы вряд ли поймём, что это реакция на наше письмо.

По словам Абдумалика, журналисты, которые непосредственно участвуют в пресс-конференциях и страдают от низкого уровня их проведения, со своей стороны тоже должны постараться изменить ситуацию.

— В первую очередь — более тщательно готовиться к пресс-конференциям, продумывать свои вопросы заранее, чтобы журналистов трудно было сбить с толку. Стоит договариваться перед пресс-конференциями между собой — распределять вопросы, чтобы не дублировать друг друга, а получать наиболее полную информацию.

Абдумалик советует журналистам поддерживать своих коллег, которые подвергаются нападкам со стороны чиновников, и налаживать контакты между журналистами из государственных и независимых медиа. Он объясняет, что для выхода из сложившейся ситуации журналистам необходимо повышать уровень профессиональной солидарности. Пока же медиа пытаются отстаивать свои права в одиночку и не используют существующие ресурсы.

— Журналисты на деле должны доказать, что между ними существует профессиональная солидарность, и только тогда чиновники будут их признавать, — говорит он.

Пресс-конференции этого сезона снова распределены таким образом, что журналистам придётся делать выбор между министерствами и ведомствами. В один день уже назначено по пять-шесть пресс-конференций, и корреспонденты из одной редакции вряд ли успеют попасть на все эти встречи. Мехрангез Турсунзода, несмотря на своё нежелание принимать участие в пресс-конференциях, всё-таки заставляет себя изучать материал, готовить вопросы и собирается на встречи.

— Такое ощущение, что чиновники считают, что им необходимо отчитываться только перед лицами, которые выше них по рангу, — говорит она. — Те же, кто, по их личному мнению, ниже — журналисты, народ — перед ними отчитываться не надо. Они искренне не понимают, почему это они, такие важные и деловые, должны что-то рассказывать про свою работу обычным людям.

Между тем, в Индексе свободы слова, который готовит общественная организация «Репортёры без границ», Таджикистан в 2023 году оказался на 152 месте среди 180 стран. Это самый худший показатель в Центральной Азии, не считая Туркменистана. За год республика из категории «проблемных стран» перешла в самую низшую категорию — «очень тяжёлая ситуация». На эти изменения повлияли многочисленные аресты таджикских журналистов и блогеров, которые в 2022 году получили тюремные сроки от семи до 21 года. Кроме того, на уровень свободы слова влияет отсутствие доступа к информации.  

Лилия Гайсина
Лилия Гайсина
Медиакритик, медиаэксперт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние публикации