Ложь, наглая ложь и новости

0
30

Тема коронавируса щедро драйвит трафик всем производителям контента уже не первую неделю. Так, Facebook в своём внутреннем отчёте рассказал, что в среднем трафик на новостные издания только за прошлую неделю вырос на 50 % по сравнению с данными за неделю до этого. Среди них:

— Washington Post — +119 % трафика из Facebook
— The Atlantic — трафика стало в четыре раза больше по сравнению с данными на начало февраля.
— The Times — +180 %
— NBC News — +160 %

Да, почти весь этот рост объясняется только одной темой — COVID-19. Люди сидят дома и читают новости. Если пройтись по главным страницам абсолютно всех информационных агентств мира, то едва ли можно найти хоть одну новость, не связанную с коронавирусом. Теперь это официально: в мире ничего больше не происходит.

KPI или этика

Кажется, ещё никто не проводил полный анализ роста трафика казахстанских СМИ в эти дни, но ситуация едва ли выбивается из мирового тренда. Неудивительно, что этим пользуются медиа, привязывающие KPI редакторов, а следовательно — их зарплаты к просмотрам материалов. В погоне за быстрым кликом в ход идут манипуляции фактами и даже откровенные фейки. Однако главные редакторы, как и собственники, смотрят на подобные практики сквозь пальцы и, как рассказывают источники в редакциях, даже поощряют.

Один из ярких примеров — недавняя публикация портала Tengrinews о смерти больного хантавирусом в Китае. Несмотря на то, что хантавирусы известны более 70 лет и против них существует вакцина, да и смерть далеко не первая, редактор поставил новость с заголовком «Новый смертельный недуг. В Китае зафиксирована первая смерть от хантавируса».

На что рассчитан подобный выбор слов и искажение фактов в новости — понятно: на фоне пандемии коронавируса люди стали ещё более истеричны и чувствительны к информации о таинственных болезнях, особенно из Китая. Увидев этот заголовок, люди ожидаемо понесли его по рассылкам в WhatsApp-чатах и в социальные сети. К обеду того же дня количество просмотров материала достигло 388 тысяч, как и количество пересылок.

Можно бесконечно спорить о том, что кликбейты — это часть бизнес-модели Tengrinews, и что в Казахстане отсутствует институт репутации СМИ. Но если в мирное время на этические стандарты журналистики и социальную ответственность можно смотреть одним полузакрытым глазом, то во время ЧП от журналистской морали в буквальном смысле зависят человеческие жизни.

Скриншот с tengrinews.kz

На происходящий кризис в медиа обратила внимание и Анна Качкаева, директор Центра цифровых культур и медиаграмотности. Качкаева отмечает, что искусственное нагнетание тревожности в СМИ неизбежно.

«В медиа лавинообразно усиливается тема «опасности» вируса и мерах борьбы с ним, вытесняя на периферию повестки все остальные события и сюжеты. Началось тотальное информирование (вводимые меры, разъяснения медиков и государственных служб, их готовности к ЧС, социальная поддержка, призывы к осторожности) во всех СМИ, в сетях, в сквозном эфире универсальных каналов, а не только на городских и информационных. Очевидно — и это видно по комментариям, реакциям, репликам — выросла общая тревожность (конечно, и накопилось за неделю самоизоляций и карантинов). СМИ (и особенно телевидение) будет сейчас с некоторой вздрюченностью «держать» тему «короны». Это, увы, неизбежно. Потому что самомотивированное и информированное население («мойте руки перед едой» — историческое достижение из этого же ряда), как правило, гораздо более вменяемое и эффективное в любой борьбе, чем невежественное, безалаберное и нуждающееся в полицейских мерах. Как СМИ должны при этом не нагнетать, соизмерять интенсивность упоминаний заболевших/смертей, обсуждать жесткие карантинные меры и выбирать интонацию — это вопрос сложный, но важный. Потому что в ситуации неполного ЧП стране вряд ли нужны запуганные и паникующие граждане».

Сенсационализм — явление не новое, да и неразборчивость читателя обнаружена не вчера. Профессор журналистики и массовых коммуникаций Нью-йоркского университета Митчел Стивенс (Mitchell Stephens) в своей книге «История новостей» отмечает, что сенсационализм встречался в еще в Acta Diurna populi romani («Ежедневные дела римского народа») — табличках с начертанными на них новостными сообщениями, которые были официальным источником информации в Древнем Риме со времён Юлия Цезаря. Профессор указывает, что такие сообщения, содержащие искажённые факты, рассчитывались на безграмотных представителей общества.

За 2000 лет ситуация изменилась не сильно. Возможно, именно поэтому люди охотнее «уходят» от чтения традиционных медиа к блогерам и страницам ньюсмейкеров. Так, YouTube- и Telegram-канал «За нами уже выехали» первым указал на манипуляции в новости Tengrinews. Позже, кстати, текст канала без указания источника полностью скопировал другой популярный казахстанский портал Zakon.kz. Но это уже тема для другой колонки.

Впрочем, про плохие новости есть и хорошие новости. Алгоритмы социальных сетей — основных драйверов трафика на площадки — становятся всё умнее и уже умеют распознавать фейки, кликбейты и манипуляции на английском языке. Скоро очередь дойдёт и до контента на русском и казахском языках. В том же отчёте Facebook говорится, что издания с гораздо более низким уровнем качества контента и таблоиды, несмотря на все ухищрения, наоборот, трафик теряют. Этому способствуют новые алгоритмы социальной сети. Например, The Daily Mirror ещё в феврали имело больше всего кликов по своим ссылкам из Facebook среди англоязычных изданий. Но в марте этот объём кликов упал на 28 %, а The Daily Wire не досчиталось 20 % трафика.

Пока же мудрые алгоритмы не добрались до нашей части медиапространства, на подобные случаи, возможно, следует обратить внимание регулятору, да и самим журналистам. Практически все специализированные издания для медиа в эти дни пестрят советами о том, как завлечь и удержать новоприбывшую аудиторию, но очень мало уделяют внимание тому, как не потерять доверие аудитории, которая уже есть.

В конце концов СМИ — это не просто бизнес или информирование/образовывание людей, а такой же социальный институт, как и все остальные. Как отмечают экономисты Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон в знаменитом труде Why Nations Fail («Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты»), именно социальные институты и их характер определяют успех или провал развития страны в долгосрочной перспективе. Даже с точки зрения медиабизнеса вряд ли можно будет заработать много с испуганных и загнанных в невежество людей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь