«Парасат майданы»: на передовой интеллектуального фронта

0
88

По поздним вечерам пятниц, даже скорее в ночь на субботу, когда уже спят глубоким сном и поклонники сериалов, и зрители новостей, на телеканале QAZAQSTAN наступает время интеллектуального шоу «Парасат майданы»*. Говорят вроде бы о творчестве Ибсена, убеждениях Галилея, истории Amnesty International… Но на самом деле разговор идёт о современном Казахстане. Медиакритик «Нового репортёра» Назира Даримбет посмотрела несколько выпусков программы.

Тейбл-ток «Парасат майданы» выходит в эфир с весны 2017. Заставка и небольшой анонс выпуска с архивными кадрами отсылает в прошлое, но пусть это не вводит вас в заблуждение. Ведущий Дархан Абдик говорит с гостями программы о современном Казахстане через призму культуры, науки, искусства и литературы. Аскетичное оформление в тёмных тонах настраивает собеседников на серьёзный разговор.

Иногда заявленная тема — например, творчество Ибсена — кажется очень далекой от Казахстана. Но оказывается, что это повод поговорить с театральным критиком Назерке Жумабай и режиссёром Алимбеком Оразбековым о том, почему в казахской драматургии нет новизны. От Ибсена, который показывал социальные проблемы через судьбу человека, к юбиляру года — Абаю. Ведущий замечает, что идёт бесконечное возвеличивание Абая в многочисленных постановках, но нет работ, где была бы показана личная трагедия поэта: почему сын состоятельного султана терзался всю жизнь?

«Мы так и не отошли от классицизма на театральных подмостках, продолжаем ставить те же истории про великих ханов, батыров, никак не можем избавиться от этого пафоса. Нет на сцене героев, олицетворяющих наших современников — коррупционеров, уставших от кредитов людей, брошенных в туалетах детей, агашек во власти, живущих двойной жизнью, их жён, фальшиво изображающих счастливую семью в соцсетях», — развивает мысль ведущий.

Гость программы Алимбек Оразбеков говорит, что нет хороших драматургов. «Они все пишут прямым текстом обо всём, о чём вы говорите, но ставить такое нельзя. И нести всё, что происходит в жизни, на сцену нельзя, должен быть подтекст, язык особенный».

Но ведущий вновь сшивает мир драматургии и нашей действительности. «Ибсен говорил, что у человека, занимающегося творчеством, должно быть моральное право на это, а у нас писатели и поэты получают квартиры от акимов», — говорит Дархан Абдик. Театральный критик Назерке Жумабай развивает эту мысль: «Вы правы, у нас много стало поэтов и писателей, пишущих оды в честь власть имущих, ставших сегодняшними дворцовыми акынами. Согласна, что драматургия должна быть художественной, но в то же время нужно уметь показывать и проблемы общества через это искусство. Есть ещё одна проблема: наши театры ставят «произведения» депутатов, чиновников всяких, особенно это распространено в областях, их заставляют это делать звонками сверху. Хотя вроде вполне актуальные темы поднимаются в них: религиозный экстремизм, наркомания, сироты, дороги…» На что ведущий едко замечает: «Ну а что, обо всём этом говорится в Посланиях».

Завершая разговор, Дархан Абдик аккуратно проводит параллель между Норвегией и Казахстаном: «Говорят, театр формирует нацию. Может быть, на формирование норвежцев повлияло и творчество Ибсена? И из некогда самой бедной страны в Европе богатая нефтью Норвегия стала одной из самых процветающих в мире, где нет места коррупции, а демократия и права человека — главные ценности».

Разговор о развитии науки в Казахстане начинается с истории Галилея. В студии — учёный-химик Куанышбек Мусабеков и известный математик Аскар Жумадильдаев, редкий гость в госмедиа.

Ведущий спрашивает у аксакала-химика: «Почему у нас нет химической промышленности, что мы создали сами за 20 с лишним лет независимости?» Тот робко пытается возражать: «Ну нельзя говорить, что у нас вовсе нет химических предприятий. На востоке, в Жамбылской области, на юге есть заводы. Правда, оставшиеся в наследство от советского времени».

От точных наук — к «духовной модернизации». «Вот мы говорим — «мәңгілік ел», а мәңгілік (вечный — прим. авт.) — это сколько? Один год, 10 лет или 100, сколько? Сомневаюсь, что мы станем «вечной страной». Чтобы на самом деле стать такой страной, вы думайте о будущем, о технократизации общества, развитии науки, а не о прошлом и том, был ли Чингисхан казахом или нет. И зачем эти пустые разговоры о богатой истории и богатом языке, если вы ничего не делаете сейчас, чтобы войти в мировую историю?» — хлёсткая фраза от Аскара Жумадильдаева, как будто он сидит в эфире какого-нибудь YouTube-канала, а не в студии крупного государственного канала.

Ведущий, между тем, метко вставляет цитату Галилея: «Требовать, чтобы люди отказывались от собственных суждений и подчинялись суждениям других, и назначать лиц, совершенно невежественных в науке или искусстве, судьями над людьми учёными — это такие новшества, которые способны довести до гибели и разрушить государство». Оба собеседника полностью согласны: «Так и есть».

Ещё одна историческая тема — создание и развитие правозащитной организации Amnesty International как повод для разговора о правах человека в Казахстане. Здесь речь идёт о несанкционированных митингах, и на видео вначале мы видим российские акции протеста. Дархан Абдик при этом самоиронично подмечает: «Давайте поговорим о событиях в России, об этом же говорить легче». Однако потом в студии всё-таки показывали и протесты в Казахстане, к примеру, акцию многодетных матерей у Акорды, и говорили о них. На этот раз ведущий процитировал американского политического мыслителя Томаса Пейна: «Когда все остальные права попраны, право на восстание становится бесспорным».

 

Исторический факт, два героя, которые зачастую если не антагонисты, но имеют во многом разные позиции, цитаты великих и через них анализ действительности — это особенности формата «Парасат майданы». Используя эти приёмы, интеллектуалу Дархану Абдику удаётся говорить на государственном канале на самые злободневные темы и обсуждать самые острые вопросы. Жаль, что не в прайм-тайм. А может быть, именно потому, что не в прайм-тайм.

* Название передачи «Парасат майданы» можно перевести с казахского языка как «Фронт здравомыслия». Однако программа названа так же, как и книга писателя Толена Абдика — отца ведущего. Она переведена на русский язык, и её название — «Разума пылающая война». За это произведение в 2004 году Толен Абдик получил государственную премию РК.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь