«Кабири — коронавирус XXI века»: как госканалы в Таджикистане рассказали про гражданскую войну

0
66

27 июня Таджикистан праздновал День национального единства. Двадцать три года тому назад в республике закончилась кровопролитная гражданская война, и противоборствующие стороны — правительство во главе с нынешним президентом страны и объединённая таджикская оппозиция — подписали в Москве мирное соглашение. С тех пор многое изменилось. Осенью 2015 года костяк оппозиции — Партию исламского возрождения — обвинили в попытке госпереворота и Верховным судом признали террористической. В конце 2015 года президент Таджикистана Эмомали Рахмон получил статус Основателя мира и национального единства, Лидера нации. О том, каким сейчас видят этот праздник государственные каналы в Таджикистане, — в материале «Нового репортёра».

Подготовку к 27 июня все государственные телеканалы начали задолго до праздничной даты. Уже в начале июня в эфире появились документальные фильмы, посвящённые страшным 90-м годам: беженцы, танки на дорогах столицы, толпы разъярённых мужчин, трупы крупным планом. Фильмы в большинстве своём подготовлены силами пресс-службы президента страны, и их транслировали на всех государственных каналах — от республиканских до областных и районных. Была создана даже специальная сетка вещания: в 12:30 и в 21:10 на канале «Точикистон», в 10:20 и 20:40 — на «Сафине», в 08:30 и 19:30 — на новостном канале «Джахоннамо», в 14:30 и 22:00 их показывает канал «Синамо», а в 07:30 и 18:10 — все областные телеканалы.

Душанбе, 90-е годы, фото Валерия Щеколдина

Со второй декады июня телеканалы стали подводить итоги мирной жизни начиная с 1997 года: каждый день — сюжет об одном годе. Например, 2006 год был объявлен Годом арийской культуры, и телевизионщики напоминают, какие события происходили в том году; 2010-й — Годом образования и технического знания, и сюжеты телеканалов рассказывают о том, что было сделано. В мирное время открываются заводы и фабрики, президент Эмомали Рахмон ездит по стране и участвует в высоких встречах за рубежом. Всё бурлит и кипит, народ работает на полях и в садах, на фабриках и на заводах, везде царят мир и спокойствие. На фоне военной хроники 90-х мирная жизнь и правда выглядит впечатляюще.

Предателей не прощают

В середине июня в эфирах государственных телеканалов Таджикистана появился трёхсерийный фильм «Хиёнат» («Предательство»). Повествование телевизионщики начали вести с сегодняшнего дня: в кадре красивая картинка современного Душанбе — зелёные парки, девушки в национальных платьях, новенькие спортивные площадки. Через пару минут яркие краски сменяются на блёклую военную хронику 1990 года, когда в стране произошли печально известные февральские события. СССР доживал свои последние дни, на площадях Душанбе стали собираться недовольные граждане. Картинка разъярённой толпы в центре столицы, с которой всё и началось, до сих пор вызывает у таджикистанцев самые неприятные чувства, на которые, видимо, и рассчитывают госканалы.

Душанбе, 90-е годы, фото Валерия Щеколдина

Неожиданно в кадре появляется заставка «COVID-19», кадры из Америки — больницы, переполненные пациентами, кладбища для людей, скончавшихся от вируса, слёзы родственников. Следом — кадры из Таджикистана: здесь никаких слёз, врачи с гордо поднятыми головами выходят из больниц, по горным дорогам едет колонна грузовиков с гуманитарной помощью, дезинфекторы обрабатывают города, строятся новые больницы. Закадровый голос рассказывает о напастях, которые пережил Таджикистан: в 90-е была гражданская война, теперь эпидемия коронавируса. Справились с первым, справимся и со вторым.

После коронавируса начинается история Мухиддина Кабири, главы запрещённой Партии исламского возрождения (ПИВ), её бывший лидер Абдулло Нури 27 июня 1997 года подписывал мирное соглашение с нынешним президентом страны. Самого Нури не стало в 2006-м, а через девять лет после его кончины партия во главе с Кабири была признана террористической и запрещена на территории страны. Лидер запрещённой партии и часть его сподвижников успели уехать в Европу, другая часть попала за решетку. Вместе с Кабири авторы фильма показывают активистов и журналистов, воют волки, закадровый голос говорит: «Кто ошибся, того можно простить, но кто предал, нет тому прощения». Эта заставка будет появляться перед каждой серией фильма «Хиёнат».

В первом эпизоде картины бывшие сторонники запрещённой партии и даже родственники самого Кабири подробно рассказывают, какие коварные планы были у оппозиционеров, как они врали народу. После сюжет перемещается в Файзабад — это район в 50 километрах от Душанбе, малая Родина Мухиддина Кабири. Сначала журналисты напоминают, что Файзабад считается одним из самых красивых районов Таджикистана, показывают знаменитые файзабадские яблоки, перечисляют всех знаменитых деятелей культуры, которые здесь родились. Потом приступают к Кабири. На экране появляется текст его биографии и уже всем знакомое изображение вируса COVID-19 и надпись «Кабири — коронавирус XXI века».

Теперь хроника событий в Таджикистане в 90-х годах смешивается с кадрами терактов, которые произошли в разных странах, журналисты рассказывают о связях запрещённой Партии исламского возрождения с мировым терроризмом. Под конец этой серии зрители возвращаются в мирное время, когда Таджикистан начал строить Рогунскую ГЭС и открывать разные фабрики.

Вторая серия фильма «Хиёнат» посвящена зверствам, которые творили представители оппозиции в 90-е годы. Например, они организовали экономическую блокаду Кулябского региона, там были голод и эпидемия гелиотропа. Ведущий говорит, что гелиотроп страшнее коронавируса, и если власти тогда смогли справиться с гелиотропом, сейчас справятся с COVID-19. Авторы рассказывают про филиал партии, который находился в здании районной бани, тут людей пытали, убивали, и проводят параллели между запрещённой Партией исламского возрождения и ИГ (Исламское государство — запрещённая террористическая организация, прим. авт.). И кажется, что местная группировка даже страшнее.

Душанбе, 90-е годы, фото Валерия Щеколдина

Потому что перечисляются все самые громкие преступления прошлых лет, начиная с убийства иностранных велотуристов летом 2018 года (ответственность за теракт взяла ИГ — прим. авт.) и заканчивая нападением на 12-ю погранзаставу Московского погранотряда в 1993-м. Авторы напоминают, что в годы гражданской войны были убиты более ста представителей интеллигенции, среди которых профессора медицины Минходж Гулямов, Юсуф Искаки, журналист Отахон Латифи и многие-многие другие.

«Для чего они убивали интеллигенцию?» — спрашивает закадровый голос. «Для того чтобы без труда внедрить свою идеологию», — отвечает он же.

И, наконец, третья серия начинается с рассказа о таджикском журналисте Мирзо Салимпуре (Мирзо Салимов), который работал на «Радио Озоди», жил в Праге, но в 2016 году открыл сайт Akhbor.com (весной 2020 года признан Верховным судом «обслуживающим террористические и экстремистские организации» и заблокирован на территории Таджикистана — прим. авт.). В этой серии фильма авторы рассказывают о том, как запрещённая партия распространяет свою информацию с помощью сайтов и социальных сетей, как вербует граждан, как ведёт подрывную деятельность не только в Таджикистане, но и в других странах.

Заканчивается фильм «Хиёнат» кадрами таджикских военных парадов, картинками мирного Душанбе, звучит торжественный марш.

Человек пути и идеальное государство

Накануне праздника телеканал «Сафина» показал фильм «Марди рох» («Человек пути»). Эта картина была снята авторами «Сафины» два года назад. Она посвящена судьбе страны и тому, как к власти пришёл Эмомали Рахмон, который «в сложные 90-е годы взял на себя ответственность за государство и народ». Рассказ ведётся от имени 25-летнего человека, который был свидетелем крушения СССР, обретения страной независимости. В этом фильме также очень много внимания уделено событиям гражданской войны: пугающая хроника 90-х годов, комментарии свидетелей. Есть здесь и рассказ самого президента: уже в наши дни он едет в новеньком поезде из Душанбе в Куляб, вспоминает о тяжёлых временах и говорит о том, что нельзя предавать свой народ.

Душанбе, 90-е годы, фото Валерия Щеколдина

Кроме документальных фильмов, в эфире государственных телеканалов в июне были и аналитические программы, посвящённые Дню национального единства. Например, 23 июня в передаче телеканала «Точикистон» «Дар мавзуи руз» («На тему дня») ведущий Фахриддин Мухаммадъюсуф разговаривал с гостями — депутатами таджикского парламента и юристами, которые объясняли телезрителям, что такое национальное единство. По мнению депутатов, национальное единство — это когда народ сплачивается вокруг национального лидера. Эксперты ещё раз напомнили об особой роли президента Эмомали Рахмона, о том, что он обещал объединить таджиков и своё обещание выполнил. Юрист Джахонгир Саидзода подвёл итоги этой передачи и сказал, что нам уже не надо искать идеалы, потому что Таджикистан и есть идеальная страна. Это независимое, правовое, демократическое государство, которое мы должны беречь.

О том, что страну нужно беречь, население Таджикистана знает очень хорошо. Несмотря на то, что гражданская война закончилась 23 года тому назад, самый большой страх таджикистанцев, даже тех, кто не видел военных действий, — это повторение кровопролития. Обычным гражданам неважно, как развивались сложные сценарии гражданского противостояния в 90-е годы, в которых до конца не разобрались даже профессиональные историки: лишь бы не было войны. Судя по контенту на эту тему, который подготовили государственные телеканалы, разбираться в причинах и последствиях гражданской войны уже никто и не будет. Есть плохие, есть хорошие — так жизнь воспринимать проще и понятнее.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь