Студия в коридоре, директор в приёмной: крупное СМИ в Таджикистане лишилось редакции

0
73

В медиагруппу «Азия-Плюс» входят сразу несколько СМИ — радио, газета, информационный сайт. Несколько десятков сотрудников этого издания много лет работали в двух помещениях газетно-журнального комплекса (ГЖК) «Шарки Озод» в Душанбе, в котором расположено большинство редакций местных СМИ. Однако месяц назад «азиатам» пришлось потесниться: в одно из их помещений заселились журналисты из государственного информационного агентства «Ховар». Теперь почти 50 сотрудников медиагруппы «Азия-Плюс» собралось в одном кабинете. «Новый репортёр» побывал у коллег в гостях.

— Зато теперь у нас наконец-то появилась настоящая конвергентная редакция — работаем все вместе, — говорит директор радио «Азия-Плюс» Манижа Ахмедова. Она приглашает к себе в кабинет, который наспех сделали в углу бывшей приёмной редакции газеты и сайта: на днях сюда переехали сотрудники радио, рекламной службы и администрация. Так что теперь в двух кабинетах небольшого помещения сидит почти 50 человек.

Пару недель назад в 16-этажном здании «Шарки Озод» у «азиатов» было два помещения. Первый кабинет работал на втором этаже комплекса, второй — с торца здания, его в 2006 году «азиаты» сделали себе из бывших полиграфских душевых. Вторым кабинетом «Азия-Плюс» гордилась: тут был хороший ремонт, сидело руководство, сюда же приглашали самых важных гостей — респондентов, рекламодателей. Благодаря тому, что вход в него был с торца ГЖК, половине сотрудников медиагруппы удавалось каждый день обходить мрачную шестнадцатиэтажку, в которой холодно и зимой, и летом, и в которой до сих пор в актовом зале с красными занавесями проводятся торжественные собрания. Только вместо портретов Ленина там Эмомали Рахмон.

— В середине ноября нам сказали, что кабинет, где работали радио, рекламная служба и администрация, нужно освободить. Потому что в ГЖК переезжает «Ховар». Сначала «Ховар» должен был переехать на 13 этаж комплекса, но потом нам сказали, что «Ховар» переедет в наше помещение, а мы должны подняться на 13-й. Мы написали письмо в Аппарат президента («Шарки Озод» находится на балансе этой структуры — прим. ред.) на имя Озоды Рахмон (глава Аппарата, дочь президента — прим. ред.), но ответ до сих пор не получили и решили, что нужно переезжать, — говорит Манижа.

Оба помещения «Азия-Плюс» арендовала у администрации «Шарки Озод». К ноябрю 2020 года договор об аренде закончился, так что формально претензии предъявлять некому. «Азия-Плюс» связывались и с коллегами из «Ховара» — те развели руками: мол, мы люди подневольные, куда сказали — туда и переезжаем.

Когда «азиатам» сообщили, что вместо «Ховара» они сами должны переехать на 13-й этаж, коллектив взбунтовался. Дело в том, что несколько лет назад радио «Азия-Плюс» работало там, и сотрудники хорошо знают, каково это — когда нет света, бежать по лестнице пешком, чтобы успеть на утренний эфир; знают, что проводка на 13-м этаже никудышная, и стены не спасает никакой ремонт. Неудивительно, что «Ховару» это место тоже не понравилось.

— Мои сотрудники категорически отказались возвращаться. Мы несколько лет назад съехали с того этажа, потому что там невозможно работать. Теперь же решили перебраться в газету, тут хоть второй этаж. Перезимуем здесь, а там будет видно. В новый офис мы пока переселиться не можем, — объясняет Манижа.

Причин, почему не могут, две. Первая — радио нуждается в вышке, которая работает на крыше ГЖК. Вокруг «Шарки Озод» нет высоток, в отличие от центра города, и специалисты говорят, что это лучшее место для антенны. Вторая — у редакции просто не хватит денег, чтобы сейчас сменить офис и перевезти все свои пожитки и людей на новое место. Они едва справляются с переездом почти что в соседний кабинет. Год выдался непростым, и медиасфера оказалась одним из самых пострадавших направлений в бизнесе.

Например, прибыль радио от рекламы с начала пандемии сократилась на 60 %. При этом радио в медиагруппе — это локомотив, который приносит большую часть доходов. Бизнес сейчас переживает не самые лёгкие времена и сокращает траты на промоушен. Предпраздничный декабрь не стал исключением — в Таджикистане запретили новогодние корпоративы и детские утренники, и у целой индустрии (рестораны, кафе, магазины) нет нужды рекламировать свои товары и услуги. Именно эти компании активно размещали рекламу на радио, особенно в предпраздничные дни.

Исполнительный директор «Азия-Плюс» Искандар Икроми говорит, что в течение года вся медиагруппа пыталась оставаться на плаву в финансовом плане, и им это сделать почти что удалось.

— Но вот этот переезд — он всё сбил. Мы сейчас не можем сказать, сколько денег нам понадобится, чтобы наладить рабочее пространство, но это немаленькая сумма, особенно в нынешних условиях, — говорит он.

Манижа вспоминает, что в прошлом декабре в прайм-тайм на радио выходило по три рекламных блока в час.

— Сейчас ничего нет. Компании экономят, активность нулевая. Из-за переезда мы не смогли выполнить все обязательства перед партнёрами. Надеемся, они войдут в наше положение, позже мы всё выполним, — говорит Манижа.

Как нам обустроить коридор

Помещение, куда переехало радио с рекламщиками и руководством, состоит из небольшого кабинета редактора, опенспейса для журналистов, приёмной и маленькой кухни. Кухню, кстати, в редакции отремонтировали год назад: заказали новую мебель, технику. В ГЖК никогда не было приличного кафе или столовой, и поэтому ремонт кухни для сотрудников «Азия-Плюс» стал событием. Правда, теперь тут работает видеослужба. Рядом — в приёмной — разместились два секретаря и два директора. Не то чтобы каждому директору по секретарю, просто испокон веков в газете был свой секретарь, у руководителя компании — свой, теперь они сидят вместе напротив Манижи и Искандара. Маленький кабинет редактора оставили для главреда Умеда Бабаханова. Правда, пока это единственное свободное пространство, так что им пользуются все — журналисты приходят сюда разговаривать по телефону с респондентами, тут же встречают редких гостей.

Студию звукозаписи и «эфирку» установили в коридоре, который перегородили пластиковыми стенами. В коридоре холодно, и, например, звукорежиссёр уже успел простыть, хотя ему под стол ставили обогреватель.

— Там, в «эфирке», у нас была хорошая обшивка, а здесь мы этого пока не можем себе позволить. Слушатели жалуются, что наши ведущие говорят теперь, как в банке. Конечно, качество звука упало, но что поделаешь, — рассказывает Манижа.

В переезде участвует весь коллектив: ребята сами таскают мебель, ставят перегородки, красят. Искандар говорит, что с точки зрения менеджмента использовать журналистов в строительных работах неправильно, но приходится экономить на рабочих.

— Лояльность у наших сотрудников очень высокая, многие остаются в редакции до утра, все хотят быстрее обустроиться, чтобы начать нормально работать, — объясняет Искандар.

В опенспейс к журналистам газеты и сайта подселили рекламную службу и шумных радийщиков. Первые несколько дней пишущие тексты журналисты были в шоке, но потом взяли себя в руки, хотя в новых условиях работать смогли не все.

— Из-за пандемии мы ушли на удалённую работу ещё в апреле, но в последние месяцы ситуация, связанная с коронавирусом, стала лучше, и мы решили возвращаться в офис. Сотрудники устали работать из дома — кому-то мешают дети, у кого-то плохой интернет. Но теперь у нас в офисе очень шумно из-за ремонта и переезда, и не все могут так работать, некоторые коллеги вернулись на удалённую работу, — рассказывает Бахманёр Надиров, который временно заменяет Ольгу Тутубалину, шеф-редактора издания.

Искандар говорит, что переезд пока, к счастью, не стал причиной, чтобы кто-то из сотрудников уволился. Люди продолжают ходить на работу, несмотря на то, что редакция сейчас больше похожа на заводской склад, и, например, чтобы двум людям разойтись в проёме между столами двух директоров и двух секретарей, мимо которых проходят все сотрудники, нужно повернуться боком.

К этому следует добавить, что в редакции холодно и слабый интернет. Плохое качество Сети в Таджикистане обыденное явление. Плюс всем сотрудникам «Азии-Плюс» нужно постоянно держать включённым VPN. Дело в том, что сайт издания заблокирован на территории Таджикистана уже несколько лет. Сначала «азиаты» боролись — писали письма, заявления, но власти на голубом глазу говорят, что сайт не заблокирован, а просто испытывает «технические неполадки».

За свой сайт журналисты бороться почти перестали — все свои материалы они выгружают в социальные сети, количество подписчиков растёт, и вроде бы «Азия-Плюс» справилась. Во всяком случае, на медиарынке Таджикистана, среди местных СМИ, она до сих пор считается одним из самых привлекательных мест работы для журналистов. Здесь всегда старались создавать относительно приличные условия работы — можно было заработать, оплачивались больничные и отпускные, руководство никогда не повышало голос на подчинённых и так далее. В таких тепличных условиях здесь вырастали и соответствующие журналисты, которые сначала не боялись спорить со своим главным редактором, а потом — писать критические материалы.

Но, увы, далеко не всё зависит от внутренней кухни издания. За последние шесть лет Таджикистан опустился в рейтинге свободы прессы на 46 позиций и занял 161 место среди 180 стран. В 2014 году республика была на 115-м, потом стала терять позиции. Примерно тогда же сайт «Азия-Плюс» стал подвергаться бесконечным блокировкам. Журналисты начали осторожничать — не хотели причинить вред своему изданию. Особо ярых успокаивали — мол, подождём немного, всё закончится, и мы вернемся к своим привычным правилам. Но, увы, вернуться так и не удалось. Теперь тут мечтают не о свободе слова, а о тёплом и чистом помещении.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь