«Он никогда не давал свою команду в обиду». Памяти Михаила Дорофеева

0
47

Вчера, 30 января, от инфаркта скоропостижно скончался главный редактор информационно-аналитического портала Informburo.kz Михаил Дорофеев. «Новый репортёр» собрал воспоминания коллег Михаила. Нам всем трудно поверить, что этого яркого и талантливого человека с нами больше нет…

Ольга Каплина, медиаэксперт:

«Кажется, что Миша был всегда. Я даже не помню, как мы познакомились. Коллеги, которые с ним работали, рассказывали, какой он умный и талантливый, и когда мы впервые увиделись, сразу говорили, как будто 100 лет знакомы.

Кажется, что Миша знал всё. Делишься с ним идеей, а он тут же рассказывает, что об этом думал и как это видит. Это, наверное, один из немногих медиапрофессионалов, с которым можно было открыто говорить о сложных темах: этике, журналистском образовании, развитии. И который верил, что эти сложности можно преодолеть — и в первую очередь там, где он работает».

Бактыгуль Бурабаева (Медиаальянс):

«Друзья, мы потеряли Мишу, Михаила, нашего друга и коллегу! Не многие из вас знали, что уже через две недели (из-за задержки документов в Минюсте откладывали два месяца) мы собирались представить перед вами проект «Базовые принципы медиа в Казахстане» и Общественный комитет по саморегулированию медиа. Так вот главным редактором, идейным стержнем борьбы за профессионализм в журналистике был Михаил Дорофеев.

Он душой болел за каждую строку этого документа. Он верил, что получится у нас, пусть, говорил, не сразу, но получится. Мы думали, он станет первым членом этого Общественного комитета. Мы будем делать этот проект, сколько будет сил, Миша!»

Ольга Диденко, юрист Internews в Казахстане:

«У Михаила был дар и талант писать юридические нормы простым и понятным языком. И рассказывать о них так же понятно и интересно. После его работы скучные документы становились интересными, а их смысл — более понятен. Мы вместе работали в прошлом году над правилами по мирным собраниям и над правилами аккредитации журналистов. Но самый большой его вклад — это совместная работа с другими журналистами, редакторами, менеджерами над базовыми принципами медиа в Казахстане.

Ещё он был незаменим как медиатренер и медиаэксперт. Его тренинги, вебинары и семинары, надеемся, помнят и будут долго помнить судьи-координаторы, пресс-секретари всех уровней, а также студенты. Это всегда было неподдельно интересно, интерактивно и суперполезно».

Марина Михтаева, журналист:

«Как и все начальники, медийные начальники бывают разными. Мы были молодой дерзкой командой итоговой программы «Другими словами» на «7 канале», а Михаил Дорофеев был нашим начальником. Ругал, конечно, время от времени. Но вот чего он никогда не делал — не давал свою команду в обиду. Что бы мы ни натворили в журналистском смысле, за какую бы тему — может, кому-то из верхов и неприятную — ни взялись, какого бы чиновника ни задели, Михаил всегда брал удар на себя. До нас и не долетало. Он как-то очень понимал журналистов и поддерживал.

Когда Informburo.kz запускался, я уже работала на «Радиоточке». Михаила пригласили на должность главного редактора этого нового онлайн-проекта, а мы его пригласили на интервью («Радиоточки» уже давно нет, а интервью сохранилось в перепечатке). Я расспрашивала, что Informburo.kz будет за проект, чем он будет отличаться от других таких же интернет-ресурсов, почему мы должны его читать.

— …Мы ставим перед собой амбициозные задачи, — отвечал Михаил, — очень высоко планку мы хотим, честно говоря, задрать. Объясню. Кажется, что интернет даёт все инструменты для того, чтобы завоевать аудиторию — он вам показывает, чего аудитория хочет. И в принципе все интернет-сайты в Казахстане понимают: если ты напишешь про какой-то скандал с участием высокопоставленного лица, или напечатаешь фотографии Сабины, или расскажешь об аварии с участием сына какого-то известного человека, это тебе принесёт трафик. Но из этого медиа делать нельзя. Всё-таки на нас остаётся миссия формирования повестки дня — это мы, на самом деле, рассказываем пользователям, что важно, что неважно, и куда страна идёт. И если этого не будут делать профессиональные журналисты, этого не будет делать уже никто… Поэтому мы ставим задачу, что это будет серьёзная журналистика, очень близкая к классическому образу. Не желтизна — более серьёзный подход. Задача минимум — войти в топ-3, — говорил Михаил.

И ему, и его команде это удалось. Они вошли в топ, их знают, читают, им доверяют. И сейчас уже сложно представить, что Informburo.kz когда-то не было на нашем медийном поле. И бесконечно горько и больно от того, что у нас больше нет Михаила. Это огромная потеря и для журналистов, и для аудитории».

Ирина Медникова (Internews в Казахстане):

«Михаил — очень редкий профессионал, который, мне казалось, знает ответы на все вопросы.

Мы познакомились в 2015 году на программе Imedia Казахстанского пресс-клуба и Фонда Сороса, сидели за одной «партой». Меня сразу поразили его вопросы спикерам — всегда самые важные, всегда в точку. Наверное, все заметили, что он сразу выделился масштабом мышления, понимания и видения. Неудивительно, что в скором времени он стал руководителем крупных медиапроектов в редакции «Информбюро». И, конечно, он принадлежал всему медиарынку — он руководил сложнейшими дискуссиями по этике, был вдумчивым экспертом, слово которого имело большой вес на дискуссионных площадках, и в своём интенсивном графике находил время на то, чтобы дать интервью, ответить на вопросы, поучаствовать в работе жюри — вкладывался в каждый шаг, развивающий медиа в Казахстане.

Я не верю, что его нет с нами, ещё какое-то время хочется думать и говорить в настоящем времени о нём. Мои соболезнования родным и коллегам».

Зарина Ахматова, главный редактор HOLA NEWS:

«Когда мы ещё не были знакомы, но я знала, что это жутко весомый значительный журналист и пиарщик, а издание, в котором я работала, было на грани закрытия, он мне первый написал, что всегда готов взять на работу. Я не понимала тогда, что хорошие люди могут быть успешными (максимализм) и не смогла в полной мере оценить то, что он сделал. Все волновались, высказывались, а он просто позвал на работу, без лишних живописаний, на какую-то конкретную должность.

Это случилось уже после того, как я публично покритиковала его сайт. Меня очень возмутили какие-то материалы, и я написала что-то резкое со словом «помойка», чего ни до, ни после себе не позволяла. Он пришел в комментарии, хохотнул, сказал, что он «начальник помойки» и готов обсудить. Чем меня решительно обезоружил. Но я думала, это троллинг. А он написал в личку, очень вежливо, что это отнюдь не разборки, «Боже, упаси!» (вот так и написал), а что ему просто хотелось бы понять, как улучшить сайт. Это было шесть лет назад, и я подумала, что, наверное, это какой-то хитрый ход, выудить у меня категоричные ремарки. Дура была. Испугалась и не ответила. Ну, в самом деле, не могла же я всерьёз поверить, что я могла его научить чему-то. Такого значительного.

Это я потом узнаю, что он ходит на тренинги, садится в первых рядах, старательно записывает и задаёт каверзные вопросы. И я потом как-то на одном из таких сказала: «Михаил, я думала, вам по статусу не положено на тренинги повышения квалификации ходить». А он сказал: «Если так думать, то статуса можно быстро лишиться, молодые да талантливые идут по пятам». А ещё я высказывалась принципиально на каких-то больших «цеховых соберушках», а он после подходил и говорил: «Ну ты же можешь взять и позвонить или написать мне, если какие-то у тебя претензии, ты же не думаешь, что я за всеми запятыми успеваю следить». Ну нет, конечно, как я могла просто взять и позвонить Дорофееву.

Мы всё время с ним пересекались где-то, и я всегда думала, что он какой-то суровый и очень звёздный. Но это был первый защитный барьер для слабаков. Он не был ни суровым, ни звёздным. Он стал мне нравиться как человек и профессионал. Как-то резко. Благодаря своей принципиальности и открытости. Воистину говорят, по поступкам судите. Он всегда был горой за своих людей. Никогда публично их не распекал, хотя и огребал за какие-то их ошибки. Он всегда приходил вовремя, говорил по делу и не подводил. Таких, как он, вообще был он один.

На каком-то из кофе-брейков мы разговорились, и он мне сказал, почему-то снова на «вы»: «Я был уверен, что вы меня недолюбливаете». Я посмеялась и сказала: «Это неправда». Он сказал: «Это хорошо, не то чтобы я сильно расстроился, но было бы грустно». И я опять подумала, что это, наверное, сарказм.

Журналистка Informburo, сайта, который он возглавлял, Дана Круглова погибла в авиакатастрофе Bek Air 27 декабря 2019 года. Он помог с похоронами, и говорили, что вывез редакцию на похороны в столицу. Через какое-то время в Internews, где я работала, записывали подкаст про этику и трагедии. Он пришёл про это поговорить. Я сидела и боялась встречаться с ним взглядом. Он подошёл к столу и сказал: «Зарина, меня позвали обсудить важное, где остальные?» Я всех нашла и сидела в уголочке на записи и ловила каждое его слово и дрогнувший пару раз голос, когда он говорил об утратах.

Мы все абсолютно бессмертны, когда молоды и журналисты. Я была уверена, что Миша именно такой. Надо держаться его. Слушать. Запоминать. Ценить. Это был единственный редактор в Казахстане, про которого я в последние годы плохих дней в профессии думала, что нужно идти к нему и напроситься на работу. Он научит и защитит. Не решалась. Но эта мысль была спасительной.

Он никогда не рвал на себе рубаху, что редкость в нашем нарциссическом деле. Но всем помогал. Уволенным. Работающим. Ошибающимся. Успешным. И тем, кто с жёлтой карточкой в журналистике, и тем, кто с красной. Мои журналисты могли ему позвонить, он никогда не отказывал в сложных комментариях.

Его уважали и ценили и журналисты, и чиновники, и бизнесмены. А это тоже запредельная редкость.

В таких случаях принято говорить про утрату и осиротевшую журналистику. Это тот самый случай, когда весь рынок разом действительно очень сильно обеднел. Когда клише отыграло себя назад и стало, чем было в нулевой точке — большой болью. Я соболезную всем близким людям Михаила. И всем нам. Дорофеевским сиротам. Которым теперь предстоит как-то продолжить без него.

— Миша, а как у вас получается со всеми этими дилеммами справляться? — спросила я как-то. Как чувствовала, что не будет много возможностей.

— Ты, наверное, что-то героическое хочешь услышать. Боюсь, разочарую, я ни с чем не справляюсь, просто это такая работа и такое время. На концовку героического очерка, наверное, не потянет, — засмеялся он».

«Новый репортёр» выражает глубокие соболезнования всем близким, родным и друзьям Михаила Дорофеева, а также редакции Informburo.kz.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь