Программа «Хабарлас»: победа соцсетей на ТВ

0
53

Мой коллега Газинур Гиздатов когда-то уже писал о программе «Хабарлас» на телеканале «Хабар». А недавно в эфир вышел очередной выпуск ток-шоу, в студии которого столкнулись лбами сторонники вакцинации и так называемые антиваксеры. Спор получился довольно интересным — но не потому, что мне показались интересными доводы двух противоборствующих сторон. Кроме того, я сознательно решил не сосредотачиваться на производственных достоинствах и недостатках шоу (тем более, как я уже говорил, об этом наше издание уже писало). Важнее, что рассматриваемый выпуск оказался маленькой моделью очень большой проблемы, и именно о ней я хотел бы поговорить.

Вакцинный «нейтралитет»

Ток-шоу «Хабарлас» представляет собой дискуссию двух трибун: с каждой стороны свою точку зрения отстаивают два гостя. В этот день обсуждали необходимость обязательной вакцинации.

https://youtu.be/k5qXrvKA05Y

За вакцинацию выступали инфекционист Сауле Атыгаева и эпидемиолог Айнагуль Куатбаева, против — эксперт Ассоциации потребителей Казахстана Жаслан Айтмаганбетов и, как её представили авторы шоу, частный врач Айна Бакеева.

Ведущий Танирберген Бердонгар пообещал: программа не будет монтироваться после съёмки, а в эфир пойдёт ровно столько, сколько сегодня отснимут.

Айна Бакеева (та самая доктор из Шымкента, известная по роликам из соцсетей) поспешила объяснить, что она не противник вакцинации (если та, цитата, «проводится по всем правилам») и назвала себя «противником испытания вакцины на населении». Телевизионщики особо не старались с представлением гостьи публике: как уже упоминалось, в титрах её обозначили как «частного врача». Видимо, посчитали создатели передачи, этого скудного бэкграунда зрителю будет достаточно: а зачем ему специализация медика — врач он и есть врач. Знакомая на казахстанском ТВ проблема.

Разделял точку зрения Бакеевой «эксперт Ассоциации потребителей Казахстана» (ещё одна загадка в духе нашего телевидения) Жаслан Айтмаганбетов, на поверку оказавшийся юристом.

Странно, что оппоненток Бакеевой и Айтмаганбетова по той же логике не назвали просто — «государственными врачами» без уточнения узкой профессиональной компетенции каждой. Ещё более интересно, что их вообще никак не представили в титрах, которых для них, собственно, не сделали. Ведущий просто произнёс: «Здесь два врача — инфекционист и эпидемиолог». Интересно, когда такой подход стал стандартным на нашем ТВ? И, может, раз пошла такая пьянка, надо было назвать их с заглавных букв «Инфекционистом» и «Эпидемиологом» — как в сценариях для художественных фильмов?

Танирберген Бердонгар тут же заявил о своей «нейтральной позиции», добавив при этом, что ни он, ни его семья не вакцинированы, цитата, «чтобы для себя уяснить, каковы последствия могут быть у вакцины, как она влияет на здоровье людей, поэтому я ещё как бы внутренне не решил». Титром в этот момент дали ключевую бердонгаровскую мысль: «Ближайшее время завезут вакцины. Принимаю решение о выборе». Получилось именно так — с пропущенным предлогом. Но и о такого рода шероховатостях мой коллега Гиздатов, помнится, писал, так что я был, как говорится, во всеоружии.

Антиваксерский тандем

Чтобы сэкономить время наших читателей, я хотел бы привести основные тезисы гостей.

И если главной темой выпуска было заявлено обсуждение целесообразности обязательной вакцинации, то благодаря попустительству авторов программы, рвению гостей-антиваксеров и слабому ораторскому тонусу государственных медиков в итоге спор сузился до целесообразности вакцинации вообще.

И это несмотря на то, что, не выходя за пределы обсуждения необходимости и законности (либо бесполезности и антизаконности) обязательной вакцинации, авторы и гости программы действительно могли оставить этот спор хотя бы своевременным.

Так, юрист Жаслан Айтмаганбетов, ставя вопрос о незаконности «добровольно-принудительных мер», вообще-то начинал «за здравие»: говорил об утверждённом законодательно добровольном принципе вакцинирования в нашей стране, приводил примеры поражения в правах непривитых казахстанцев, рассказывал о случаях, когда полностью вакцинированные люди заражались, но при этом в системе Ashyq проходили по «зелёному», безопасному уровню. И здесь действительно было что обсуждать. Другое дело, что все эти вопросы адресовались к растерянным практикующим врачам, а не к чиновникам Минздрава, местных исполнительных органов либо юристам, по очередному попустительству авторов не оказавшихся в студии. Отчего спора по перечисленным вопросам и не получилось, а создалось впечатление игры «в одни ворота»: как практикующие врачи на равных обсуждали бы с юристом законодательные коллизии я не представляю (здесь у меня появились первые вопросы к подбору оппонентов).

Но ближе к середине программы Айтмаганбетова понесло в сферы, мягко говоря, не совсем юридические.

«Куда девался грипп?! За последние два года грипп исчез!» — войдя в раж, не только вопрошал, но и выдавал очень смелое утверждение юрист.

«Каким образом провели исследования по дельта-вирусу, если он только недавно появился. Каким образом провели исследования, что вакцина на него действует?» — продолжал интересоваться он.

«Почему Израиль на 75 % населения они все провакцинировались, сейчас у них новая волна идёт?» — задавал эксперт Ассоциации потребителей Айтмаганбетов очередной свой вопрос. И в завершение любопытствовал: почему в текущем году при частично привитом населении заболеваемость оказалась выше, чем в прошлом, когда вакцины вообще не было? Это он так намекал на неэффективность вакцин от ковида.

Государственные врачи силились сопротивляться и даже пытались приводить факты, но неизменно растекались мыслью по древу и выдавали очень общие ответы. По ситуации в Израиле, например, дежурным тоном была зачитана стандартная лекция про большую контагиозность варианта коронавируса «дельта», соответственно, про большее количество заражений среди молодых людей. Что на деле не опровергало слова юриста в рамках предложенного им контекста о неэффективности прививок. Признаться, я ожидал другого ответа — хотя бы вялой попытки разъяснить: сопоставима ли нынешняя вспышка заболеваемости в Израиле с масштабными волнами прошлого года либо она чувствительна лишь в сравнении со «штилем», который наступил после массового вакцинирования? Дельных ответов на предыдущие вопросы зритель вообще не услышал.

Согласно кивающая во время спичей юриста частный врач из Шымкента Айна Бакеева также не раз за этот вечер атаковала заикающихся в поисках слов гостей напротив.

«Я хотела задать вам вопрос, как и другим гражданам, которые привились сейчас, которые думают, что они привились. На самом деле они участвуют в клиническом испытании. И вот то информационное согласие… Вот вы читали его? Это информированное согласие на вакцинацию либо на участие в испытании — в третьей фазе испытаний?» — задавала она вопрос оппоненткам. О какой конкретно вакцине идёт речь, ведущий решил не уточнять, а в отсутствие уточнений получалось, что о всех. Но, кажется, Бердонгар выбрал в этот день роль статиста с секундомером, лишь распределяющего время для выступлений. Ответы оппоненток, казалось, лишь подзадоривали Бакееву.

«Почему сейчас показания для госпитализации совершенно отличные от лета прошлого года?» — адресовала она вопрос удивлённым медикам напротив. При этом Бакеева говорила о случаях из некой личной статистики. Об объективности такого подхода и репрезентативности и тут интересоваться было некому: ведущий, что называется, плыл по течению. Правда, Сауле Атыгаева, которая трудится в «красной зоне» инфекционной больницы, и с ситуацией, скорее всего, знакома не понаслышке, с этими данными не согласилась. Но это в студии уже мало кого волновало.

«Обосабливание дельта-вируса я считаю нецелесообразным, необоснованным», — в какой-то момент и вовсе решила перевернуть игру Бакеева, а вскоре поведала кое-что о применяемой у нас российской вакцине: она заявила, что «вживлённые в аденовирус “шипы” коронавируса могут мутировать».

«И поэтому они (разработчики – ред.) утверждают: “Ну и что, что новые мутации, ведь у нас вакцина мутирует в организме. И подстраивается под новые вирусы, под новые штаммы. Это информация от производителя вакцины. Она в общем доступе. Так вот, где гарантия, что эти мутации будут охватывать исключительно эти “шипики”? Где гарантия, что они не вклинятся в наш геном?» — обращалась к явно удивлённым «государственницам» Бакеева.

Зритель вновь дождался в ответ от несогласных врачей серию дежурных и каких-то осторожных, в отличие от вопросов, ответов, что в отсутствие яркого впечатления и эффектности — ТВ не любит полутонов — казалось уже совсем неубедительным.

Не ораторы

Ток-шоу — довольно гибкий жанр. И нельзя не признать, что у приглашённых имеется право на то, чтобы задавать любые вопросы в рамках дозволенного авторами на площадке (другое дело, что создатели программы самонадеянно пустили дискуссию в свободное плавание, почти в неё не вмешиваясь). К тому же я не собираюсь проводить проверку сказанного — это не имеет смысла, потому что известна истина: телевизионные споры — это не научные диспуты, в них побеждает не достоверность (потому что «доказательства» обе стороны приводят только на словах, и зритель не может их тут же проверить), победу одерживает здесь эмоциональная убедительность и ораторский дар. В итоге же Айтмаганбетов и Бакеева отлично протестировали способность (вернее, неспособность) представителей государства и апологетов официальной науки держать удар.

Та растерянность и неумение вести чуть более неудобную дискуссию инфекциониста и эпидемиолога, занявших в этот вечер позиции отбивающихся от вопросов жертв, показались мне симптоматичными. Перед зрителями в этот вечер была разыграна маленькая модель большой информационной войны, в которой (в реальности, а не в ток-шоу) власти проигрывают битва за битвой. Можно согласиться с доводом о том, что в список задач авторов программы мог не входить прогноз исхода, да и подстраивать состав гостей «под результат» они могли не желать. Но для меня неоспоримы два факта: во-первых, государственные практикующие врачи, которые спасают жизни на деле (за что мы все им благодарны), в этом споре не смогли внятно донести ни одну свою мысль до оппонентов, что ещё важнее — до зрителя. Вернее, так: все их реплики растворялись в неумении отстоять свою точку зрения — именно отстоять в оживлённом споре, даже будь они сто раз правы.

Стоит ли углубляться в мои претензии к авторам выпуска, у которых не получилось сделать информационно сбалансированный продукт? Совершенно очевидно, что подобрать более способных в ораторском искусстве гостей, более внятно выражающих мысль, в трибуну сторонников вакцинации стоило — и программа от этого только выиграла бы.

Но: даже в таком виде этот выпуск «Хабарласа» меня устраивает.

Потому что он видится мне важным в контексте более широкой проблемы. Мне кажется, он хорошо проиллюстрировал, что в деле информирования о пандемии и о вакцинах представители государства исходят из заведомости собственной истинности и в приступе эдакого снобизма забывают об убедительности. А в итоге проигрывают народной молве и соцсетям.

«Мне вы доказали абсолютную некомпетентность», — говорит в конце хабаровской программы частный врач Бакеева, обращаясь к неспособным противопоставить ей ораторских навыков оппонентам. И устами Бакеевой и Айтмаганбетова говорит немалая часть казахстанцев, которые оказались под лавиной информации и нуждаются в чётких, понятных и убедительных ответах. И, признаться, я даже рад её словам, потому что для меня это выпад не в сторону тружениц инфекционных отделений и госпиталей, но в сторону всей со скрипом работающей государственной информационной машины, реальный КПД которой демонстрирует пандемия.

Не удивлюсь, если этот выпуск «Хабарласа» рассылается противниками вакцинации в соцсетях как доказательство своей правоты.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь