Особенный путь особенных детей: каким он показан в фильме JO L

0
60

Документальный фильм Георгия Каракешишяна JO L — одна из последних вышедших работ проекта Oila отдела документального кино редакции «Экспресс К». Она доступна для просмотра на каналах Oila в YouTube и Aitube.

Фильм посвящён теме детей и подростков с инвалидностью. Вопреки стереотипам, картина наполнена оптимизмом, а её герои вызывают восхищение. Их жизнь и быт показаны без прикрас, о проблемах повествуется главным образом визуальным языком. О чём именно и как говорится в фильме JO L и почему один кадр сильнее тысячи слов, читайте в рецензии медиакритика Лауры Копжасаровой.

Фильм JO L — это первый опыт Георгия Каракешишяна в документалистике, до этого он занимался съёмками рекламных фото и видеороликов. За основу дебютной работы он взял хорошо знакомый ему материал — жизнь детей в Тасарыкском детском доме-интернате (официально это «Тасарыкский центр оказания специальных социальных услуг № 4» Туркестанской области — авт.), которому он помогает уже несколько лет как бизнесмен.

В фильме Каракешишян выступил в качестве продюсера и режиссёра. На примере конкретных историй он решил рассказать, как особенные дети попадают в подобного рода спецучреждения, в каких условиях живут там и что их ждёт после.

Простивший мать

В картине три главных героя разного, следующего один за другим, возраста. Соответственно, лента делится на три части: B ALA (ребенок), JA S (юный), E RESEK (взрослый). Такое трёхчастное построение позволяет показать не только поэтапность взросления детей, но и обозначить общие проблемы, с которыми они все сталкиваются.

Название фильма и трёх его частей в титрах обращает на себя внимание особенностью написания. Во всех словах одна крайняя буква отделена от других пропуском, словно выпадая из общего ряда. Так уже в титрах визуально подчёркивается оторванность, разъединённость детей с инвалидностью от отказавшихся от них родителей.

О конкретных причинах такого поступка в её случае рассказывает мать героя первой части фильма — 16-летнего Ислама: «При рождении мне сказали, что у него (сына — авт.) не один, а семь диагнозов. В то время у меня были семейные проблемы. Нужно было возвращаться в аул. И ещё у нас не было нужных врачей. Поэтому мне пришлось оставить ребёнка». Теперь женщина восстановила материнские права и после получения Исламом аттестата об окончании 10 класса забирает его домой.

Не по годам серьёзный и мудрый Ислам прощает мать, рассуждая философски: «В жизни чего только не бывает? Разное может случиться. Я понял, что нужно давать отпор любым трудностям и не сдаваться!»

Тем не менее, подросток переживает за своё будущее — что будет с ним после ухода из казённого, но ставшего ему родным дома, в котором он провёл 12 лет, каким будет вступление во взрослую жизнь — «начало большого путешествия», по его определению. В конце первой части под знаменитую казахскую песню о матери «Анашым», которую поёт Ислам, недавно появившаяся в жизни героя мама увозит его на коляске.

Историю Ислама нельзя назвать типичной. Из восьми детей интерната, оставшихся без попечения родителей, их нашли только у троих.

«Никогда не говори, что не сможешь!»

После окончания Тасарыкского интерната дети-сироты и оставшиеся без попечения родителей поступают в специальный профессиональный колледж в Кентау — единственный в стране для обучения людей с болезнями и нарушениями опорно-двигательного аппарата. В нём учится на бухгалтера герой второй части −19-летний Никита. Своих мать и отца он уже не ищет. Родители сдали его в Дом малютки после развода. «Если я не был нужен им тогда, то сейчас нет необходимости их искать, — считает парень. — Я уже могу сам себя обеспечить. Я больше не нуждаюсь в чьей-то помощи».

Никита увлекается спортом, читает намаз. Говорит на чистейшем казахском языке, на котором был снят фильм (он вышел с субтитрами на русском и английском языках — авт.). К слову, владеет им и режиссёр, который сам интервьюирует своих героев. После колледжа Никита планирует заняться лечением позвоночника. А после мечтает получить высшее бухгалтерское образование, стать индивидуальным предпринимателем и помогать студентам.

У него тоже есть девиз, которым он делится в качестве совета: «Никогда не говори, что не сможешь, — у тебя всё получится! Раз кто-то смог это сделать, то и ты сможешь!»

Герой третьей части — 27-летний Данияр — уже реализовал свою мечту. Он тоже провёл детство в Тасарыке, потом учился в Кентауском колледже — этапы биографии у трёх героев схожи. Именно в интернате он поставил перед собой цель стать спортсменом. «Я упорно трудился, чтобы осуществить эту мечту, — рассказал герой. — Закончил вуз по специальности «Спорт и туризм». Сейчас диплом кормит меня». Данияр работает тренером по настольному теннису в спортклубе для людей с инвалидностью во дворце спорта Туркестана. Теперь его мечта — помогать таким же, как он, становиться спортсменами. И он работает над достижением новой цели.

Героев многое объединяет — они живут в одном регионе (Туркестанская область), учились или ещё учатся в одном учреждении, после рождения их бросили родители и т. д. Но самое главное — несмотря на неблагосклонную судьбу и физические ограничения, все они — большие оптимисты, люди, сильные духом.

Как говорится в одном из анонсов фильма, он — про особенных людей, про сильных людей. А одной из пяти причин посмотреть JO L авторы картины указали: «Фильм показывает детей с разными видами инвалидности. И каждый герой рассказывает о том, с какими трудностями приходилось сталкиваться и как они находили выход из этой ситуации». Резюме этого пункта для зрителя: даже из самых трудных ситуаций есть выход.

Пути и дороги…

В понимании смысла картины большое значение имеет само её название JO L, то есть дорога, путь. Это широко распространённый в искусстве, устоявшийся и универсальный символ жизненного пути, человеческой жизни и судьбы. Понятно, что в контексте тематики этого произведения подразумевается особенный путь и судьба особенных детей. Их мужественное принятие судьбы, преодоление трудностей, желание жить и развиваться, стремиться к чему-то и мечтать. Это усиливает ещё один смысл вечного образа дороги — идею движения, перемен.

В фильме образ дороги имеет не только широкий символический смысл, но и прямой. Дорога — это реалистический, часто встречающийся элемент пространства картины. Пути-дороги присутствуют внутри и снаружи зданий, в которых живут и учатся герои, в местностях, снятых в панорамных видах, дальних и других планах и ракурсах. Впрочем, разнообразный способ визуальной подачи касается не только изображения дорог, это особенность работы операторов-постановщиков и монтажёров картины.

Все дороги в фильме куда-то ведут. И это обобщение опять-таки подтверждает многозначность и богатую метафоричность вынесенного в заглавие картины образа. Как вишенка на торте в последних кадрах фильма звучит песня Jol от исполнителя jeltoksan (Бексултан Багытжан).

В целом картина отличается однозначно позитивным, оптимистическим настроем. Это выражено не только через характеры и высказывания героев, их улыбчивые лица. В картине много света и цвета. Операторы акцентируют внимание на ярком оформлении кабинетов и классов в интернате, рисунках и творениях его подопечных. Радостными и забавными предстают «ожившие», «общающиеся» со зрителями нарисованные персонажи — при помощи анимации они двигаются, машут руками, улыбаются. В этом же ключе воспринимаются тренинги и игры для детей с говорящими названиями «Любовь к себе — любовь к жизни», «Тепло души».

О проблемах — не напрямую

Руководители и педагоги интерната и колледжа на протяжении всего фильма предстают исключительно позитивными и постоянно заботящимися о здоровье и судьбе особенных ребят. Не берусь оценивать искренность сказанных слов и созданного на камеру образа каждого. Но стоит признать, что это может создать впечатление несколько идеализированной картинки. К тому же про проблемы, а их у людей с инвалидностью, тем более детей, немерено, в самом фильме прямо не говорится.

Например, Никита в разговоре обронил, что раньше здесь (в Кентауском колледже — авт.) была дедовщина. Но каждый раз, с приходом нового директора, её становится всё меньше. О том, как обстоят дела с обеспечением бесплатным государственным жильём, можно судить по положению 27-летнего Данияра. Он до сих пор стоит в очереди на квартиру, сейчас живёт у друга. Парень отметил, что на словах всем говорят и обещают дать жильё, но в действительности не у всех до этого доходит.

Между тем, в одной из публикаций в «Экспресс К», связанной с фильмом, написано о том, как парня с инвалидностью лишил квартиры друг-мошенник. Видеоинтервью с пострадавшим включено в материал с титрами JO L. В этой же публикации отмечается, что, по мнению авторов фильма, одна из самых больших проблем детей с инвалидностью — получение социального жилья.

Пожалуй, наиболее показательно особенность авторского подхода к освещению проблем проявляется в истории с лифтом. Во время работы над фильмом члены съёмочной группы узнали, что в трёхэтажном здании Кентауского колледжа нет лифта, из-за чего учащиеся буквально ползком добираются до кабинетов. В статье в том же «Экспресс К» говорится, что режиссёр Георгий Каракешишян был потрясён тем, что люди с инвалидностью вынуждены оставлять коляски на первом этаже и дальше ползти по лестнице.

Однако об этой вопиющей ситуации в фильме не говорится — имею в виду, словами. Она показана: мы видим, как Никита «поднимается» на занятия. То есть создатели картины предпочитают «говорить» визуальным языком.

«Один кадр может сказать больше, чем тысяча слов, — уверена креативный продюсер отдела документального кино «Экспресс К» Сабина Сексембаева. — Ведь показывая то, как студент колледжа Никита Васильев карабкается на руках вверх и вниз по лестнице, режиссёр хотел обратить на это внимание, заставить задуматься зрителя: почему так, разве это правильно?!»

Сам режиссёр определил выбранный подход как попытку рассказать обо всём тонко и аккуратно. «Проблемы есть, и это факт», — признаёт он.

А чтобы их наверняка услышали, создатели фильма, как они пояснили, и решили поднять эту проблему после ещё раз через СМИ. В ответе акимата области их заверили, что проблему с лифтом решат в ближайшие пару лет. Добавлю, что, по последним данным, депутаты Туркестанского областного маслихата нашли в бюджете средства на подготовку ПСД для установки лифта в колледже.

Насколько на это повлиял фильм, неизвестно. Но именно в этом — внести какой-то вклад в решение проблем людей с инвалидностью, как минимум, обратить на них внимание — и видят свою задачу авторы. «Мы очень надеемся, что кино вызовет отклик у зрителей, вдохновит на оказание поддержки людям с инвалидностью, а государство — на скорейшее решение их проблем», — сказал режиссёр. Лично для себя в итоге работы над лентой он сделал такой вывод: «Мы живём как можем, а они — как мы поможем».

Уход от прямой постановки проблем, их визуальная подача в фильме социальной тематики — это авторский выбор, который, возможно, не у всех вызовет понимание. Но в любом случае они обозначены. И в конечном итоге вышел добрый, трогательный и мотивирующий фильм, с любовью и тактом изображающий особенных детей и подростков и не оставляющий равнодушным.

Дебют Каракешишяна в документалистике состоялся, и он достаточно хороший. Поддержав же создание фильма про детей с особыми потребностями и инклюзивность, представители проекта Oila подтвердили свою приверженность изначально заявленной заточенности на острых и актуальных социальных проблемах страны.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь