«Встреча с артистами положительно действует на «даунят»»: как казахстанские журналисты пишут о людях с инвалидностью

0
48

В июне прошлого года президент Казахстана подписал закон об улучшении качества жизни людей с инвалидностью, в котором понятие «инвалид» поменяли на «лицо с инвалидностью», а «ребёнок-инвалид» — на «ребёнок с инвалидностью». Ожидается, что новые формулировки помогут уменьшить стигматизацию в обществе, и в этом смысле депутаты оказались более продвинутыми, чем некоторые журналисты, считает медиакритик «Нового репортёра» Анар Бекбасова и объясняет, почему.

Материалы о людях с инвалидностью в казахстанских СМИ публикуют нечасто. Специальные проекты почти не встречаются, и это, быть может, даже к лучшему, потому что обычно они сводились к героизации людей с инвалидностью, которые как бы несмотря ни на что «победили» или живут «как здоровые люди». Такая подача отдаляет людей с инвалидностью от общества точно так же, как демонстрация покровительственного тона, жалости или снисходительности к ним. Впрочем, сейчас стереотипы о людях с инвалидностью пресса плодит так же, как и раньше. Очень часто в журналистских материалах люди с инвалидностью предстают в образе беспомощных, бесправных людей во многом благодаря обезличивающим, а иногда и оскорбительным формулировкам.

«Гульмира Кунанбаева выделила особую роль аниматоров и артистов, встреча с которыми всегда положительно действует на «даунят»», — пишет журналист Sputnik.kz. А на сайте «Голос народа» в статье о поисках пропавшего мальчика автор добавляет бэкграунд: «Ребёнок характеризуется как умственно-отсталый (орфография автора — прим. ред.)».

Международные этические стандарты требуют соблюдения правила рeople-first language — это когда, говоря о ком-то, сначала называют его человеком. Именно поэтому формулировки «люди с инвалидностью» или «дети с аутизмом», «ребёнок с ментальными особенностями» и другие им подобные считаются наиболее приемлемыми. Неэтичные высказывания вроде шаблонов «прикован к коляске» или «не смог вернуться к нормальной жизни» не только задевают чувства людей с инвалидностью, но и способствуют укреплению стереотипов. Формированию стереотипных представлений способствуют и фотографии к текстовым материалам — обычно это человек на инвалидной коляске или просто коляска, хотя далеко не все люди с инвалидностью их используют.

Люди с инвалидностью в Казахстане так мало интегрированы в общественную жизнь, что это ощущается в публичных местах, когда человека с тростью, например, могут неприкрыто рассматривать. Оператор «Рика ТВ» делает это при помощи телекамеры. Крупные кадры глаз людей с инвалидностью по зрению и панорамы от коляски к лицу человека вошли в новостной материал о заочном оформлении инвалидности.

Проблема стереотипизации только на первый взгляд кажется незначительной. На ток-шоу KOREMIZ на «Первом канале Евразия» участники обсуждают избиение молодой женщины её мужем, после которого у неё диагностировали паралич нижней части тела. На этом шоу не только показывают личную переписку участников трагедии, виктимблеймят (виктимблейминг — это когда в произошедшем насилии винят его жертву — прим. ред.) девушку, но и мучают её высказываниями о здоровье.

— Ниже пояса вы чувствуете тело? — спрашивает ведущий.

— Не чувствую ниже груди, — отвечает женщина.

— Ойбооой, — вклинивается одна из постоянных участниц шоу. — Всё, уже не человек. (…) Лежишь. Повреждён спинной мозг, кому ты теперь нужна?

Большинство материалов о людях с инвалидностью посвящено проблеме пособий или медобслуживания. «Ограниченные возможности: как выживают казахстанцы с инвалидностью» — заголовок одного из таких материалов на сайте «Информбюро» сам по себе стигматизирующий.

Проблема некачественных пандусов и в целом неприспособленность городской среды к нуждам людей с инвалидностью — один из любимых инструментов самопиара представителей власти. Вместо введения специальных стандартов в проектировании зданий и дорог, усиления контроля за реализацией строительных проектов чиновники или депутаты вызывают к себе пиарщиков с видеокамерой, пересаживаются в инвалидные коляски и ездят по городу, как бы инспектируя условия. В июле прошлого года такую акцию, к примеру, устроил представитель партии AMANAT в Талдыкоргане: на некачественном пандусе он опрокинулся вниз головой и никого этим не удивил. Пресса всегда идёт на поводу у таких самодельных сюжетов, результатом которых может быть только репортаж об акции в вечерних новостях, а не реальные изменения и решения проблем.

Примером шаблонных представлений о людях с инвалидностью может служить и эфир шоу «Время говорить» на телеканале Atameken Business. «Инвалиды Казахстана живут «взаперти» и обделены государством?» — так авторы назвали свою программу. Ведущий спрашивал гостей о проблемах финансирования социальной сферы, лечения пролежней, функциях нового советника министра труда и соцзащиты населения… За 13 минут участники прямого эфира поговорили обо всём и ни о чём конкретно.

Людей с инвалидностью журналисты редко представляют как субъектов общественной и политической жизни. Но есть пример выпуска программы «Политон» Сергея Дуванова, где автор обсуждает с гостями вопросы политического участия людей с инвалидностью, проблемы дискриминации их прав и способов их защиты. Эфир показывает роль и значимость работы общественников, возможностей на равных вести диалог с властью.

Люди с инвалидностью могут быть активными участниками экономической жизни. В стране более 417 тысяч граждан с инвалидностью трудоспособны, однако СМИ редко пишут о проблемах и способах их трудоустройства. Да и в индикаторах эффективности работы правительства, скорее всего, нет пункта об обеспечении людей с инвалидностью рабочими местами.

Люди с инвалидностью иногда сами заявляют о проблемах в медиа. Например, журналистка с инвалидностью Айслу Асан в своих материалах на портале Malim.kz ищет причины недостаточной инклюзивности общества, рассматривает способы её развития, рассказывает о людях с инвалидностью и проблемах их социализации. Автор блога в Facebook Зият Абдыкаимов часто пишет о стереотипах и мифах об инвалидности. Интересной для журналистов может быть одна из его статей, вышедшая на Factcheck.kz, «Как этично писать и говорить об инвалидности — семь советов от эксперта».

Людей с инвалидностью в Казахстане часто воспринимают как больных людей, абсолютно беспомощных, требующих постоянной поддержки, и в этом высока роль СМИ. Называть человека с инвалидностью «инвалидом» или даже «человеком с ограниченными возможностями» не совсем уместно, ведь людей с безграничными возможностями просто не существует, каждый из нас в чём-то ограничен. Инвалидность — всего лишь особенность человека, точно такая же, как цвет глаз или волос, длина пальцев или тембр голоса. Лишение людей с инвалидностью субъектности приводит к нормализации их ограничения в правах, а значит, серьёзно ограничивает возможности построения по-настоящему инклюзивного общества.

Также читайте: как о людях с инвалидностью пишут СМИ Таджикистана

Протест с ограниченными возможностями

Что сами люди с инвалидностью думают о том, как про них надо писать

Как таджикские журналисты рассказывают о людях с инвалидностью

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь