Интервью про то, как артист убил беременную собаку: что показывает зрителям YouTube-канал «Уақыт көрсетеді»

0
134

Казахоязычное пространство YouTube расширяется, появляются новые каналы, бывшие телеведущие и не только создают свои ресурсы, становясь звёздами YouTube, что не может не радовать.

Однако не всё то золото, что блестит, то есть большое количество подписчиков и просмотров не всегда означает качество. В этом обзоре обратим внимание на канал «Уақыт көрсетеді» Нурсеита Жылкышибая; он запущен более трёх лет назад, сегодня у него более 450 тысяч подписчиков; по словам автора, за это время он взял интервью у 200 человек. Разумеется, автор не может нести ответственность за содержание ответов своего респондента. Другой вопрос: как он на эти ответы реагирует? И если в ответ на шокирующие откровения вроде жестоких убийств животных интервьюер лишь смеётся, то насколько это этично? Медиакритик Назира Даримбет предлагает вам самим ответить на этот вопрос.

Как уронить себя «ниже плинтуса»

Взять, например интервью с политиком Амиржаном Косановым, сделанное до президентских выборов в ноябре прошлого года. Хотя в начале беседы ведущий вроде бы обозначил тему — предстоящие выборы президента, однако его праздный вопрос «как ваши дела?», с которого начинается беседа, совсем не настраивает на политический лад.

А следующий вопрос-замечание «почему бы вам не красить волосы, уж больно вы поседели» вообще отправил автора этих строк в ступор. К чему он? Если серьёзно, то этот вопрос с точки зрения этики можно отнести к разряду задевающих достоинство собеседника. Представьте, если какой-нибудь героине журналист во время интервью сказал бы: «Что-то вы поправились, а не пора ли вам худеть?»

Кстати, судя по другим интервью, у ведущего вообще с этикой проблемы, но об этом позже.

Далее вместо динамичного разговора о «кукольных» кандидатах речь заходит о событиях трёхлетней давности, когда гость студии сам баллотировался в президенты. Затем попутно поднимается тема Қаңтара и звучат банальные фразы, вроде «кто же мог предположить, что казах пойдёт против казаха?».

Вместо того, чтобы развить тему предстоящих выборов, — к примеру, спросив, «в чём отличие этих выборов от тех, в которых принимал участие гость студии три года назад», ведущий спрашивает его о том, о чём Косанова уже тысячу раз спрашивали прежде: «зачем он «предал» народ, который поверил ему?». И, естественно, спикер повторяет всё то, что уже не раз говорил ранее на разных площадках. При этом ведущий сам же напоминает: «Мы говорили с вами об этом три года назад». Тогда в чём смысл повторяться? Зрители, интересующиеся этой темой, уже давно всё про неё знают.

Наконец почти в середине беседы речь на минутку заходит о главной теме интервью — выборах и кандидатах в президенты. Но сразу же задаётся вопрос о январских событиях 2022 года, и ничего нового из ответа гостя мы не узнаём. И вообще непонятно, к чему ведущий задал этот вопрос, если тема интервью абсолютно другая?

После Жылкышибай неожиданно переходит к блиц-вопросам: «вы считаете себя счастливым человеком?», «вам есть чего стыдиться?». Этот приём обычно уместен либо в конце, либо в начале беседы, и то, если бы вообще такая традиция была заложена изначально.

Затем нить разговора напоминает уже скитания путника в пустыне. То ведущий спрашивает «какую роль играли бы сегодня в политике Сарсенбаев и Нуркадилов, будь они живы?», то заводит разговор об эпохе Кунаева, и… заканчивает беседу «философским» вопросом: «За что бы вы просили у Бога прощение на том свете?»

Один день из жизни миллионера, или Что это было?

В интервью с медиаменеджером Арманжаном Байтасовым есть попытка разнообразить студийную съёмку — ведущий приходит рано утром в гости домой к герою, демонстрируя «красивую жизнь успешного человека».

Формат необычный, интереснее, чем просто беседа в студии, нет претензий. Однако содержание снова оставляет желать лучшего. Если бы это было полноценное портретное интервью, из которого зритель узнал бы новые вехи биографии героя, какие-то его личные качества, неизвестное про личную жизнь и прочее, вопросов бы не было.

Хотя всё начиналось вполне прилично — на прогулке ведущий узнаёт, что Байтасов пришёл к успеху, просто «однажды на старшем курсе журфака решив создать телеканал с друзьями». Но следующий блок вопросов неожиданно касается некоторых казахстанских бизнесменов, а беседа продолжается уже в автомобиле. «Как тот или иной олигарх оказался в списке Forbes?» — пытает ведущий спикера, а последний старается быть тактичным, с одной стороны, а с другой — честным.

И вдруг опять «поворот не туда» — доехав до парка, собеседники вновь возвращаются к «истории успеха» героя. А журналист, медиаменеджер, бизнесмен-миллионер из того же Forbes в одном лице вспоминает, как он продал родной «31 канал» за 65 млн долларов. Нурсеит Жылкышибай восторженно цокает языком: «Это ж огромные деньги, что вы с ними сделали?!» А Байтасов снисходительно улыбается: «Ну не такие уж большие».

На следующем этапе они завтракают дома у героя, при этом зрителя не знакомят с домочадцами, которые молча пьют утренний чай. Посреди трапезы ведущий начинает делать совместное фото со своим героем, разговор прерывается, идёт фоновая музыка…

Ближе к концу беседы собеседники оказываются в известном кафе, где Арманжан Байтасов обычно проводит интервью для своего YouTube-канала. Разговор вдруг заходит о покойном политике Заманбеке Нуркадилове, и ведущий спрашивает: «Вы верите, что он сам в себя стрелял три раза?» Естественно, ответ был предсказуемым.

Если бы проект Нурсеита назывался «Один день с…», возможно, всё прекрасно бы смотрелось. Но программу «Уақыт көрсетеді» («Время покажет») автор позиционирует как особенную с «профессиональными интервью», «честными разговорами», «эксклюзивными мнениями», «острыми вопросами».

Кстати, об острых вопросах: возможно, автор что-то путает, называя свои вопросы такими. Может, скорее они не острые, а хамские? К примеру, Косанову он говорит: «Вы же ниже плинтуса упали». А другому герою заявляет: «Ну признай, что ты д…б».

Убийство собачки? Это так смешно

В других своих интервью Жылкышибай скорее всего, надеется на известность героев в другой среде — например, в шоу-бизнесе, таким образом пытаясь собрать большую аудиторию. Там зачастую нет темы — это просто интервью со «звездой». В итоге иногда получаются разговоры ни о чём: герой не раскрыт с новой стороны и ничего нового не сказал. Так случилось в беседе с солистом группы «Жігіттер» Бағланом Абдыраимовым.

Весь почти полуторачасовой разговор — это воспоминания о событиях 20-летней давности из биографии исполнителя. И ладно если бы это были стоящие воспоминания. Например, о создании музыкального коллектива, становлении певца, детских мечтах или особенных семейных ценностях, в конце концов.

Но вместо этого ведущий напомнил гостю, что он когда-то «избил» Кайрата Нуртаса, расспрашивал его, зачем он подрался с кем-то из коллег на концерте, как лишился гонорара на тое или сам кому-то из друзей не додал денег и так далее. Всё это напоминает воспоминания криминальных авторитетов о своих прошлых разборках, но не воспоминания артиста о своём творчестве.

В итоге почти половина разговора ушла на выяснение этих никому не нужных и неинтересных обстоятельств: «Это правда?» — каждый раз с серьёзным видом спрашивал ведущий гостя. А тот в ответ, смеясь, одаривал его комплиментами: «И где вы это откопали? Наверное, таким должен быть настоящий журналист».

Апогеем беседы стали воспоминания о том, как в трудные 90-е прошлого века гость программы ел собачье мясо, но не из-за того, что было нечего есть, а чтобы вылечиться от затяжного кашля. «Вы почти полгода, говорят, болели, как вылечились, ели собачье мясо?» — спрашивает ведущий. Гость подтверждает и начинает рассказывать подробности. «Да, мы решили поехать с другом к себе в аул, так как кто-то сказал, что, мол, собачье мясо полезно, лечебное. Приехали в аул, а собаки нет. Кое-как, помню, нашли, у тёти одного друга украли, а утром она искала: где моя собака. Именно ночью мы её съели», — со смехом говорит Баглан Абдраимов.

Однако выяснилось, что это была не единственная собака, которую в буквальном смысле съел артист, об этом ему напомнил «всезнающий» ведущий. «Но, говорят, была ещё одна собака, прежде чем съесть которую вы приложили немало усилий. Били её 40 раз топором по голове, засунули голову в мешок, размозжили череп, а она не умирала. Это правда?» — опять же со смехом говорит Нурсеит Жылкышибай.

Гость всё это подтверждает, добавив ужасающих деталей: «Это была собака нашего друга Айдара. Кое как её умертвили, потом отрезали голову, привезли мясо в Шымкент, положили в холодильник… Но всё это шалости, мы же почти детьми были, нам было по 19–20 лет», — так же, смеясь, отвечает Баглан Абдраимов.

Но ведущий не унимается и как будто с удовольствием возвращается к жестоко забитой собаке: «Говорят, вы так её забили топором, что челюсть раздробили, размозжили череп, всё разлетелось на кусочки… А когда разделали её, вы помните, что там было внутри? Оказывается, это была сука, и у неё был плод внутри, щенок…» — говорит ведущий, по-прежнему не сдерживая смеха.

Гость начинает вновь рассказывать подробности: «Ну мы же не знали, что и как делать, мне сказали, вот так надо. Ты бьёшь её, промахиваешься, она визжит, в мешке не видно, куда попадают удары…» — и гость не перестаёт смеяться.

Тут у ведущего начинается уже практически смеховая истерика. Надо ли сейчас давать развёрнутую нравственную оценку этой беседе? Крайне жестокое обращение с животными ведущий и его собеседник с хохотом обсуждали более пяти минут. И автор канала сделал это не для того, чтобы показать моральный облик своего респондента. Нет, он вместе с ним так… развлекался.

И после ведущий спокойно задаёт Абдраимову «нравственный» вопрос: «За что вам в жизни стыдно больше всего?» А гость с печальным видом отвечает: «За то, что не купил отцу машину, что не свозил родителей за границу…»

Когда герой «спасает» интервью

Другое интервью с теологом Нурланом Байжигитовым, которого прозвали имамом-тиктокером. Надо отметить: несмотря на шутки коллег, мулла даёт весьма дельные пояснения и советы в TikTok.

Можно было развить тему этих коротких видеороликов, выстроить профессионально разговор, чтобы хоть как-то за эти час и 20 минут интервью восполнить пробел, который есть в религиозном просвещении населения.

В начале беседы ведущий зачем-то делает акцент на том, что впервые за время существования канала берёт интервью у своего земляка. Затем дарит гостю продукцию производства собственной компании — эликсир мужской силы, седушку для стула, которая также якобы дарит мужское здоровье. Потом спрашивает имама, как он, бывший когда-то главным имамом области, согласился служить в маленькой мечети «какого-то небольшого аула». На что получает ответ, что «дом Аллаха не бывает маленьким или большим», главное — не где служить, а как.

В общем разговора, достойного собеседника, не состоялось. Вы не найдёте в этом интервью профессиональных вопросов на весьма щепетильную и всегда злободневную для казахоязычной аудитории тему. Зато услышите такие вопросы, как «Говорят, Адам и Ева были белыми людьми, тогда откуда взялись чернокожие?», «Если женщина создана из ребра мужчины, почему у них одинаковое количество рёбер?», «Как вы себе представляете образ Бога?», «Кого бы вы забрали в рай» и так далее.

Более того, ведущий замахивается на хайповую тему, так как он ещё один «ел жанашыры» («радетель нации»), и заявляет вопрос-предложение: «Вот сейчас многие наши казашки, они же нам сёстры, выходят замуж на негров, китайцев, индийцев и прочих. Я это говорю, потому что у меня сердце болит. Почему бы нам не издать специальную фетву, чтобы остановить всё это как-то? Ведь у нас девушки на дороге не валяются».

Стоит ли говорить, что этот вопрос прозвучал безграмотно как с точки зрения этики, так и с позиции прав человека. Возможно, сам журналист-ведущий не понимает этого, как и многие активисты, борющиеся «за чистоту нации».

И нужно отметить, что этот вопрос «спас» грамотный ответ имама, который говорил «чернокожие» вместо «негры», и что «все люди, в том числе наши женщины, имеют право на счастье», а также о том, что «казахстанские мужчины называли толстухой девушку из Атырау, которую не взяли замуж казахи, вот она и вышла за «чёрного», что «никто не имеет права оскорблять другого человека», и что «прежде чем обвинять женщин, казахским мужчинам следует обратить внимание на себя, научиться быть ответственными, ценить женщину не только за внешность».

В заключение я могла бы попенять автору за то, что его интервью лишены конкретной темы, логической линии, информативности и так далее. Жылкышибай очевидно делает на своём канале некий «разговор по душам», где можно перескакивать с одной темы на другую, не выстраивая особо беседу. Но, по большому счёту, — это его право. Если, конечно, забыть о том, как знатно он и его собеседник повеселились, обсуждая жестокое убийство беременной собаки… Как вы думаете, а на это право у него есть?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь