Прошлое против будущего: что такое «настоящая журналистика»

0
94

Автор: Анна Сухачева. В США (как, в принципе, и во всем мире) не прекращаются дебаты, посвященные изменениям в журналистике последнего времени. Самые влиятельные деятели традиционных и новых СМИ пытаются по-своему дать ответ на вопрос: можно ли назвать то, что сегодня происходит в интернет-пространстве, журналистикой, и во что вообще журналистика трансформируется?

Один из авторов достаточно известного ресурса editorsweblog.org Федерика Черубини (Federica Cherubini) подвел некий итог ситуации в США на сегодняшний день. Думаю, опыт зарубежных коллег и аргументы, которые выдвигают та и другая сторона, будут интересны и нам. 

При рассмотрении резкой критики, которую Билл Келлер, исполнительный директор New York Times, адресовал Арианне Хаффингтон (владелица новостного сайта «Huffington Post», одного из самых читаемых и наиболее цитируемых медиабрендов в интернете.

В 2006 году журнал «Тайм» включил Арианну в свой рейтинг 100 самых влиятельных людей мира – А.С.) и ее новостному сайту, а также ее едкого ответа, споры на тему журналистики сегодня кажутся наиболее интересыми.

Неважно, кто высказал это первым, но оба соперника, пусть с разных точек зрения, сошлись на том, что то, что происходит сейчас в журналистике – это своего рода конвергенция.

Традиционные мэйнстримовые медиа открывают себя для мира более открытых средств массовой информации, перенимая цифровые инструменты, предоставляющие общественности возможность более непосредственного участия в новостном потоке (перенимая, по словам Келлера, также «культуру и психологию мира более открытых средств массовой информации»).

С другой стороны, возникающие сейчас стартапы в своей чисто он-лайновой цифровой деятельности начинают понимать, что им нужна дисциплина, ресурсы, стандарты, традиционные основные принципы журналистики: точность, честность, проверка фактов, большее число репортеров и редакторов.

Однако, в этом общем для всех мнении, кажется, неизбежно наступает раскол по причине разной оценки «агрегации» и «агрегационных новостных сайтов».

Онлайновые медиасредства, среди которых выделяется Huffington Post, являются, по мнению Келлера, по сути, пиратами: они занимаются скорее подделкой контента, чем участием в реальной журналистике, как обобщил Мэтью Ингрэм на сайте Gigaom, обсуждая этот спор.

В противоположность этому, Арианна Хаффингтон отмечает, сколько настоящей, старомодной работы из мира традиционной журналистики ведется на ее сайте, и насколько широко это признается.

Мысль Келлера в том, что медиа становятся слишком ориентированными на самих себя, постоянно спрашивают себя о будущем журналистики в навязчивом поиске того, что сейчас является трендом на Твиттере, делают из новостей «Американского Идола» (название популярного в США шоу – А.С.), вместо того, чтобы просто докладывать новости.

«Келлер, по-видимому, недопонимает, что до некоторой степени смысл всех медиа, как онлайновых, так и оффлайновых, в агрегации», – говорит Инграм. «Даже газеты агрегируют контент новостных лент и только изредка переписывают его, чтобы сделать своим.

Да, они платят этим новостным лентам за привилегии, и точно так же поступает Хаффингтон Пост. Разница в том, что это восполняется вниманием, которое возвращается назад к оригинальному источнику, так же как Google отплачивает ссылками, когда агрегирует контент на Google News».

Он замечает, что термин «агрегация» может означать множество разных вещей, включая, например, то, что делал Энди Карвин с радио NPR, публикуя твиты от сотен разных людей, как журналистов, так и простых жителей, в то время, когда он рассказывал о революциях в Тунисе и Египте.

Можно назвать это агрегацией или «кураторством», или найти другое название, но это – реальность журналистики XXI века, добавляет автор.

Джош Стернберг, основатель Стратегических коммуникаций Стернберга  и автор Эффекта Стернберга объясняет на сайте Mashable, что концепция кураторства новостей не нова, ведь уже некоторые редакторы, управляющие редакторы и другие выступают в роли куратора, «но под давлением социальных медиа и развития коммуникационных технологий куратор становится и.о. журналиста».

Наличие переполняющегося потока информации из несчетных источников означает, что есть потребность в ком-то, кто выступает как заслуживающий доверия посредник, отбирающий и редактирующий правильную информацию.

«В отличие от репортера, который погружен в тот или иной бизнес или тему, у куратора часто есть основная работа. Некоторые работают в медиаиндустрии и имеют доступ к источникам их новостей; другие поглощены новостями и хотят выставить то, что им кажется важным, в свою сеть, сообщество или своим фолловерам. Но связывающая всех кураторов нить – это то, что они рассматриваются как заслуживающие доверия источники информации», – пишет Стернберг.

По мере того, как журналистика и технологии продолжают развиваться, значение роли куратора также может продолжать расти. Заслуживающие доверия кураторы, стандарты и более совершенные инструменты для отфильтровывания контента будут фундаментальными понятиями, и уже многие новостные организации, например, выступают в роли кураторов на Tumblr.

Подытоживая, можно сказать, что погружены ли вы в ностальгию по старомодной прессе или в технологическую медийную новую волну, верите ли вы в то, что «журналисты утратили власть над статьями», и что бы вы не думали о том, чем является журналистика, продолжающийся спор по этим вопросам показывает только, насколько жизненно важной и фундаментальной является журналистика в целом.

Источники: New York Times, Huffington Post, Gigaom, Mashable, Nieman Lab.

Полную версию материала на английском языке можно найти здесь.

Перевод и адаптация: newreporter.org

[ratings]

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь