ДомойМедиалентаИнтернет и психология сострадания

Интернет и психология сострадания

Интервью Григория Асмолова, лауреата премии Рунета 2010, соавтора проекта Карта помощи и Холода.info. Григорий анализуирует вопросы психологической реакции на далекие кризисы как например трагедия в Японии: «Как себя вести, если заморское землетрясение или мятеж лишают душевного покоя?».

Вопрос. Как характеризует человека его реакция на природные и политические катаклизмы, не касающиеся его лично?

Сам факт реакции на такие события как последствия землетрясения в Японии – то есть то, что они не проходят мимо и человеку не все равно – это скорее норма, чем отклонение. Русский биолог и философ Петр Кропоткин написал в свое время книгу «Взаимопощь как фактор эволюции», в которой утверждал, что человеку, как и любым живым существам, свойственно помогать друг другу, чтобы выжить, более того – это важный фактор не только выживания, но и развития.

 

Фото: http://violanatans.livejournal.com/

Поэтому само определение «что касается нас лично» можно интерпретировать очень по-разному. В сегодняшнем глобальном сетевом мире нас лично касается намного больше, чем очерчено кругом наших личных знакомств, и чувствовать беду других и помогать тем, кого мы не знаем, — совершенно естественно.

Вместе с тем, тут налицо роль, которую играют новые информационные технологии, прежде всего Интернет и социальные сети. Чем было бы для нас землятрясение в Японии в эпоху до Интернета? Сообщением в новостях по ТВ: посмотрели и переключили на другой канал или перешли на прогноз погоды. Профессор Лондонской Школы Экономики Лили Чулиараки на базе анализа освещения кризисов и войн в теленовостях описала явление «страданий как спектакля». Она утверждала, что СМИ привели не только к тому, что мы отстраненно смотрим на трагедии других, но и эстетически наслаждаемся картинками катастроф. СМИ превратились для нас в глобальную гладиаторскую арену.

Однако Интернет меняет эту картину. С одной стороны, он фомирует то, что профессор Нью-Йоркского университета Клай Ширки называет «коллективным осознанием проблемы», с другой – Интернет предлагает механизмы участия в оказания помощи в глобальном пространстве.

То есть в отличие от ТВ, в Интернете механизм потребления информации двусторонен и позволяет совершить какое-то действие в ответ, что-то написать, как-то отреагировать, что уже не дает нам быть просто пассивными потребителями информации.

Более того, Интернет предоставляет новые механизмы взаимопомощи, когда мы можем помогать пострадавшим, даже если они находятся на другом конце земного шара. Иными словами, информационные технологии меняют и то, как мы воспринимаем страдания других, и то, как мы сострадаем.

Мы видим целый ряд примеров новых форм оказания помощи через Сеть – одни создают площадки, которые помогают оказывать помощь, другие ее непосредственно оказывают. В специально созданных группах в социальных сетях и на сайтах люди предлагают жилье для пострадавших, создают платформы для сбора данных об уровне радиации, и, наконец, просто пользуются информацией из Интернета и сетевыми каналами, чтобы отправить вещи или деньги.

Конечно, есть много и циничных реакций. Например, когда многие пользователи Facebook поменяли фотографию своего профиля на флаг Японии, нашлись другие, которые их высмеяли, назвали это показухой, которая ничем не помогает, а является только симуляцией действия. Но это, конечно, не так.

Интернет представляет больше механизмов для проявляние солидарности и сострадания. Каждый сострадает как может, пускай даже флажками, но главное – чтобы у него была такая возможность, если есть желание что-то сделать под впечатлением от трагедии.

Кроме того, подобные акции также позволяют повысить видимость проблемы и ее коллективное осознание, что является необходимым условием для возникновения групп людей, готовых оказать помощь. Да, и давайте не будем забывать, что раньше, когда в руках наших был только пульт ТВ, мы даже флажок не могли поставить, а только щелкали каналами.

Кстати, играет роль и то, что далекое становится сегодня все более близким. Более 10 лет назад профессор Розенау из университета Джорджа Вашингтона ввел понятие «удаленной близкости». Мы больше путешествуем, а наши социальные сети все больше затрагивают самые удаленные уголки мира, поэтому шанс того, что тем или иным бедствием будет затронут если не наш друг, то друг нашего друга, все время растет. Поэтому даже если вы не согласны с тем, что сострадать и помогать незнакомым людям – это норма, то сегодня вероятность того, что любой кризис заденет кого-то нам лично знакомого также растет.

Вопрос: Какова на ваш взгляд правильная реакция? Как себя вести, если заморское землетрясение или мятеж лишают душевного покоя?

Проблема, о которой вы говорите, была описана в свое время в замечательной книге Владимира Орлова «Альтист Данилов». Данилова наказывают тем, что обостряют его чувствительность, после чего главный герой начинает себя плохо чувствовать от землятрясений, цунами, студенческих волнений и просто приступов чужой боли. Постепенно чуткость Данилова к страданиям повышается, и ему становится все хуже и хуже.

Помните его ответ? «Буду терпеть. Да и какой был бы я артист без ощущения боли, хоть бы и твари лесной».

Ощущать боль других и помогать – это нормально. И если в глобальном сетевом мире мы все больше знаем о страданиях других, то вместе с тем есть все больше путей сострадать. Чувствуете, что не можете пройти мимо – сделайте что можете, будь то смена фотографии в Фейсбуке или приглашение пострадавшей японской семьи. То есть повышение чуткости сбалансировано тем, что растет количество возможностей помочь тем, кому мы сострадаем.

Надо только эти возможности использовать – тогда душевный покой восстановится.

 

[poll id=»27″]

Редакция
Редакция
Редакционный аккаунт сайта "Новый репортер".

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние публикации