Наводнения на юге, капустный кризис и плохие дороги. Мониторинг итоговых ТВ-программ 27 апреля — 3 мая

0
48

Виден, виден уже конец если не пандемии, то хотя бы безраздельной власти коронатемы на нашем телевидении! Из четырёх итоговых программ три начались на этой неделе НЕ с коронавируса. В топе оказались прекращение полномочий спикера Сената Дариги Назарбаевой и наводнение на юге Казахстана.

Порадовало разнообразие «эксклюзивных» тем. Так, на КТК разбирались, почему казахстанские фермеры не могут продать капусту и как дела на дачах, «Хабар» снял прекрасного пенсионера, которому дача не нужна (он развёл огородик на крыше), «Первый канал Евразия» выяснял, кто виноват в плохих дорогах, а QAZAQSTAN беспокоится о людях, которые из-за пандемии не смогли поехать за границу и сделать там очень нужные им операции.

«Большие новости», КТК

Программа началась с информации о прекращении полномочий депутата Сената Дариги Назарбаевой. Просто сообщение со ссылкой на Twitter президента.

Затем — новости о наводнениях в Туркестанской области. И не просто новости, а полноценный сюжет. Впервые за последние несколько недель «Большие новости» начались НЕ с коронавируса! Может, конец эпохи COVID-19 и правда уже виден?

Материал о том, как прорвало дамбу в Узбекистане и затопило дома и фермерские хозяйства в Казахстане, построен на любительском видео и кадрах, снятых при облёте подтопленных земель с вертолёта. И эти кадры впечатляют. А вот с текстом не всё так гладко. «Вода начала прибывать ближе к полуночи», — рассказывает нам в самом начале корреспондент. К полуночи какого дня? Непонятно. «Всё началось ещё накануне утром», — продолжает журналист. Но ситуации с датами это не прояснило. И да, в подводке ведущий сообщил, что ЧП было «в ночь с пятницы на субботу», но вообще сюжет — это отдельный материал, и информация в нём должна быть исчерпывающей сама по себе. В остальном к материалу вопросов нет. Корреспондент делает стендап на реке, он на природе, но лицо закрыто, зато мы видим, что КТК сделал для своих сотрудников брендированные маски.

Далее — всё про коронавирус. Свежие (на вечер субботы) факты и цифры. Первый сюжет — о домашнем насилии, число случаев которого за время режима ЧП выросло в четыре раза. Напомним, что такой сюжет ещё в середине апреля сняла программа Apta на телеканале QAZAQSTAN. Этот материал «Большие новости» «привязали» к трагедии в Нур-Султане: мужчина зарезал свою бывшую жену на лестничной площадке. На почве ревности. Непонятно, при чём тут карантин. Впрочем, был и более весомый информационный повод — на этой неделе теперь уже экс-спикер Сената Дарига Назарбаева обратила внимание на проблему участившихся случаев домашнего насилия. Интересная деталь: оказывается, полицейские якобы предложили жертвам домашнего насилия звонить на 102, но чтобы домашний тиран «ничего не заподозрил», жертва должна задать кодовый вопрос: «Поступили маски и антисептики?» Интересно, откуда у журналистов такая информация (источник нам не раскрыли) и как её распространяли среди потенциальных жертв. Но даже если это правда, теперь ведущий Алексей Рыблов раскрыл «фишку» всей стране. В том числе и домашним тиранам.

Авторы сюжета постарались подойти к нему социально ответственно. Но не всё получилось. Лицо матери, чей ребёнок попал в больницу после побоев отчима, не заблюрили. И не преминули заметить, что её муж и раньше бил пасынка, но женщина на супруга ни одного заявления не написала. Так что даже если раньше её соседи и были не в курсе, теперь могут со знанием дела осуждать «нерадивую мать». Надо помнить: даже если жертва конфликта сама согласилась поговорить с журналистами, журналисты должны оценить возможные последствия этого поступка сами. В сюжете не упомянули про кодовый вопрос «Поступили маски и антисептики?» и его происхождение — вообще представителей полиции в материале не было. Только жертвы и правозащитники.

На юге Казахстана вырастили рекордный урожай капусты, которая оказалась никому не нужна. На неё нет спроса. Почему? Люди перестали есть капусту? Не объясняют. Ведущий сказал только, что белокочанную в итоге придумали отдать в детдома и малоимущие семьи. То есть они капусту всё-таки едят?

При этом капуста подорожала. Как и остальные социально значимые продукты (хотя нам вроде обещали, что не подорожают? И даже собирались этот рост цен контролировать? Вот бы об этом спросили у тех, кто обещал). Словом, ответа на вопрос «почему фермеры не могут продать капусту, а она в это время дорожает» в сюжете не прозвучало. Со стороны властей — лишь озабоченность (озабочена опять же Дарига Назарбаева) и планы: строить распределительные центры, которые будут покупать продукцию у фермеров, а потом сразу продавать магазинам и ресторанам. Так победим перекупщиков. Но это планы. А что с капустой сейчас? Весь ли урожай выкупят для детдомов и малоимущих? А по какой цене? По 10 тенге за килограмм, о которых упоминал ведущий (мол, так сильно упала цена)? А если по 10 тенге, наши фермеры вообще выживут? И если власти говорят, что границы открыты для продажи наших овощей за рубеж, почему тогда фермеры не продают капусту туда? Не берут? А почему? Всегда же брали? Капуста же не болеет коронавирусом, а продуктовый кризис грозит всем? Ничего не понятно.

Казахстанцам разрешили ездить на дачи, но просто так туда всё равно не попадёшь. И поздновато: часть рассады погибла, участки капитально заросли. Есть представители власти, есть дачники. Это единственный сюжет выпуска, к которому нет вопросов.

«7 кун», «Хабар»

Выпуск программы начался с перечисления главных тем недели (режим ЧП продлён до 11 мая, открылось авиасообщение между Алматы и Нур-Султаном, открываются парикмахерские) и поздравления с Днём единства народа Казахстана от Токаева и Елбасы.

Первый блок представляет уже знакомый нам Амир Саменбетов. Просидев две недели в закрытом на карантине доме, корреспондент, кажется, не может остановиться — снова и снова выходит «в поле» и снимает сюжеты. На этот раз он вещает с крыши многоквартирного дома, на котором предприимчивый пенсионер из столицы разбил огород. А ещё он пишет картины. Удивительная история удивительного человека в удивительных условиях. Соседи, по словам корреспондента и самого садовода, не против — они тоже выходят на крышу, помогают, любуются. Пенсионер делится с ними урожаем. Самих соседей не показали, а зря: хоть и не хочется портить эту идеальную картину, вопрос об их комфорте возникает сам по себе. Действительно ли они его поддерживают? Он им точно ничем не мешает? Немного «экспертности» — вставили комментарий юриста, который рассказал, кто может разрешить доступ к крыше (ведь это небезопасно). И без того отличный сюжет украсила «добивка» от ведущего Александра Трухачёва, который предстаёт перед зрителями в домашнем халате и собственной небольшой теплице. Кажется, команде программы «7 кун» всегда лучше оставаться дома и работать удалённо — один сюжет получается краше другого.

В сюжете «Безопасная стрижка» рассказывают о новой волне послаблений — открытии парикмахерских. В материале есть всё: вставки из смешных вайнов и любительских видео (где люди стригут друг друга в домашних условиях), диалоги с людьми, мнения экспертов, неординарные подходы к стрижке в мире, креативные стендапы, полезные графики и даже онлайн-опрос! Здорово получилось.

Следующий сюжет продолжает предыдущий — рассказывает про послабления в других сферах. Но о них уже говорят исключительно через обращение президента страны.

О прекращении полномочий Дариги Назарбаевой рассказали коротко, буквально парой предложений. Никаких комментариев экспертов.

О наводнении на юге рассказали через беседу президентов Казахстана и Узбекистана, сюжета не было.

«Аналитика», «Первый канал Евразия»

Программа началась с хроники коронавируса. Слова ведущей сопровождались видео пустынных улиц с людьми в масках и явно архивными кадрами доковидных времён, а прерывались цитатами президента Токаева. Главная мысль материала — режим ЧП, конечно, закончится, но наша жизнь уже не будет прежней. Дайджест коронавируса продолжила информация о событиях политических. Депутаты Мажилиса одобрили расширение полномочий президента во время ЧП, прекращены полномочия спикера Сената Дариги Назарбаевой. Как эти две темы — расширение полномочий президента и смена спикера — связаны между собой, в материале не объясняется.

Журналисты «Аналитики» нашли, кто виноват в плохих дорогах. Деньги на ремонт выделяются хорошие, но асфальт «тает» вместе с первым снегом. В Костанайской области обозначили проблему: технология ремонта выбрана неправильно, дорога «плывёт». Дальше перескочили в Нур-Султан, где выяснили, что прежде чем ремонтировать дорогу, проводятся геологические исследования. Но делают их не строители, а подрядчики по заказу акиматов. Дальше журналист объясняет: сотрудники акиматов не обладают знаниями, чтобы проверить исследования и сверить с сооружённой дорогой. Потом — Западно-Казахстанская область, где, возможно, та же проблема. И тут же — Восточно-Казахстанская, где асфальт укладывают под снегом. «В местной сети сидит неспециалист», — говорит директор Национального центра качества дорожных активов Замир Сагинов. О чём речь, не поясняют. Мы опять переносимся в Нур-Султан. Здесь по улицам ездят инженеры (то ли компаний подрядчиков, то ли от акиматов, неизвестно) и проверяют качество дорог. Через частный случай из столицы, где нанесли разметку, но тут же начали ремонт, — к теме коррупции. Журналист ссылается на каких-то экспертов, которые говорят, что в сфере крутятся «большие деньги». И тут в историю въезжают большегрузы, которым дают разрешение на проезд, а они разрушают дорогу. Может быть, они виноваты, что разрушилась дорога в Алматинской области. За 11 минут и через пять регионов мы выяснили, что виноват во всём тот, кто «сидит в сети», но кто это, и когда это закончится, непонятно.

В ставшем традиционным на время карантина дайджесте криминальных происшествий повторяется часть материала из выпуска новостей «Первого канала Евразия». Журналист телеканала берёт интервью у маленькой избитой девочки. Лицо девочки заблюрили (размыли) лучше, чем в выпуске новостей, но разговор с журналистом, который, по сути, травмирует ребёнка, включили полностью.

Большой материал посвятили волонтёрам. В сюжете искренние герои и трогательные примеры, но канцеляризмы журналиста («вникнет в суть их деятельности», «приступая к деятельности) и явные штампы («наступление массового тяжёлого периода», «изменить мир к лучшему», «направить энергию в полезное русло») превращают материал из душевной истории, которая могла бы сложиться, в отчёт.

Apta, QAZAQSTAN

Программа началась с сюжета о потопе в Мактааральском районе Туркестанской области. Нам показали кадры залитых водой населённых пунктов, рассказали, куда и как эвакуировали жителей, есть комментарий жителей и акимата. Но завершение материала показалось странным. Корреспондент говорит: «Сотни жителей остались без крова и имущества. Заплатит ли за это Узбекистан? Вероятно, нет». Откуда такие выводы? Корреспондент — эксперт в этом вопросе? Или, может, ему такое сказали эксперты? Если да, почему их не было в сюжете?

Тему продолжила ведущая Жайна Сламбек. Она сообщила, что в этом году в Кызылординской области прогнозировали засуху. И добавила: «Когда мы услышали, что в Узбекистане прорвало плотину, мы подумали, что у них столько воды, что они не могут её хранить». Тут тоже не хватило экспертного мнения, цифр или комментариев от власти. Следом показали сюжет о ситуации в Кызылординской области: в этом году там планируется уменьшить площадь рисовых полей, так как в Сырдарье мало воды, в Шардаринском водохранилище тоже. Сюжет получился большим, но полным и сбалансированным.

Об уходе Дариги Назарбаевой из Сената тоже рассказали лишь в коротком сообщении.

И, наконец, к коронавирусу. Последние новости и интервью на тему «Что будет после ЧП?». Такой вопрос задали сенатору Мурату Бактиярулы. Его ответы были интересны, честны и потому не оптимистичны. Нечасто такое слышишь в эфире государственного телеканала.

Эксклюзивный сюжет Apta: из-за коронавируса забыли о других серьёзных болезнях, границы закрыты, операции, которые делают за рубежом, пришлось отложить, но иногда пациенты не могут так долго ждать. Грустные истории героев, материал получился живым и трогательным. Есть комментарий от Минздрава — после того, как закончится пандемия, проблема решится. Не хватило только одного: героиня рассказывает, что застряла в Иране, как и ещё 22 человека, и все они просили помощи у нашего посольства. Но комментариев от МИДа по этому поводу не было.

Дистанционное обучение стало реальностью. Каким оно должно быть? Как должны работать преподаватели? Как будут реформировать систему образования в стране? Сюжет на эту тему получился интересным, с комментариями преподавателей, экспертов, директоров школ, зарубежных специалистов. А Министерство образования отказалось от комментариев.

Сюжет на тему домашнего насилия на карантине Apta показала раньше всех, а вот материал про перспективы туризма после пандемии на прошлой неделе вышел на КТК, и только на этой — на QAZAQSTAN. Впрочем, здесь акцент сделали на будущее внутреннего туризма и возможные проблемы (например, недостроенные дороги).

Мониторинг итоговых ТВ-программ казахстанских телеканалов проводится «Новым репортёром» на постоянной основе еженедельно и публикуется по понедельникам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь