Расследовательская журналистика Казахстана в 2020 году

0
114

В 2020 году в казахстанской журналистике произошло несколько знаковых событий. В январе свою работу в Центральной Азии начала редакция «Медиазоны» — медиа, рассказывающего о проблемах судебной, правоохранительной и пенитенциарной систем. В марте в Instagram стартовал проект PROTENGE, нацеленный на то, чтобы с помощью публичных источников открыть казахстанцам глаза, куда уходят их деньги. Наконец, в ноябре новое СМИ запустила Гульнар Бажкенова, пообещав брать свободу слова «как свое неотъемлемое право».

Объединяет эти смелые инициативы одно — они органично дополнили ландшафт отечественных медиа, в разных формах занимающихся расследованиями. «Новый репортёр» вспомнил самые яркие материалы этого жанра, опубликованные в Казахстане в уходящем году.

Как в республике живётся гражданским активистам, в начале года разбиралась «Медиазона». Из лонгрида аудитория узнала, как выглядит «типичный филер», кто из чиновников алматинского акимата проводит с активистами профилактические беседы в полиции, и как сотрудники КНБ пытаются вербовать молодых последователей идей движения Oyan, Qazaqstan. Спустя несколько месяцев в орбиту редакции попала пенитенциарная система — результатом стал текст, основанный на истории заключённого атбасарской колонии ЕЦ-166/4, который с 2017 года добивается возбуждения уголовного дела против сотрудников за применённые к нему пытки. Автор рассказывает, зачем в тюрьмах «активисты», какая священная книга помогает сотрудникам колонии уговаривать пострадавших не писать жалобы, и чем оборачиваются семейные узы между главой медсанчасти и начальником режимного отдела. К концу года «Медиазона» порадовала читателей увлекательным экскурсом в мир казахского айтыса. В тексте примечательно всё: и аналогии с успехом кубинских боксёров, и выломанные двери на выступлениях айтыскеров, и «частый зритель айтысов» Бауыржан Байбек, и негласные запреты на упоминание айтыскерами неудобных для Nur Otan тем. 

Расследованиями в своём неповторимом стиле в уходящем году продолжал заниматься и Вадим Борейко в рамках авторского YouTube-проекта «Гиперборей». Больше 80 тысяч просмотров собрало 22-минутное видео журналиста о «мине замедленного действия» под недавно реконструированным Ботаническим садом в Алматы. Оказалось, что хотя сад и передали на баланс Министерства экологии, законодательство с осени прошлого года позволяет городскому акимату забрать институт ботаники в своё ведение. Почти 20 тысяч просмотров счётчик YouTube зафиксировал под «интервью-расследованием» Борейко с юристом Бакытжаном Базарбеком. Главный герой предоставил журналисту список владельцев земель в национальном парке «Медеу», законность прав которых вызывает у него сомнения. Среди персон, чьи имена и фамилии мелькнули на экране, — Нуржан Субханбердин, Дарига и Алия Назарбаевы, Нуртай Абыкаев, Булат Утемуратов, Кенес Ракишев и др. Не меньший интерес зрителей вызвало и расследование, посвящённое «новому “Кок-Жайляу”» — будущему горнолыжному курорту «Бутаковка». Борейко утверждает, что проект, не имеющий даже эскиза, «уже нарушает международное и национальное экологическое законодательство».

Не пугают серьёзные темы и авторов другого популярного YouTube-канала «За нами уже выехали». Несколько недель назад ведущий и автор выпусков Дмитрий Дубовицкий буквально за несколько минут разоблачил алматинский акимат, который потратил 63 млн тенге на световое шоу, которое не состоялось. Разобрав отчётные видео из соцсетей, он продемонстрировал, что ролики «почти наверняка просто нарисовали на компе». В другой раз Дубовицкий предпринял попытку проанализировать официальные цифры заболеваемости коронавирусом в разных городах и областях Казахстана, чтобы понять, по какой логике местные власти вводят те или иные ограничения. Стоит ли говорить, что никакой связи между решениями чиновников и эпидемиологической ситуацией автор так и не нашёл? Кроме этого, несколько видео в уходящем году команда канала посвятила деятельности «карательно-мониторинговых групп», которые уполномочены без предупреждения являться к представителям бизнеса с проверками соблюдения всех положенных санитарных норм. Опираясь на рассказы представителей нескольких ресторанов Алматы, включённых главным санитарным врачом в «чёрный список», Дубовицкий заключил, что заведения фактически «убивают».

В видеоформате свои расследования предпочитает показывать публике и «Радио Азаттык». В 2020 году независимый веб-сайт попытался пролить свет на личность некоего Бехзада Нагиби, которого покойный Айсултан Назарбаев в своих постах называл «водителем» его матери, Дариги Назарбаевой. Ещё один профайл корреспонденты издания составили на предполагаемую жену Болата Назарбаева, родного брата бывшего президента страны. Женщина оказалась активной пользовательницей социальных сетей, благодаря чему журналистам не составило труда оценить её наряды в денежном выражении — итоговая сумма уверенно превысила 17 млн тенге. Помимо семьи первого главы государства, весной «Азаттык» обратил пристальное внимание на деятельность созданного по инициативе Назарбаева фонда Birgemiz. Изучение открытых источников привело к любопытным выводам: учредителями фонда стали две общественные организации, одну из которых возглавляет тёща руководителя отдела государственного контроля Администрации президента Нурлана Сауранбаева, а вторую — депутат Мажилиса Бактыкожа Измухамбетов. Его «Организация ветеранов», к слову, за последние четыре года по госзаказу из бюджета получила более 157 млн тенге. 

Редакция HOLA News в уходящем году отметилась громким расследованием вокруг частной компании, выигравшей тендер по передаче в аренду 35 гектаров земель Иле-Алатауского природного парка на 49 лет. Журналист сайта выяснила, что имя этого предпринимателя фигурирует в «Панамском досье» и в списке аффилированных лиц группы «АЛМЭКС», принадлежащей Тимуру и Динаре Кулибаевым. В августе издание опубликовало эксклюзивное интервью, которое превратилось в часть расследовательской серии о деле Стати против Казахстана. Героем беседы стал юрист г-на Стати, который в подробностях поведал об «абсолютно деструктивной позиции» правительства Казахстана в рассматриваемом деле. Наконец, к концу года ключевой темой для издания стала распространённая среди казахстанской молодёжи зависимость от мефедрона. Внимание к теме не ограничилось внушительным лонгридом с комментариями анонимных наркоманов и бывшего закладчика — журналисты также попытались разобраться в деталях уголовного дела по обвинению 20-летней девушки в сбыте наркотиков. Подсудимая утверждала, что была лишь посредницей между продавцами мефедрона и известными казахстанскими поп-исполнителями. Редакции, в конечном итоге, есть чем гордиться

Первый в Казахстане и Центральной Азии фактчекинговый проект FactCheck.kz в уходящем году тоже опубликовал несколько материалов, обоснованно претендующих на звание расследовательских. В частности, один из журналистов издания составил исчерпывающее досье на онлайн-платформу CitizenGO, которая стала широко известна в Казахстане после публикации на ней нашумевшей петиции против обязательной вакцинации. В результате анализа информации из открытых источников стало ясно, что сайт связан с сетью ультраконсервативных групп, продвигающих свою политическую повестку. Не менее удивительные открытия ждали редакцию в сфере госзакупок. Издание выяснило, что в тендере на строительство плотины ниже устья реки Аюсай выиграла компания, чью заявку на участие в аналогичном проекте отклонили из-за отсутствия у предприятия лицензии на подводно-технические работы. Из другого материала на сайте читатели узнали, как Управление делами президента четыре года подряд разыгрывает на госзакупках один и тот же лот, и каждый раз его берёт одна и та же компания. Из её устава следует, что единственным владельцем ТОО является государство в лице комитета госимущества, а руководит им уже известное нам Управление делами президента.

Историю про упомянутый выше лот для фактчекеров подготовила Джамиля Маричева, создательница Instagram-проекта PROTENGE. С 2020 года именно он является основным местом приложения расследовательских навыков известной журналистки. Благодаря тому, как Маричева разбирается в открытых источниках, аудитории её аккаунта, например, стало известно ,«как дорого нам обходятся президенты» (часть 1, часть 2, часть 3). Кроме этого, достоянием общественности стала история пятизвёздочного отеля на побережье Средиземного моря в Турции, который «на треть принадлежит каждому казахстанцу». Несмотря на то, что в строительство Rixos Beldibi было вложено около 1,7 млрд тенге, республика так и не смогла вернуть свои инвестиции. Наряду с миллиардными бюджетными расходами, в поле зрения PROTENGE — и, казалось бы, мелкие траты местных акиматов. Аэропорт Шымкента, например, продемонстрировал всей стране, как можно зарабатывать в условиях режима чрезвычайного положения. Руководство воздушной гавани подписало договор на поставку туалетной бумаги. Три слоя, тиснение и аромат лаванды обошлись аэропорту в 4,2 млн тенге. На них было куплено 700 упаковок по цене, как минимум, в два раза выше среднерыночной.

Госзакупки являются беспроигрышным вариантом для тех, кто хочет попробовать себя в расследовательской журналистике. Корреспонденты делового еженедельника «Курсив» тоже с удовольствием вскрывают неприятные подробности распределения бюджетных средств на местах. Так, в сентябре издание выяснило, что в Караганде компания, принадлежащая дочери сотрудника областной ревизионной комиссии, победила в конкурсе на строительство трёх пятиэтажных домов для очередников стоимостью 2 млрд тенге (и это помимо 1,2 млрд тенге, осваиваемых в рамках двух других договоров с госорганами). В другом материале автор разбиралась в том, кто владеет крупнейшими алматинскими рынками. Среди конечных бенефициаров Зелёного базара, рынков «Барыс-4» и «Кенжехан» — Динара и Тимур Кулибаевы, Болат и Анипа Назарбаевы. Кроме этого, «Курсив» традиционно анализирует состояние банковской отрасли страны и в конце лета рассказал, «сколько казахстанские банки платят своим сотрудникам». Издание, среди прочего, пришло к парадоксальному выводу: в список не самых щедрых работодателей сектора вошли три организации, которые, с одной стороны, являются высокоприбыльными, но, с другой, содержат масштабный штат сотрудников.

Интернет-журналу Vласть удаётся умело сочетать расследовательские приёмы и репортажный стиль изложения. Пожалуй, самым ярким примером такого текста в 2020 году стал материал о казахах, которым удалось выбраться из китайских «лагерей перевоспитания». Герои поделились с корреспондентами издания шокирующими подробностями своего пребывания в Поднебесной: здесь и сжимающиеся при движении наручники, и попытки утопить головой в воде, и неизвестные уколы в плечо от кашля. Не менее удачной вышла попытка таким же нехитрым способом препарировать события в Кордайском районе Жамбылской области. Выехавший на место журналист, бережно собрав свидетельства очевидцев, постарался максимально беспристрастно описать две версии случившегося — дунган и казахов. Вместе с тем, издание не избегает и вполне себе рутинных тем — особенно если они касаются вопросов городского благоустройства. Осенью 2020 года Vласть, например, обратила внимание на продолжающуюся реконструкцию Парка 28 гвардейцев-панфиловцев стоимостью почти 1 млрд тенге. Из открытых данных и анонимных свидетельств информированных источников выяснилось, что подрядчик проекта имеет тесные связи с правящей партией, фактически выступая её первичной ячейкой.

Для интернет-портала Ratel.kz расследования являются практически системообразующей частью контента, поэтому соответствующая вкладка располагается прямо на главной странице сайта. В уходящем году корреспонденты издания поделились с читателями сразу несколькими удивительными историями: например, про то, как строилась схема финансирования Астанинского экономического форума в 2018 году, и почему некоторые поставщики до сих пор через суды добиваются положенных им выплат за фактически оказанные услуги. Любопытное явление заметили авторы Ratel.kz и в Карагандинской области, где департамент полиции в 2019 году объявил тендер на проведение XIX Республиканского слёта юных инспекторов движения. В конкурсе неожиданно победило общественное объединение инвалидов, которое до упомянутого слёта вообще не осуществляло никакой деятельности, не имело никакого имущества и, скорее всего, необходимого штата сотрудников. Наконец, в ноябре портал в нескольких публикациях проанализировал деятельность группы связанных между собой компаний, которые в 2020 году благодаря участию в госзакупках продемонстрировали «феноменальный рост оборотов». Один из бизнесменов, к примеру, смог за день заключить 48 договоров на более чем 10 млн тенге. 

Ещё одним медиа, изначально позиционирующим себя в качестве расследовательского, стала Orda.kz. За месяц с небольшим команда нового проекта опубликовала аж 18 текстов в рубрике «Расследования». Журналисты, в частности, попытались разобраться, почему власти скрывают место захоронения Айсултана Назарбаева. Отправившись на Кенсайское кладбище, они самостоятельно обнаружили предполагаемую могилу внука первого президента и попробовали разобраться в механике покупки мест в элитном некрополе. Команда портала также выпустила текст о деятельности Красного Полумесяца Казахстана (тему подняли на повестку дня ещё в HOLA News). Несмотря на то, что материал изобилует вопросами без ответов, автор указал на сомнительные операции с недвижимостью, кумовство внутри организации и отсутствие информации по размеру членских взносов республики. А в преддверии выборов редакция обратила внимание на опросы общественного мнения, которые проводятся Институтом евразийской интеграции и Институтом общественной политики. В первом случае исследовательскую организацию возглавляет кандидат в депутаты в Мажилис по партийному списку Nur Otan, во втором институт относится напрямую к правящей партии, отметили в издании.

Наконец, обзор отечественных расследовательских СМИ был бы неполным без упоминания журналистских работ корреспондентов общественно-политической газеты «Время». В уходящем году именно с их подачи общественности стало известно о том, как из фонда, куда собирали деньги для помощи пострадавшему летом прошлого года от взрывов городу Арысу, пытались вывести 80 млн тенге. К делу, как писало издание, был причастен заместитель акима Кызылординской области и несколько его подчинённых. Другая возмутительная история произошла в Костанайской области, где суд сначала выпустил, а потом вернул в место заключения бывшего начальника управления спорта Западно-Казахстанской области, виновного в создании ОПГ и хищении более 135 млн тенге. Ни первое, ни второе судебное решение не было вынесено законно, выяснил журналист «Времени». Примечательно, что высокий авторитет газеты в глазах читателей приносит редакции неплохие «дивиденды»: так, телефонный звонок обернулся прелюбопытнейшим текстом о том, как благодаря особенностям функционирования казахстанского правосудия можно украсть у госкомпании больше 2 млн долларов, вернуть эти деньги во время следствия, а потом забрать назад.

Едва ли наблюдаемое в 2020 году оживление на поле журналистских расследований носит временный — коронавирусный — характер. Во-первых, не так много упомянутых в обзоре текстов в принципе касаются борьбы с пандемией; а, во-вторых, и «Медиазона» в Центральной Азии, и PROTENGE задумывались за несколько месяцев до объявления в мире чрезвычайной ситуации в связи с распространением COVID-19. И хотя сомнительные короназакупки, безусловно, сыграли заметную роль в повышении интереса СМИ к открытым данным, популярность методов цифровых расследований растёт в республике уже не первый год и, надеемся, ещё не скоро достигнет своего пика.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь