Нур-Султан в «красной зоне» и очень много Токаева. Мониторинг итоговых программ 7-13 декабря

0
32

Чем ближе Новый год, тем сильнее все волнуются: «закроют или не закроют»? На этой неделе Нур-Султан оказался в «красной зоне», Алматы — в жёлтой, и так или иначе об этом рассказали все итоговые программы.

«Большие новости» удержались от полного отчёта о деятельности президента Токаева, которая на этой неделе была онлайн, но бурной, — и, пожалуй, «Аналитика» тоже (но по какой системе она верстала материалы на этой неделе, вообще не очень понятно). «7 кун» и Apta дали себе волю и большую часть своих эфиров отдали Касым-Жомарту Кемелевичу. Хотелось бы написать, что они сделали это со вкусом. Но нет.

«Большие новости», КТК 

Первый большой блок программы начинается с хороших вестей — на новогодние праздники жёсткого карантина не будет, пик заболеваемости прогнозируют на конец января, пандемия в стране развивается по оптимистичному сценарию. Но не везде всё так радужно: Нур-Султан на этой неделе перешёл в «красную зону», и государство отреагировало: пока только закрыли дежурные классы, дальше могут быть и более жёсткие ограничения. Алматы оказался в зоне жёлтой и тоже столкнулся с рядом новых ограничений. Спасение — в вакцине, о которой пока ничего нового, кроме того, где она будет производиться — на одном из карагандинских заводов. А ещё на борьбу с пандемией Казахстан решил взять кредит в размере 1,5 миллиарда евро.

Тема финансовых пирамид не теряет актуальности: за 2020 год больше 20 тысяч казахстанцев отнесли мошенникам около 33 миллиардов тенге и теперь просят государство возместить потери. Этому посвящён первый сюжет выпуска, в котором рассказывают о завершении досудебного расследования, показывают обманутых вкладчиков и озвучивают их аргументы — скандально известные ломбарды были официально зарегистрированы, государство одобрило их деятельность и поэтому должно нести ответственность перед народом. Есть истории людей, комментарии представителя МВД и юристов, которые предлагают привлекать к ответственности ещё и артистов, которые активно инвестировали в пирамиду. К сюжету никаких претензий, но он похож на миллион таких же до него, из него ничего не следует: в Казахстане как-то будут менять законодательство? Что государство сделает, чтобы впредь таких историй не было? Рекомендация психолога «искать стабильность внутри себя» и вовсе выглядит странно, особенно с учётом того, что эксперт не рассказывает, как это сделать (да в сюжете это и невозможно).

Зато следующий блок программы буквально с первых секунд рассказывает о новом: начался суд по делу двухлетней давности, когда пенсионерку убила сосулька. Ответчик — КСК, который пытается переложить ответственность на одну из жительниц дома. Подобные случаи стали причиной новой реформы: КСК упраздняют, создают ОСИ (объединение собственников жилья), и теперь каждый дом самостоятельно за всем следит. Сюжет о коммунальных войнах тоже начинается с историй, когда КСК не выполняет свои обязательства. Есть и комментарии первых председателей ОСИ — главных из числа жильцов дома, которые воюют с КСК за передачу дел. Дали слово и председателям КСК, которые в этом случае выступают на противоположной стороне. В итоге получился подробный и понятный сюжет о новой жилищной реформе.

Финальный блок выпуска посвящён проблемам профессионального спорта — финансирование клубов сокращают в два раза. Сэкономленные деньги планируют пустить на развитие спортивных секций. Инициатива простая и понятная. Однако «пострадавшей» стороне — клубам, чьё финансирование сократят, — слово не предоставили. Хотя было бы действительно интересно узнать, что думают футболисты, хоккеисты, тренеры о грядущих переменах, как они планируют жить дальше.

«Большие новости» объявили, что уходят на новогодние каникулы.

«7 кун», «Хабар»

Выпуск начинается с заседания Высшего евразийского экономического совета, в котором принимали участие сразу два президента Казахстана — бывший и нынешний. Этому посвящён первый сюжет программы. Результаты работы Совета, по словам корреспондента, отличные, но простому человеку явно непонятные — что такое 21 % роста ВВП стран-участниц, чётко представить себе сложно. Также недоступны для понимания и другие показатели сюжета, построенного на синхронах президентов. Зато, говорят, дальше будет ещё лучше. Остается только верить.

Прошло рабочее заседание Агентства по стратегическому планированию и реформам, на котором рассмотрели первые предложения. Оказывается, похожее агентство существовало в первые годы независимости Казахстана и справилось со своей задачей — вывело страну из кризиса. Почему в таком случае его упразднили — непонятно, но сейчас госорган потребовался вновь. Графика, которая должна была объяснить принцип работы, ещё больше запутала аббревиатурами. Комментирует работу органа его председатель, Кайрат Келимбетов, но яснее из его комментариев ничего не становится: много говорят о цифровизации, но разве для этого у нас нет отдельного министерства? Более-менее понятны из сюжета только сферы, на которые, по идее, должна повлиять работа нового госоргана, но как это будет реализовываться, когда, какими способами, что будет, если они не справятся, кто в него входит — непонятно.

Состоялась церемония закрытия Года волонтёра. Сюжет об этом начинается с истории про людей — Алексей Шуков, труженик тыла, рассказывает, как ему много лет помогают добровольцы. Трогательный с первых минут, материал остаётся таким до самого конца: в кадре волонтёры, люди, истории, благодарности. Даже синхроны президента в нём не выглядят чужеродно — лидер страны простым и понятным языком рассказывает об успехах, благодарит за работу. Рассказали и о том, как будет развиваться волонтёрство дальше. Здесь действительно понятно, что после завершения Года волонтёра поддержка направления со стороны государства не закончится. Отлично.

Сюжет о вручении президентской премии «Алтын сапа» оставляет после себя неоднозначные ощущения. Лауреатам вроде бы и дали слово, но президента всё равно было больше. Вроде и понятно, что они лучшие, но непонятно, по каким критериям они отбирались. Также непонятно и общее число номинантов: кто их отбирал, как принималось финальное решение, получат ли они что-то, кроме памятных статуэток?

«И вновь наша традиционная рубрика, в которой мы говорим об успехах или неудачах отдельных государственных программ или отраслей экономики. Сегодня — о продовольственной безопасности, и если не так давно мы рассказывали о мясном животноводстве, то теперь — о проблемах отечественных птицеводов, которые испытывают трудности не только из-за последствий недавней эпидемии птичьего гриппа, но и из-за затянувшегося с 2016 года кризиса в этой отрасли». Однако зритель получил материал с признаками рекламы без соответствующих пометок «об одной из самых успешных птицефабрик страны». Директор предприятия, откровенно красуясь и позируя на камеру в своём роскошном кабинете, вместе с корреспондентом рассказывает о высоких стандартах, наградах, зарплатах, увеличении мощности, признании и надежности. Журналисты такие материалы между собой называют «джинса».

Ещё один сюжет, и тоже «джинса», — про автомобильный завод Hyundai Trans Kazakhstan. Он почти ничем не отличается от предыдущего — рассказывают о том, какое это замечательное новое предприятие. Единственное отличие — вместо директора комментарии дают сотрудники. Хочется отметить, что «джинса» — это нормально, но было бы этичнее рекламу всё-таки как-то маркировать.

«Аналитика», «Первый канал Евразия»

Альмира Кульмухамедова продолжает отсутствовать в студии «по уважительной причине».

Первый большой сюжет посвящён ветеринарным проблемам Казахстана — СКО ещё не отошла от птичьего гриппа, как в области стали регистрировать случаи африканской чумы свиней. Материал повествует о тяжёлом положении ветврачей в нашей республике. Автор постаралась его сделать достаточно полным и опросить все вовлечённые в проблему стороны, но мелких досадных вопросов остаётся немало. Как то: а что будет с человеком, если он съест мясо заражённой свиньи? Фермер тратит на одну свинью 30 тысяч тенге, выручает 50 тысяч — это в месяц, в неделю или в год? Насколько тщательно сейчас проверяют любое мясо, прежде чем оно попадает на прилавок? Ну и так далее.

В следующем материале авторы программы вновь обращаются к теме коррупции (вновь — потому что она поднимается из выпуска в выпуск под разными соусами). Соус, под которым коррупция была подана на этот раз, мы не опознали. Во всяком случае, ни в подводке, ни в начале сюжета информационный повод замечен не был. Зато уже с порога нам опять повторили: и варенье, и чапан чиновнику в подарок — это всё равно взятка. А затем просто собрали все просочившиеся в СМИ тематические кейсы последних дней. Лишь где-то на середине сюжета нам говорят о неких поправках в УК в отношении взяточников.

Ещё одна тема, которая постоянно мелькает во всех и новостных, и итоговых программах, — экология. На этот раз (с привязкой к новому экологическому антирейтингу) заговорили о ситуации в Темиртау, вспомнили, как два года назад там выпал чёрный снег. Обрисовали проблему, записали экспертов-экологов, далее нас знакомят с новым карагандинским экоинспектором из профильного министерства, который будет теперь постоянно мониторить состояние окружающей среды. В конце материала эколог из Усть-Каменогорска пишет письмо в Лапландию, Деду Морозу, с просьбой решить проблемы региона. Выглядит как попытка оживить сюжет, но сомнительного качества, странная и чужеродная. Сколько лет говорят о том, как всё серьёзно, но ничего не меняется — ни на деле, ни в сюжетах. Журналистам бы разобраться, почему так, говорить с руководством предприятий, которые загрязняют атмосферу, но они предпочитают снимать переписку с новогодним волшебником.

«В Казахстане составили Атлас новых профессий! Звучит!» — восхищается Олег Журкевич, представляя следующий сюжет. Впрочем, тут же уточняет, что «Атлас» оказался скорее «контурной картой». А корреспондент Светлана Пенькова встретилась с представителями вымирающих профессий современности и «попыталась заглянуть в будущее рынка труда». Но сюжет получился в основном о том, что не так с этим самым Атласом.

Последний материал выпуска — о коронавирусе и вакцине от него, фейках и так далее. Словом, все «официальные новости недели». Главная из которых — конечно, Нур-Султан в «красной зоне». Из интересного: об особенностях ношения маски зимой и креативный стендап Ильи Самохвалова.

Apta, QAZAQSTAN

Apta началась со статистики по COVID-19. Перечислили регионы, которые находятся в красной зоне.

Первый сюжет программы — про итоги Года волонтёров. Героями сюжета стали разные люди: мужчина, который раздаёт продукты нуждающимся семьям, эковолонтёр, который поставил мусорные ящики, чтобы бросать в них использованные маски, и т. д. Разумеется, этот сюжет стал первым не из-за волонтёров, а из-за президента, который официально год закрыл. Синхроны с онлайн-мероприятия по этому поводу в материале, конечно, занимали важное место. Но то, что кроме президента там кто-то ещё был, уже хорошо.

Глава государства провёл заседание Высшего совета по реформам. Этому посвятили второй сюжет с длинными блоками закадрового текста, автор пересказывал слова президента, иногда вставляя и его самого. Очень скучно и протокольно, без какой-либо попытки хоть как-то заинтересовать зрителя.

Даьше — опять заседание: Высшего евразийского экономического совета. Участвовали и Токаев, и Назарбаев. Это заседание важно тем, что на нём утвердили стратегии ЕАЭС до 2025 года. Поэтому материалу не хватило экспертных мнений. Авторы ограничились только тем, что пересказали протокол.

Сенатор Мухтар Кул-Мухаммед ответил на высказывание депутата Госдумы Вячеслава Никонова: в программе «Большая игра» на «Первом канале» тот заявил, что «территория Казахстана — это большой подарок со стороны России». МИД РК передал России по этому поводу ноту протеста. К слову, об этой новости не упомянула ни одна русскоязычная итоговая программа.

Далее авторы Apta перешли на другую тему — на съезд МК «Жас Отан», в котором участвовал Назарбаев. Получился ещё один протокольный сюжет, где много-много синхронов Назарбаева и закадрового пересказа слов первого президента.

Затем вышел сюжет о предвыборной агитации пяти партий, которые участвуют в выборах: собрали по одному мероприятию каждой.

Уже к концу выпуска, рассказав всё, что можно, о президентах, для самых стойких зрителей авторы программы наконец-то начали показывать сюжеты на злободневные темы. Вообще программа ими славится, но они неизменно оказываются по вёрстке «в хвосте».

На таможенном пункте Nur joly на границе с Китаем стоят тысячи грузовых машин. Китайская сторона их не пропускает. Сюжет получился эмоционально насыщенным. Герой — водитель, который стоит тут уже более трёх месяцев, ночует в машине. Авторы постарались взять комментарии у всех сторон, но был один момент: по словам водителя, он зарегистрирован в электронной системе очереди, но его очередь и регистрация исчезли. А комментариев того, кто отвечает за электронную систему, в сюжете не было.

Дания отказалась от разведки нефти на Северном море. И собирается отказаться от добычи нефти вообще к 2050 году. А как в Казахстане обстоят дела с зелёной экономикой? В сюжете говорили и о возможностях, и о трудностях её развития. Но ни слова о выделенных на это госденьгах.

Детям, учащимся в обычных школах, трудно, даже невозможно поступить в школы с качественным образованием (например, НИШ, лицей-интернат «Білім-Инновация»), которые финансируются государством, утверждают авторы следующего сюжета. Нужно заниматься с репетиторами. На это мало у кого есть деньги. Поэтому поднимается вопрос равного выделения финансов на среднее образование. Тема острая, в последнее время широко обсуждается. Сюжет получился полным, интересным, с яркими героями, экспертными мнениями. Но не было внятных комментариев от Министерства образования.

Мониторинг итоговых ТВ-программ казахстанских телеканалов проводится «Новым репортёром» на постоянной основе еженедельно и публикуется по понедельникам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь