ДомойМедиалента«Феминизм в нашем обществе слово ругательное»: как журналистки в Таджикистане пишут про...

«Феминизм в нашем обществе слово ругательное»: как журналистки в Таджикистане пишут про гендерное равенство

Таджикские журналистки, которые посвящают свои материалы гендерному равенству, сталкиваются с обвинениями в заказном характере контента и травлей со стороны аудитории. Прекращать работать они не планируют, но иногда стараются дать себе передышку, чтобы отдохнуть от непонимания даже со стороны тех, ради кого этот контент и создаётся. Подробности об их работе — в материале «Нового репортёра».

Пару недель назад на YouTube-канале таджикского журналиста, кинематографиста Далера Имомали вышло интервью с журналисткой и активисткой Ниссо Расуловой, которая одна из немногих в Таджикистане открыто называет себя феминисткой. Этот сюжет собрал 27 тысяч просмотров (для Таджикистана это хороший показатель) и более тысячи комментариев от пользователей.

— Из которых только два процента написали что-то адекватное, — говорит Ниссо, — все остальные обвиняли меня в том, что я несчастливая, что у меня нет личной жизни, что мне заплатили, а один человек даже призывал милицию, чтобы они разобрались со мной.

Ничего радикального в этом интервью Ниссо не сказала: как обычно, объясняла, почему важно ставить гендерные вопросы, доказывала своё право быть таджичкой и одновременно выступать за идеи феминизма, говорила о том, что феминизм выгоден самим мужчинам. Но комментаторы — тоже, как обычно, — были беспощадны.

— Я знала, что аудитория Далера меня не примет, не поймёт, но я не могу говорить об идеях феминизма только на гендерно чувствительных площадках, об этом нужно говорить с другими людьми, которые чаще всего даже не понимают, за что я борюсь, — объясняет журналистка.

Ниссо начала писать на темы гендерного равенства сама, а затем и выступать в качестве эксперта в материалах своих коллег. Она признаётся, что сначала комментарии её аудитории были из серии «тупая», «страшная», теперь они изменились.

— Сейчас я получаю больше отзывов, которые полны ненависти, но в них вижу уже не пренебрежение, а страх. Страх того, что мои идеи могут понравиться их жёнам, сёстрам, дочерям, — рассказывает Ниссо.

Кроме выступлений в местных медиа, Ниссо продолжает создавать контент, посвящённый гендерным вопросам, на самых разных площадках. Например, она уже второй год выступает в качестве медиакритика на сайте «Новый репортёр», рассказывает истории женщин, которые добиваются успеха в Таджикистане, а также работает с активистами над созданием гендерной политики для общественных организаций. Ещё Ниссо и многие другие активистки объединяются в небольшие группы и помогают женщинам, оказавшимся в тяжёлых жизненных ситуациях.

Она вспоминает историю 12-летней девочки, которую на протяжении продолжительного времени насиловал сосед. Ему назначили такое наказание, что на свободу он вышел прямо из зала суда. Тогда в эту историю вмешалось гражданское общество. Сначала об этом кейсе написал политик Рахматилло Зоиров, активистки запустили флешмоб в поддержку девочки, подготовили петиции, подняли дискуссию. В итоге за ребёнка заступилась организация «Ташаббуси хукуки» (Правовая инициатива), и мужчину судили повторно.

— И тогда находились люди, которые писали в комментариях, что пострадавшая девочка не выглядит на 12 лет, что она сама виновата, что виноваты её родители. Но, несмотря на это мнение, мы добились справедливости. И это уже не в первый раз, когда гражданское общество решает серьёзные задачи. Например, уличный харассмент пару лет тому назад считался обыденным явлением, на которое не обращала внимание милиция. После того, как об этом стали писать журналистки и активистки, на проблему обратили внимание на самом высоком уровне, и теперь милиция хотя бы обращает на домогательства внимание и даже наказывает нарушителей, — рассказывает Ниссо.

Молодое поколение принимает феминизм

Вторая журналистка, которая продвигает идеи гендерного равенства, — это Алия Хамидуллина, сотрудница редакции «Азия-Плюс».

— В социальных сетях я прослыла ярой феминисткой, хотя в моих взглядах нет ничего радикального. Я часто общалась с девушками-феминистками, нашла их взгляды схожими с моими и не вижу опасность в феминизме. Я солидарна с этими женщинами и восхищаюсь их решимостью. В нашем обществе о феминизме и гендерном равенстве говорить очень сложно, а они не просто нахватались современных терминов, но действительно понимают, что это очень важно, — объясняет Алия.

В своих текстах Алия рассказывает об элементарных принципах гендерного равенства, но даже этого хватает, чтобы вызывать такие же гневные комментарии. Например, в одном из последних текстов Алия рассказывает о том, нужен ли феминизм Таджикистану: эксперты объясняют, что идеи гендерного равенства не противоречат исламу, что отстаивание прав женщин способствует развитию всего общества, но аудитория всё равно недовольна.

— Все феминистки и солидарные с ними люди получают оскорбления от общества, но не останавливаются. Нас часто обвиняют в том, что мы работаем по заказу, на гранты, но я не получаю за эти темы никаких грантов, мне просто нравится об этом писать. Правда, в последнее время задумываюсь о том, что пора сделать паузу, уже пошли реальные оскорбления, меня это обижает, у меня не такая толстая кожа, чтобы это легко переносить, — признаётся Алия.

Что касается коллег, то, по словам Алии, нападок от них за эти темы она не видела. Более того, например, сотрудники SMM-службы медиагруппы «Азия-Плюс» быстро удаляют все оскорбительные комментарии, а там, где это возможно, вступают в полемику с пользователями, пытаясь «разжевать» идеи, о которых в своих материалах говорит Алия.

— Конечно, есть поддержка со стороны коллег и экспертов, которые помогают мне готовить материалы, иногда в личку пишут незнакомые люди, говорят, что согласны с моей позицией, — рассказывает журналистка.

Кроме того, она считает, что продвинутой таджикской молодёжи идеи гендерного равенства и феминизма вообще объяснять не нужно, они сами прекрасно в них разбираются и принимают.

Как и Алия, Ниссо также чувствует поддержку со стороны экспертного сообщества и других активисток.

— Меня восхищают и вдохновляют многие гендерные активистки — например, Зулайхо Усмонова, женщина, которая сделала очень многое, чтобы лично я узнала о феминизме и гендерном равенстве, я постоянно с ней на связи и получаю мощную поддержку. Она феминистка с большой буквы, настолько грамотная, адекватная. Ещё у нас есть Малика Джуракулова — она никогда не пройдёт мимо, всегда старается помочь женщинам, оказавшимся в трудном положении, поддерживает остальных активисток. И таких имён у нас немало, все эти женщины работают со страшными кейсами, не останавливаются ни перед чем, и они меня очень вдохновляют, — говорит Ниссо.

«Не надо бояться говорить о феминизме»

Зулайхо Усмонова, о которой говорит Ниссо, — главный научный сотрудник отдела онтологии, гносеологии и логики Института философии, политологии и права таджикской академии наук. Она действительно считается самым главным экспертом по гендерным вопросам в материалах таджикских журналистов, сама пишет научные статьи, посвящённые этой теме, и выступает на публичных мероприятиях.

— Продвигать идеи гендерного равенства в академической среде мне совсем несложно, руководство и коллеги института поддерживают меня, потому что понимают: это важно. Кроме того, идеи гендерного равенства перекликаются с политикой президента Эмомали Рахмона, он постоянно говорит о необходимости повышения статуса женщины в нашем обществе, — рассказывает Зулайхо.

Она называет только двух журналисток, которые пишут на гендерные темы в местных СМИ, — это Ниссо и Алия. Есть несколько популярных экспертов и блогеров, которые также высказываются в своих соцсетях, но из-за некомпетентности искажают суть гендерного равенства и феминизма и делают только хуже.

— Я приветствую любой контент, который посвящён правам женщин, если он грамотно подготовлен, но я фактически ничего не вижу. Пишут Ниссо и Алия, остальные боятся, феминизм в Таджикистане непопулярен. Хотя я не понимаю — чего бояться? Эта тема даже не идёт вразрез с официальной позицией властей. Кстати, очень часто журналисток, которые говорят о гендере, обвиняют в проплаченности. Так вот: если бы за эти темы действительно платили, то гендерных журналистов было бы больше, — объясняет Зулайхо.

По её словам, большое количество противников феминизма в Таджикистане связано с неверным представлением о женском движении, его основах, идеях и сути, а также с довольно сильными патриархатными установками мужского населения и части женщин. Тем, кто хочет поменять это мнение, Зулайхо рекомендует повышать уровень своих знаний, читать специализированную литературу и ничего не бояться.

— Многим кажется, что темы гендерного равенства, феминизма лёгкие, и в них может разобраться каждый. Это не так. В обществе, которое не хочет принимать идеи гендерного равенства, активисткам нужно чётко аргументировать свою позицию. К сожалению, пока таких специалисток у нас явно не хватает. Есть неравнодушные женщины, но им нужно помочь получить соответствующие знания по этой теме, — говорит Зулайхо.

С тем, что знания необходимы, согласна и Алия. Она говорит, что темы гендерного равенства гораздо глубже, чем кажутся на первый взгляд, и работать над такими материалами непросто. В свою очередь, Ниссо считает, что про гендерное равенство обязательно нужно говорить на таджикском языке, потому что в русскоязычном сегменте интернета найти информацию на эту тему можно, в таджикоязычном — к сожалению, нет.

Лилия Гайсина
Лилия Гайсина
Медиакритик, медиаэксперт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Последние публикации