Как впечатления выдали за факт. Мини-интервью с Татьяной Магерой

0
67

Татьяна Магера, ментор проекта Internews «Консалтинг 20 СМИ», поделилась с «Три Точки» интересной историей о медиаграмотности из жизни: почему нужно всегда проверять слухи и новости, что поможет сохранить качество медиа и как стать медиаграмотным. Рассказываем в нашей традиционной совместной рубрике.

— Поделитесь, пожалуйста, интересными кейсами, связанными с медиаграмотностью.

Я поделюсь своим опытом, который может быть использован для медиаграмотности. Однажды с подругой мы путешествовали в Тбилиси. Мы летели из аэропорта Домодедово. Сели в самолет, пристегнулись. И вдруг я смотрю в окно и вижу, как из-под крыла вырывается столб пламени. Я начала паниковать говорить: «Ой, что-то там случилось, непонятно что!»

И в этот же момент капитан воздушного судна объявляет, что у нас будет замена самолёта. И тут я понимаю, что что-то пошло не так, и начинаю звонить коллегам из медиа. Я обзвонила три больших медиа: два государственных агентства, одну большую радиостанцию, которым всё рассказала. Они попросили меня снять самолёт. То, что я могла снять, я зафиксировала, отправила им.

Нас выгрузили из самолёта, я продолжала комментировать, говорить, что я видела, и что нас сейчас выгрузили, и мы ждём замену самолёта. Все извинились, мы прошли. Через буквально полчаса мы снова сели в самолёт и полетели. Когда мы прилетели, меня встречали грузинские камеры, потому что мои коллеги из одного из агентств уже своим сообщили. И когда мы выходили, я то же самое рассказала. И информационные агентства же у нас оперативно публикуют новости, новости появились буквально в течение двадцати минут на сайте. Начали раскручиваться, попали в топ Яндекс.Новости, которые разбирали другие СМИ.

Но самое главное — что произошло дальше. Мои коллеги-журналисты не взяли комментарии у самой авиакомпании, не взяли комментарии у аэропорта — что же всё-таки случилось? А выдали единственное моё мнение как очевидца. И никого не опросили. Авиакомпания потом дала опровержение, написала собственный пресс-релиз и даже говорила представителям медиа, что она подаст на них в суд, потому что не была проверена информация и не был сделан запрос для них.

Вот, собственно, очень интересная история, как мнение одного человека, которому, возможно, что-то показалось, или это было не так страшно, выдали за важное мнение и самую главную истину. Пострадала репутация и моя, потому что я же увидела, что там что-то случилось, и репутация авиакомпании, которая извинилась, рассказала, что произошло. Оказывается, там сбой был в программном обеспечении и техническом оснащении самолёта. И не то, что я увидела какой-то столб пламени из-под крыла. Я считаю поэтому, что этот кейс непосредственно связан с медиаграмотностью, и в первую очередь — с медиаграмотностью моей как пользователя, как читателя.

Потому что я выдала вот эту большую свою эмоцию, потрясение как самое важное событие, которое произошло.

С точки зрения медиаграмотности наших СМИ это тоже очень важно, когда нужно проверять информацию несколько раз, у нескольких источников. Это, конечно же, азы потребления информации и выпуска её на широкую аудиторию — проверить и несколько раз спросить у нескольких источников, действительно ли это так, и как вы это можете прокомментировать.

— Что для вас медиаграмотность, и для чего она нужна?

Медиаграмотность, я считаю, очень важное сейчас явление, очень много появилось информации, все считают себя либо блогерами, либо СМИ и распространяют эту информацию не только на собственных сайтах и в собственных изданиях, но используют социальные сети. Пользователи же, читатели это всё потребляют и ещё как снежный ком начинают постить, репостить. И порой непроверенная информация, фейковые какие-то истории набирают такие обороты, что потом очень сложно удалить или каким-то образом прокомментировать и опровергнуть эту информацию. Проверять, когда ты публикуешь, и проверять, что ты репостишь, потому что от этого тоже очень многое зависит.

И процесс обучения, образования в медиаграмотности очень важен, когда все стороны говорят на одном языке и понимают эти явления одинаково. Когда и журналистов, и медийщиков учат, и потребителя тоже просвещают и образовывают. Потому что если у нас не будет грамотных потребителей и грамотной аудитории, мне кажется, дальше медиа не будет развиваться. Нужно учитывать возможности, потребности аудитории, и учитывать, как она эту информацию потребляет, и как она её дальше передаёт. Потому что в процессе медиаграмотности тоже очень важна передача информации: как, от кого она идёт, проследить, где же происходит этот разрыв, почему происходит непонимание, откуда берётся недостоверная информация.

— Какие советы по медиаграмотности вы бы дали читателям?

Читать несколько источников информации. Например, читать официальные СМИ, газету или сайт, смотреть видео какое-то, смотреть, что публикуется в соцсетях. Для меня индикатором оперативной, быстрой информации является Twitter. Когда большое событие происходит, и ты не видишь информации нигде, я иду в Twitter и смотрю, что говорят в там, потому что оказывается, там не только оперативно, но и какие-то подтверждения быстрее происходят. Смотреть авторитетные источники. Я, например, в Telegram смотрю главного редактора «Эха Москвы», потому что он комментирует и даёт несколько позиций. Ты можешь выбирать. Смотреть разные источники, разные СМИ, разные платформы смотреть, потому что сейчас очень быстро проверяется информация. И спрашивать у самого себя — правда ли это? Насколько мне это важно?

«Три точки» — информационная кампания по медиаграмотности. Её задача — повысить иммунитет нашей аудитории к манипуляциям и пропаганде, и чтобы людей с критическим мышлением стало больше.

Кампания создана и поддерживается в рамках проекта «Содействие стабильности и миру в Центральной Азии», реализуемого при финансовой поддержке Европейского Союза. Содержание публикаций на этой странице является предметом ответственности Internews и не отражает точку зрения Европейского Союза.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь