Abai TV: поиски истины на культурном канале

0
40

Жанр телебеседы — нередкий и давний гость на казахстанских телепросторах, но он крайне редко удаётся его создателям. На этот раз он реинкарнирован на Abai TV. В специфике новой передачи разбирался медиакритик «Нового репортёра» Газинур Гиздатов.

Интеллигентная беседа на двоих

«В поисках истины» — передача, предложенная в этом году главным культурным каналом страны. На сегодняшний день отснято более 20 выпусков.

Формально цикл напоминает знакомый жанр телеинтервью с экспертом, но в этом случае всё дополняется тем, что ведущий Асылбек Бисенбаев пришёл в журналистику, будучи по образованию историком. В программе с весьма избитым названием учёный с серьёзным профессиональным и жизненным багажом сам предлагает гостям одну тему, на которую в течение 30 минут с ними и разговаривает.

Предположим, что передача интересна многим, кто хотел бы что-то узнать или понять о переломных моментах истории страны. Редакторы цикла пытаются придерживаться хронологического принципа. Темы броские; несмотря на это, хаотизм цикла несколько смущает. После передачи о положении женщины в казахской степи авторы могут обратиться к состоянию исторической науки, а потом — к Казахстану в годы Великой Отечественной войны и вновь — к истории Золотой Орды.

Программа в том варианте, который сейчас складывается, сама по себе могла бы претендовать на статус неформального исторического общества. Все предлагаемые для обсуждения темы — в зоне неизбывного обывательского и профессионального интереса. Телеведущий-историк умеет ставить глобальные и частные вопросы, но столь же он стремится если и не найти истину, то дойти до более глубокого осмысления заявленной проблемы.

Истина не рождается

Нередко Асылбек Бисенбаев, с 90-х годов полностью ушедший в продюсерскую и журналистскую сферу, точнее понимает предложенную для разговора тему, чем некоторые его визави-эксперты. Но это уже явно проблема состояния самой казахстанской науки и всё же сомнительного редакционного отбора создателей «Истины». Слова-паразиты в речах отдельных приглашённых учёных и простота их научных выкладок отражает только их отдельно взятый уровень. Не всегда передачи выглядят как реальный поиск истины, это чаще милая беседа двух знающих людей. Реже всего случаются дискуссии, как это заявлено в анонсе ко всему циклу.

Конечно, негоже анализировать экспертов: некоторые из них впервые оказываются под софитами. В отдельных случаях телеразговор кажется безумно скучным, и 30 минут растягиваются в нечто аморфное.

Но это уже, собственно, изъяны журналистской работы: значит, ведущий так выстроил разговор; значит, он не «вытащил» из своего гостя эксклюзивное, что было бы интересно зрителям и специалистам. Кстати, происходит это тогда, когда эксперт не может во время рассуждений сослаться на собственный если не опыт, то хотя бы часть исследования, выводы, которые им лично были обнаружены. В других случаях мы становимся очевидцами либо повествования о спорных работах западных историков, либо с поверхностным пересказом известных исследований.

Из-за чего смотрят научные передачи? Из-за редкой для казахстанского публичного пространства ситуации, когда в споре рождается истина. А она заранее заготовлена у ведущего и гостей «В поисках истины». Телеведущий знает ответы на свои же вопросы, он явно снисходительно терпит некоторые высказывания своих гостей. Они же порой не столько оперируют историческими фактами, сколько ими жонглируют. Перлы наподобие такого (в разговоре о том, как советская власть относилась к женщине): «Начали обработку, промывку мозгов с женщины», — могут войти в коллекцию стилистического анализа.

Редко случается в «Истине» разговор о борьбе идеи, установок, и гости тонут в деталях. Была ситуация, когда ведущий деликатно попытался обозначить перспективное научное направление: хорошо бы обратиться к изучению истории повседневности, — но собеседник его просто не понял.

Телецикл пока больше тяготеет к переброске энциклопедическими знаниями; любопытно, что наши историки по большей части не способны работать с данными социологии, исторической антропологии и культурологии в подтверждение своих ключевых тезисов.

Прорывы истины

Прорывы тоже случаются. В выпуске «Историческая наука в Казахстане» оба собеседника задались сакраментальным вопросом: почему все стали интересоваться историей. Ответили, но скромно промолчали, что это мировая тенденция, свойственная многим обществам, уходящим в право-популистскую риторику.

Маститый учёный Ханкельды Абжанов в одной программе дал за 20 минут развёрнутое описание всех этапов возникновения и становления истории в Казахстане. Наверное, только настоящий профи способен так точно и коротко обозначить главное. Но надо обратить внимание, что в очередной раз имя выдающегося историка, исследователя номадического общества Нурболата Масанова не было даже упомянуто. И о том беспределе, который творился в исторической науке в 90-е годы, и о том, какие «варианты» истории в виде книг выходили, оба собеседника тоже не упомянули. Несколько ироничное обозначение последнего в другой передаче дал и сам Бисенбаев: «Исследователи и поклонники истории».

В другой программе, посвящённой данным китайских историков о казахах, на портале обозначенной просто по имени собеседницы «Клара Хафизова», наконец-то гость обратился к своим исследованиям, научным выкладкам. Это придало выпуску не просто личностную атмосферу, но и сама цепочка размышлений яркого историка-востоковеда получила некую материальность.

То же произошло и во время беседы с популяризатором науки Арманом Бекмұханбетұлы, который рассказывал о раскопках Золотого человека, в том числе и об участии в этом открытии его (Бекмұханбетұлы) отца — археолога. Живые нотки заинтересованного собеседника, другой — современный — язык и, как следствие, — передача уже рождала чувство сопричастности и открытия нового, даже при некоторой спорности утверждений гостя. С этим гостем и сам телеведущий уже говорил в реальной манере научного подхода.

Асылбек Бисенбаев обещает со всеми гостями повторно встретиться, с кем-то он это уже сделал. По отношению к некоторым его собеседникам пусть это пока останется формой вежливости. «Интересно поговорили» — увы, к этому сводится суть многих выпусков «В поисках истины». Нет радостного открытия ни для обывателя-телезрителя, ни для специалиста. Телеэкран обнажил нехотя проблемы самой исторической науки и её журналистской подачи. Ведущий, возможно, заслуженно имеет свою телепаству. Но вот его гости, наши казахстанские учёные и преподаватели вузов, пока не способны говорить научпопом: они либо уходят в терминологию, либо скатываются в «научный примитив». Поиск истины продолжается.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь