В Таджикистане не хватает медиатренеров со знанием таджикского языка

0
70

Несмотря на то, что за последние годы на медиарынке Таджикистана среди местных таджикоязычных тренеров появились настоящие звезды, индустрия всё ещё остро нуждается в новых специалистах. Проводить специфические тренинги, например, по SEO(оптимизации под поисковые системы) или дата-журналистике, приходится зарубежным менторам, и часть программы проходит на русском языке.

О том, как это влияет на таджикоязычную аудиторию, и где искать национальных тренеров «Новый репортер» поговорил с Махпорой Киромовой, проектным специалистом Internews в Таджикистане, которая три последних года координировала тренинги для медиа.

Тридцать лет тому назад таджикский язык стал государственным языком Таджикистана, а русский получил статус языка межнационального общения. С тех пор делопроизводство в государственных и частных учреждениях постепенно перешло на таджикский язык, большинство школ и вузов также стали работать на таджикском языке. По статистике для 65 % населения страны – таджикский язык сегодня считается первым и главным. Однако, несмотря на эти данные, русский язык продолжает играть важную роль, причем, он широко используется не только для связей с постсоветскими странами, но и внутри самого Таджикистана. Многим местным специалистам, которые владеют государственным языком, до сих пор проще применять русский язык в своей повседневной работе.

«Наша научная среда до сих пор русскоязычная. Большинство научных источников особенно в точных науках, на русском языке. Ученые считают, что на русском языке им все гораздо понятнее. Но полагаясь на русский язык, мы невольно в некоторых случаях становимся преградой использования таджикской терминологии. Ученые заявляют, что не нашли таджикского аналога и поэтому изъясняться им на русском языке гораздо удобнее», — говорил Кутбиддин Мухтори, преподаватель Национального университета Таджикистана в интервью «Радио Озоди» несколько лет назад.

С тех пор ситуация почти не изменилась, по разным данным около 68 % населения в Таджикистане на том или ином уровне владеют русским языком. Однако, в стране всё же есть аудитория, которая способна получать любую информацию только на государственном языке.

Махпора Киромова

— Как показывает мой опыт, около 70 процентов участников тренингов и вебинаров в сфере медиа предпочитает получать всю информацию на таджикском языке. Это молодые люди или жители из регионов Таджикистана. К сожалению, предоставить им все тренинги полностью на таджикском языке, мы пока не можем. На это существует несколько причин, но прежде всего, это нехватка экспертов готовых работать на государственном языке, — говорит Махпора Киромова, проектный специалист Internews в Таджикистане.

Как готовить местных специалистов?

За пять последних лет, во время реализации центральноазиатской программы MediaCAMP, Internews вместе с партнерами провел в Таджикистане 19 тренингов и восемь вебинаров для медиа. Это были образовательные программы на самые разные темы, но только 30 процентов из них полностью прошли на таджикском языке. Большая часть тренингов и вебинаров состоялась в смешанном виде — на таджикском и русском языке, меньшая — полностью на русском.

— В принципе, пока я довольна тем количеством тренингов, которые прошли полностью на таджикском языке. Конечно, это количество нужно увеличивать, к чему мы и стремимся, но делать это придется постепенно, — объясняет Махпора.

Она вспоминает, что пять лет назад вопрос тренингов на таджикском языке стоял еще острее, потому что таджикоязычных медиатренеров практически не было, а участники хотели получать знания именно на родном языке. При этом было много высококвалифицированных русскоязычных и англоязычных тренеров, чей опыт хотелось передать местному медиарынку.

— internews пробовал разные методы — сначала мы привлекали зарубежных экспертов и обеспечивали синхронный перевод на таджикский язык, потом поняли, что часть информации во время перевода теряется. Уже в период пандемии к тренингам стали частично привлекаться местные эксперты. Но опыт показал, что не у всех местных специалистов есть нужные тренерские навыки и работать со взрослой аудиторией им было тяжело. Это заставило нас искать новые решения, и одним из таких решений была организация тренинга для тренеров, — объясняет она.

Участниками тренинга стали представители местных медиа, у которых есть богатая экспертиза в разных направлениях. Это были медиаменеджеры, журналисты-расследователи, видеографы, пишущие журналисты, радийщики, фактчекеры и преподаватели вузов. Каждый из них был силён в своем направлении, но не обладал всеми навыками, нужными для медиатренера.

— В итоге после тренинга все 16 участников разработали и провели 25 отдельных сессий и полноценных тренингов на самые разные темы. Например, про то, как легко и интересно писать материалы на экологические темы, как правильно освещать гендерные вопросы, как работать с коммерческими текстами, как находить экономические темы. Были разработаны тренинги о секретах успешного видеосторителлинга, о грамотном продвижении медиапродуктов, о SEO для национальных медиа, о журналистских расследованиях. Больше половины этих тренингов прошли именно на таджикском языке, в крайнем случае на двух языках, —   говорит Махпора.

Таджикистан может использовать персоязычных тренеров

Впрочем, несмотря на существенное пополнение рядов медиатренеров, таджикоязычных специалистов по специфическим темам до сих пор не хватает.

— Например, у нас есть таджикоязычные тренеры по дата-журналистике, но мы все еще в качестве главных тренеров нанимаем зарубежных специалистов. Причина заключается исключительно в том, что само направление пока недостаточно развито в Таджикистане, из-за чего местного опыта не хватает для полноценных авторских школ. Нам все еще нужен опыт более развитых стран в этом направлении. Такая же история с SEO для медиа. Плюс, здесь еще актуальна проблема отсутствия подходящих терминов и понятий на таджикском языке. Нехватка терминов не позволяет проводить занятия полностью на таджикском. К примеру, нет таджикских аналогов таких слов, как «метаданные», «трафик», «индексация», «поисковый робот», «перелинковка» и т.д., — объясняет Махпора.

По её словам, кроме поддержки местных таджикоязычных тренеров, есть еще один способ удовлетворить запросы таджикоязычной аудитории: привлекать персоязычных специалистов. Этот способ может помочь решить проблему использования таджикского языка во время тренингов на специфические темы. Например, в персидской службе ВВС есть очень много специалистов с богатым опытом в самых разных направлениях.

— Конечно, не исключаю, что, воспользовавшись этой возможностью, мы можем открыть для себя дополнительный спектр сложностей, над решением которых надо будет думать. Тем более иранский диалект и таджикский диалект персидского языка —  это не одно и то же. Но в любом случае это не чужой для нас язык, — поясняет Махпора.

Впрочем, несмотря на сложности, на таджикском медиарынке среди таджикоязычных тренеров за последние годы появились настоящие звёзды, которые успешно проводят тренинги в разных регионах страны. Махпора называет трёх таджикоязычных тренеров, которые одинаково хорошо могут работать на двух языках — таджикском и русском.

— Я бы смело назвала хорошими таджикоязычными тренерами с богатой экспертизой журналиста-расследователя Ёкуба Халимова, медиаспециалистов и фактчекеров Рустама Гулова и Джамшеда Марупова. Они ведут тренинги на таджикском языке по всем международным канонам, используя современные инструменты и механику —  теория/практика. Мы очень надеемся, что в ближайшие годы таких специалистов в Таджикистане будет гораздо больше.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь