Законопроект о массмедиа: назад в прошлое?

0
351

В Мажилисе Парламента РК продолжаются обсуждения законопроекта о массмедиа. Ольга Диденко, региональный советник Internews по вопросам законодательства, подготовила обзор новых поправок специально для «Нового репортёра».

Поправки, которые предлагаются как «новые», на самом деле уже были в законодательстве о СМИ Казахстана в разное время, поэтому весь процесс обсуждения таких поправок не является движением вперед, а, скорее всего, его можно назвать движением назад, в прошлое…  Посмотрите сами.

Срок ответа на запросы журналистов — пять или три дня?

Депутаты мажилиса (огромное им спасибо за это!) предложили сократить срок предоставления ответа на запрос на журналистов до трёх дней. Сейчас этот срок составляется семь дней, однако МКИ РК как орган-разработчик законопроекта тоже предлагает сократить этот срок — но до пяти дней.

Сложно не согласиться с тем, что чем быстрее получит ответ на свой запрос журналист, тем оперативнее будет опубликована информация в СМИ, меньше возможностей останется для домыслов, слухов, фейков и дезинформации, а затем для паники и недоверию решениям и действиям государственных органов. Это очень понятно сейчас, в эпоху распространения Интернета, цифровых технологий и искусственного интеллекта. Однако и в далеком 2001 году принятые поправки в действующий тогда Закон РК «О СМИ» тоже установили срок ответа на запросы журналистов — «не позднее трёх дней».

Поэтому, однозначно, возврат к действующему ранее и предлагаемому депутатами сроку предоставления ответа на запросы журналистов — «не позднее трех днёй»  — отличное и давно ожидаемое медиасообществом решение. Тем более, современные цифровые решения обработки запросов и обращений, которые используются в Казахстане, позволяют ещё быстрее отвечать на запросы журналистов и предоставлять обществу оперативную и достоверную информацию.

Ограничение срока исковой давности по делам о диффамации — три или один год?

Большие споры вызывает ограничение срока исковой давности по делам о диффамации. Без преувеличения можно сказать, что иски о защите чести, достоинства и деловой репутации к журналистам и редакциям СМИ составляют 90% от числа всех претензий, исков и жалоб к прессе.  Природа этой категории исков такова, что доказывать достоверность опубликованных сведений должна редакция и (или) автор публикации. Для этого журналист и (или) редакция должны представить в суд документы, доказательства, аудио и видеозаписи, свидетельства источников информации, ссылки и многое-многое другое.  По мере того, как увеличивается время с момента публикаций, проблемы с доказательствами могут быть непреодолимыми: потеря, уничтожение документов, смерть людей ( источников информации, авторов и т.д.). Поэтому редакции и авторы публикаций оказываются в очень уязвимом положении — они не могут доказать достоверность распространённых сведений, что может повлечь неблагоприятное решение и дальнейшие негативные действия в отношении СМИ, вплоть до банкротства, ликвидации и т.д.

Поэтому, и это абсолютно логично, международные стандарты и практика демократических стран мира ограничивают пределы исковой давности по делам о диффамации именно к СМИ. И это прекрасно сочетает и права граждан на защиту своих личных неимущественных прав и предоставляет правовые гарантии СМИ.

МКИ РК как орган-разработчик предлагает установить три года в качестве срока исковой давности по делам о диффамации, но Верховный суд РК (огромная благодарность за такую позицию!) предлагает ограничиться одним годом в качестве срока исковой давности по делам о диффамации.  Это, безусловно, будет поддержано всем медиасообществом как позитивный шаг и как одна из правовых гарантий для редакций СМИ. И, опять же, срок исковой давности в один год уже был у нас установлен ранее, в специальном нормативном постановлении Верховного Суда РК,  и помогал СМИ и авторам публикаций отстаивать в судах достоверность публикаций и защищать себя.

Ответственность за нарушения прав журналистов — уголовная или административная?

Много споров вызывает необходимость пересмотра положений об ответственности за нарушения профессиональных прав журналистов. Сейчас такая ответственность предусмотрена только в Уголовном кодексе РК и с этим есть большие проблемы, не всегда заявление о воспрепятствовании журналистской деятельности рассматриваются и доходят до судебного разбирательства и вынесения приговора.  Медиасообщество предлагает вернуть административную ответственность за нарушения профессиональных прав журналистов, и такая ответственность могла бы применяться в случаях, не связанных с наличием вреда здоровью и жизни, с насилием, угрозами, серьезными повреждениями редакционного имущества, техники.

И такая ответственность уже существовала в нашем законодательстве и не так давно, а именно в Кодексе РК об административной ответственности в редакции 2001 года, который действовал до 2015 года. С 2015 года действует только уголовная ответственность за воспрепятствование законной журналистской деятельности и поэтому адвокаты, редакции СМИ и сами журналисты сталкиваются с огромными сложностями. В наших правовых реалиях бывает чрезвычайно сложно возбудить уголовное дело, правильно квалифицировать действия виновных лиц, установить их и довести досудебное расследование до передачи в суд бывает иногда чрезвычайно сложно.

Поэтому наличие двух видов ответственности, и административной и уголовной, за нарушение профессиональных прав журналистов и воспрепятствование их деятельности — это самое оптимальное решение. Это и шаг вперед на пути к выполнению международных обязательств страны по обеспечению безопасности журналистов и прекращению безнаказанности за такие правонарушения.

Как понимать этот процесс и будет ли движение вперёд, в будущее?

Как понимать и воспринимать тот факт, что предлагаемые поправки в законопроект о масс-медиа не являются новыми, а по сути, являются хорошо забытыми, старыми, правовыми нормами, которые уже были включены в наши законы и действовали ранее?

И самый главный вопрос, который возникает сейчас: помимо движения назад, в прошлое, будет ли движение вперёд, в будущее, когда мы говорим о реформировании медиазаконодательства в Казахстане? Это важный вопрос, особенно сейчас, когда Казахстан находится в транзитном периоде и проводят реформы во всех значимых сферах — экономике, политическом устройстве, правовой системе.

Логика уже давно  назревших изменений в медиазаконодательстве очень проста. В демократических странах уже действует пятое по счету поколение законов о медиа, которые обусловлены развитием цифровых технологий и платформ, широким и быстрым распространением контента,  стремительно меняющимся медиапотреблением и угрозами, которые возникают в отношении журналистов, медиа и всех, кто реализуют свое право на свободу слова, выражения мнения и доступа к общественно-значимой информации. Поэтому ключевые положения в новом поколении законов о медиа — это обеспечение безопасности журналистов и редакций (как физической, так и кибербезопасности), усиление редакционной независимости, противодействие SLAPP (Strategic Litigation Against Public Participation, Подача множества однотипных исков против одного журналиста или активиста, с целью его/её деморализации), продвижение медиаэтики и медиаграмотности, а также противодействие дезинформации и пропаганде.

Однако благодаря действующим законам в отношении СМИ и другим факторам Казахстан стабильно, уже 20 лет, относится к категории стран с несвободными СМИ (или по новой методологии the World Press Freedom Index– к странам с трудной ситуации в медиасфере). Поэтому возникает вопрос — не хотело бы правительство изменить эту ситуацию и разработать действительно качественно новый и эффективный закон, который способствовал бы развитию медиабизнеса, усилению статуса журналистов и улучшению имиджа страны

Это бы определенно помогло улучшить имидж Казахстана на международной арене, ведь Press Freedom Index или правовые гарантии для свободы выражения мнений, свободы слова, реализации других политических и гражданских прав человека являются компонентами таких индексов, как:

  1. Index Public Integrity, который показывает готовность и возможности страны бороться с коррупцией;
  2. The Rule of Law Index, который демонстрирует уровень развития верховенства права, открытость правительства и эффективности правовых реформ;
  3. The World Freedom Index, который показывает состояние гражданских и политических свобод в стране, а также уровень регулирования Интернета;
  4. Anti Money Laundering Index, который показывает готовность страны эффективно противодействовать отмыванию денег:  
  5. Social Institution and Gender Index, который показывает уровень гендерного равенства в стране, и многих, многих других.

Пока Казахстан остаётся в категории стран, где свобода слова подавляется, что показывают все глобальные  рейтинги. И принятие законопроекта о массмедиа в той редакции, в которой сейчас он обсуждается в Мажилисе Парламента РК, не повлияет позитивно на эту ситуацию. Для изменения ситуации, нужны существенные реформы в медиазаконодательстве и политическая воля для их реализации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь