Социальные сети расставлены

0
27

Автор: Михаил Пак. Алматы, Казахстан.  Совсем недавно, заполняя какую-то третьестепенную анкету в банке, я немного, что называется, «завис» над вопросами, ответы на которые, по моему мнению, финансовым структурам знать не обязательно.

Я не могу сказать, что они были очень уж личными, нет. Скорее, немного вторгались в мою приватную зону. Вызывали чувство легкого социального дискомфорта. Похожее раздражение вызывает человек, подсмотревший фразу в вашем ноутбуке и комментирующий ее. Ничего значительного, но немного неприятно.


Отказав банку в предоставлении личных сведений, уже дома, копаясь в настройках своего аккаунта Facebook, я расстроился окончательно. Всю ту же информацию любой мало-мальски въедливый сотрудник банка мог найти в социальных сетях меньше, чем за 10 минут.

Если напрячься и заняться слепком моей поблекшей индивидуальности из информации, на поиски которой убить день, то можно достаточно внимательно изучить мой психотип и даже сделать выводы о наличии нескольких фобий. Главной из которых постепенно становится страх перед информационным сообществом.

Помнится, в юности у нас с одним хорошим товарищем была занятная игра: мы знакомились с девушками, брали номер телефона, а спустя пару дней шокировали их колоссальным количеством информации, которую находили о них в открытых источниках. Пробивали по телефонной базе адрес. Выясняли имена родителей. Вынюхивали, где и на кого учится. Искали детали, общих знакомых и незначительные, но очень личные факты биографии. При известной сноровке – получалась цельная картина, которой девушки удивлялись и умилялись одновременно.

Но вряд ли мы бы выглядели очень уж оригинальными в современном мире. Не нужно никакой специальной подготовки, чтобы докопаться до личной информации – эту аксиому придумал не я, и даже больше: она совсем не оригинальна.

Коллеги, скажем, из издательского дома «Коммерсант» уже давно используют социальные сети и блоги, как один большой и серьезный источник информации, заслуживающий отдельного внимания. На основе записей в ЖЖ (см. «И вам приятного зигхайля…» ) делаются целые журналистские расследования. На основе армейских фотографий, выложенных в альбомах «Одноклассников» — выясняется расположение засекреченных воинских частей. А из форумов по крупицам можно выудить все, что угодно – от наличия базовых ценностей до отсутствия детей.

Нет, я отдаю себе отчет в том, что говорю банальности, о которых хоть раз в жизни задумывался каждый. Но проблема в том, что во всех без исключения постсоветских государствах понятие приватной зоны очень тесно пересекается с личной информационной безопасностью.

И я говорю не только об «оруэлловском» Большом брате.

В обществе, которое еще не привыкло вести цивилизованные дискуссии – на какие бы то ни было темы — любая публичная фигура, которая имеет наглость высказывать собственные мысли, автоматически становится объектом пристального внимания радикально настроенных поборников чистоты (языка, нации или государства).

И поэтому, чем старше я становлюсь, тем меньше у меня желания выкладывать в сеть какую-то личную информацию. И пусть временами я начинаю напоминать себе отъявленного брюзгу, я искренне не понимаю, почему во все большем количестве документов у меня просят указать мой ник «Вконтакте», адрес электронной почты и даже ссылку на фотоальбом.

А раздеться для вас не надо?

[ratings]

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь