Как изменилась свобода слова в Центральной Азии за 20 лет

0
529
Иллюстративное фото, Canva

Более двадцати лет «Репортёры без границ» составляют Всемирный индекс свободы прессы, результаты которого публикуются в начале мая — ко Всемирному дню свободы печати. Чтобы понять, как менялась свобода слова в Центральной Азии, «Новый репортёр» собрал данные по нашим странам и попросил экспертов прокомментировать наиболее значимые изменения.

Заметим, что сравнивали мы именно оценки стран, а не их положение в рейтинге. Ведь иногда положение в рейтинге может улучаться, даже если ситуация в стране не изменилась или даже стала хуже, за счёт динамики в других странах.

2002-2012 годы

В первый рейтинг, в 2002 году, вошло 139 стран, а в 2012 – уже 179.  В эти годы Индекс свободы слова формировался на основе интервью с партнёрскими организациями и корреспондентами: 130 по всему миру, включая журналистов, исследователей, юристов и активистов. Чем выше бал, тем хуже ситуация со свободой слова. Критерии оценки включают все виды нарушений, непосредственно затрагивающих журналистов (убийства, лишение свободы, физические нападения и угрозы) и средства массовой информации (цензура, конфискация материалов, обыски и преследования).

— Любое ухудшение рейтингов по свободе прессы связано не с методологией рейтинга или необъективностью оценивания, а с политическими процессами, продвижением интересов определенных групп, транзитом власти, перераспределением экономических ресурсов, сокрытием преступлений и т.д., — объясняет Ольга Диденко, медиаюрист Internews.

Первое, что бросается в глаза — до 2008 Кыргызстан и Таджикистан были в лидерах региона. Они попеременно делили первое и второе место, затем оба показали «падение», после которого Кыргызстан вернулся к первоначальным позициям, а Таджикистан уже нет.

— Внешняя политика Таджикистана [в 2000-х] была уравновешенной, и Таджикистан не копировал те тенденции, которые происходили в России или в Узбекистане, в Казахстане. Наоборот – страна вела свою самостоятельную политику. И поэтому более-менее свобода слова в Таджикистане была на высоком уровне. И этому, конечно, также способствовала политическая конкуренция, которая в то время существовала в лице оппозиционных партий, — объясняет Абдумалик Кадиров, председатель организации Медиа-Альянс Таджикистана.

Казахстан несколько отставал от Кыргызстана и Таджикистана, а в 2008 началось ухудшение ситуации со свободой слова.

— Всегда деятельность СМИ связана с политическими процессами. Пресса пишет обо всём этом, журналистов преследуют за их публикации с помощью как конкретных правовых действий (уголовные дела, обыски, аресты, задержания, угрозы), так и с помощью ужесточения законодательства и, одновременно, усилением «государственного регулирования» в этой сфере. В этот период было множество событий – внеочередные выборы президента в 2011 году, годом позже прошли тоже внеочередные парламентские выборы, были громкие разоблачения и коррупционные дела – «Хоргосское дело» году и дело судей Верховного суда в том же году, которые были обвинены в злоупотреблении должностными полномочиями и получении взяток, когда стал понятен размах коррупции в стране. Были и другие события, трагедия в Жанаозене. Активное освещение внутриполитических событий в прессе не нравилось власти, как я думаю, поэтому усилилось преследование прессы и ужесточение законодательства,  — рассказывает Ольга Диденко.

В этот период, по словам Диденко, у власти было ощущение, что пресса в Казахстане «взята под полный контроль», но…

— Началось интенсивное внедрение и распространение интернета, и СМИ, общество, журналисты увидели в этом определённое спасение и остатки независимой прессы и журналистики мигрировали в Сеть. Появились интересные медийные проекты, каналы, программы, блоги и интернет стал площадкой для дискуссий на политические темы. — заключает Диденко.

2013-2024 годы

За время существования индекса методологию адаптировали, а в 2013 поменяли и формулу расчёта оценки. Теперь более высокие оценки соответствуют более благополучному положению дел в отношении свободы печати, а низкие — более жесткому климату.

Что не изменилось за двадцать с лишним лет, так это ситуация в Туркменистане. Эта страна остаётся самой закрытой республикой региона, и одной из самых закрытых в мире. Туркменистан из года в год занимает последние строчки в рейтинге.

Мы видим, что вторую строчку среди центральноазиатских стран долгое время занимал Узбекистан. Но после смерти Ислама Каримова страна изменила свой курс.

— Узбекистан начал открываться миру, начались послабление и в экономике, и в политике, ну и журналистам стало намного свободнее дышать. Но, конечно, нужно иметь в виду, что Узбекистан – это такая же центральноазиатская страна, и такой резкий переход из тоталитарного Каримовского режима в свободную страну вряд ли получится, — считает Абдумалик Кадиров.

Знаковым, в период с 2013 по 2024 годы, также стало стремительное падение индекса свободы слова в Таджикистане. После пике 2016 года ситуация в стране продолжает постепенно ухудшаться.

— Давление на свободу слова нарастало пропорционально давлению на оппозиционные политической партии.  И вот с каждым годом эта ситуация продолжалась и даже ухудшалась. А после 2022 года власти приняли решение заглушить полностью любое инакомыслие, в особенности в средствах массовой информации. И поэтому было беспрецедентное давление на журналистов, блогеров, когда практически одновременно один за другим были отправлены за решетку шесть журналистов, шесть блогеров, которые наиболее освещали проблемы общества, — Абдумалик Кадиров.

К сожалению, в последние несколько лет мы видим усиление давления на СМИ во всех странах региона. Даже Кыргызстан начал сдавать позиции.

— По сравнению с другими государствами Центральной Азии, Кыргызстан, вплоть до последнего времени, оставался островком свободы. И средства массовой информации, и вообще инакомыслящие люди, чувствовали себя вольготно в этой стране. И, соответственно, рейтинг свободы слова республики был очень высоким [в сравнении с другими странами региона]. Но начиная с 2021 года ситуация начинает ухудшаться. И это происходит на фоне усиления, или попыток усиления, власти президента Джапарова. Когда новое руководство старается укрепить свою власть и идти по пути остальных центральноазиатских государств. Последние два года в Кыргызстане происходили именно те нападки на журналистов, аресты журналистов, сильнейшее давление на свободную журналистику, – говорит Абдумалик Кадиров.

В Казахстане в этот период были определенные надежды на смену политического курса после выборов 2019 года. Но, к сожалению, они не оправдались.

– Снижение с 2021 года связано с периодом пандемии и многочисленными фактами преследования журналистов и нарушения прав СМИ. Потом случился январь 2022 года, и ситуация сильно ухудшилась для прессы и журналистики. Вопросы безопасности журналистов стали актуальными, как никогда ранее. И с этого момента ухудшение ситуации со свободой слова в Казахстане пошло вниз стремительно. К сожалению, сейчас нет оснований думать, что ситуация может улучшиться. – Ольга Диденко.

Что нас ждёт дальше?

Если кратко, эксперты не видят предпосылок к тому, чтобы ситуация со свободой слова в регионе улучшалась.  

– Всё будет зависеть от того, в каком направлении будет идти не только политика в Центральной Азии, но и вообще мировая политика. Борьба за влияние в Центральной Азии возобновилось. Основные игроки – Китай, Евросоюз, Соединенные Штаты и другие региональные державы. От того, кто окажется сильнее в этой борьбе, будет зависеть ситуация со свободой слова. – Говорит Абдумалик Кадиров.

– Ситуация будет ухудшаться или стагнироваться с большинством политических прав, такими как свобода мирных собраний, объединение, свобода выражения мнений, свобода слова. Несколько факторов на это влияют. Во-первых, есть ощущение, что все политические реформы приостановлены, если не сказать, остановлены, в связи с войной в Украине и нежеланием раздражать северного соседа. Во-вторых, свобода прессы – не является приоритетом для внутренней политики, наоборот, взят курс на  жесткое и повсеместное регулирование, ужесточение наказания за всё, что не соответствует требованиям и законам, которые тоже далеки от международных стандартов в области прав человека. — прогнозирует Ольга Диденко.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь